Состав афганского парламента

30 декабря 2005
В.Г. Коргун

Моджахеды-парламентарии как политически и идеологически разрозненное большинство пока не представляют себе, каковы будут их политические позиции и пристрастия в парламенте. Так, Кази Назир Ахмад, бывший полевой командир Исламского общества Афганистана, один из соратников бывшего губернатора Герата Исмаил-хана, занявший второе место на выборах в Гератской провинции, так излагает свои задачи в парламенте: «Пока еще неясно, что за народ собрался в парламенте.

Но наиболее крупные фигуры — это бывшие моджахеды из всех провинций. Мы будем работать во имя обеспечения безопасности, в интересах народа и за создание исламского правительства. Если правительство будет противиться этому, то мы будем выступать против него. Мерилом единства для нас является джихад. Те из нас, кто участвовал в джихаде, придут к объединению».

Надо ожидать, что обсуждение социальных, культурных и религиозных вопросов в парламенте приведет к самым жарким и напряженным дискуссиям. К числу таких острых вопросов уже можно отнести свободу прессы и телевидения, а также роль женщин в обществе. Еще один депутат парламента от Герата достаточно прямолинейно анализирует политический расклад в нижней палате:

«Парламент не будет делиться на много групп — всего на две: секуляристы и правоверные. Секуляристы поддерживают свободу, когда, например, женщины ходят без вуали, в то время как правоверные хотят жить, как в прошлом, — чтобы женщины носили вуаль».

И хотя политика в парламенте будет наверняка гораздо сложнее, подобного рода высказывания свидетельствуют о том, что наиболее острые социальные, культурные и религиозные проблемы потенциально могут разделить депутатов на три группы — консерваторов, либералов и умеренных, которые будут поддерживать баланс между первыми двумя.

Таблица 1. Классификация политических партий и фракций в парламенте (расчеты проведены по автобиографиям кандидатов)

Консерваторы/фундаменталисты
66 мест

Партия Исламский призыв Афганистана (Саяф) 7

Фракции Исламской партии (Фаруки, Сабаун) 12

Фракции Исламского общества/Исламского движения (Б. Раббани и др.) 22

Партия Новый Афганистан (Кануни) 25

Умеренные/традиционалисты 47 мест

Национальный фронт освобождения Афганистана (С. Моджаддиди) 4

Национальный исламский фронт Афганистана (С.А. Гилани) 10

Движение национальной солидарности Афганистана (Исхак Гилани) 3

Партия единства (Мохаккек) 18

Другие хазарейские/шиитские партии 12

Либеральные/левые партии 43 места

Партия национального сплочения (С.М. Надери) 2

Партия национальной солидарности молодежи Афганистана (Джамиль Карзай) 1

Партия «Афган меллят» (А. Ахади) 7

Национальное исламское движение Афганистана (А.Р. Достум) 20

Национально-демократический фронт 7

Левые партии 6

Независимые 93

Итого 249

Термины, использованные в табл. 1, в контексте афганской политической борьбы могут дезориентировать исследователя, поэтому их не надо воспринимать слишком буквально.

В целом афганские политические партии — это слабые институты, и политическая ориентация их членов зачастую может представлять чрезвычайно широкий спектр взглядов. Например, некоторые партии, такие как «Исламское общество Афганистана» и ее многочисленные фракции, которые изначально были сугубо исламскими фундаменталистскими организациями и связаны с «Братьями-мусульманами», сейчас включают деятелей левого политического спектра.

И наоборот, такая светская организация, как Национальное исламское движение, будучи националистической узбекской партией, имеет в своем составе немало исламских фундаменталистов. Частично это обусловлено влиянием электоральной политики и борьбы за места в парламенте.

Классификация же шиитских партий в диапазоне от консервативных до либеральных особенно трудна, поскольку члены консервативных суннитских и шиитских партий могут придти к согласию по некоторым консервативным социальным проблемам, но радикально расходятся в вопросах религиозной программы в целом из-за разной интерпретации ислама.

Поэтому такая классификация партий в ходе обсуждения социальных, культурных и религиозных вопросов может радикально измениться и отличаться от классической, где существуют три основные группы — проправительственная, оппозиционная и неприсоединившаяся, что уже рассматривалось ранее.

Например, светские националистические партии «Афган меллят» и Национальное исламское движение», которые отнесены к проправительственным и оппозиционным организациям соответственно, могут объединиться с либеральными/левыми партиями против консервативной социальной программы. И наоборот, консервативные члены Исламского общества Афганистана (Б. Раббани) и партии «Новый Афганистан» (Ю. Кануни), то есть проправительственной и оппозиционной организаций, могут объединиться в поддержку консервативной социальной программы.

В ходе таких дебатов баланс власти будет поддерживаться шиитскими и умеренно-традиционалистскими партиями типа «Национальный фронт освобождения Афганистана», «Национальный исламский фронт Афганистана» и «Движение национальной солидарности Афганистана», а также примерно 100 независимыми депутатами, не связанными с этими партиями (и, соответственно, не включенными в предложенный выше список).

В их числе 27 женщин, многие из которых, вероятно, будут выступать против принятия консервативной социальной программы, особенно против мер, которые могут ущемить права женщин. В то же время консервативная группа исламских партий будет иметь преимущество, так как она лучше организована и обладает большими ресурсами, нежели новые партии либерального толка. Поэтому многие считают, что моджахеды будут наиболее организованной и эффективной законодательной силой в парламенте и менее организованным и со слабым ресурсом либеральным партиям будет нелегко противостоять правому курсу консерваторов.

Еще одним важным потенциальным источником политического размежевания в парламенте может стать этнический фактор.

Таблица 2. Этнический/религиозный состав депутатов нижней палаты (расчеты проведены по автобиографиям кандидатов)

Этническая группа Число мест в парламенте %

Пуштуны 118 47,4

Таджики 53 21,3

Хазарейцы 30 12,0

Узбеки 20 8,0

Нехазарейцы-шииты 11 4,4

Туркмены 5 2,0

Арабы 5 2,0

Исмаилиты 3 1,2

Пашаи 2 0,8

Белуджи 1 0,4

Нуристанцы 1 0,4

Итого 249 100

Некоторые склонны считать, что парламент будет разделен по этническому признаку. Сам Х. Карзай, впрочем, вряд ли будет разыгрывать этническую карту, однако многие из его окружения вполне могут пытаться использовать наличие мощной 47%-ной пуштунской группы депутатов для продвижения своей законодательной программы.

В качестве примера приводятся дебаты на заседании Конституционной Лоя джирги конца 2003 – начала 2004 годов, когда по некоторым вопросам, особенно касавшимся использования национальных языков, делегаты джирги разделились на пуштунов и не пуштунов.

Тот факт, что ни одна из этнических групп не контролирует больше 50% голосов в парламенте, будет сдерживать попытки продвижения узконационалистических программ.

Кстати, во время избирательной кампании большинство кандидатов на первое место выдвигали лозунги национального единства, избегая обращения к этническим и племенным интересам. А многие обвиняли в национализме своих оппонентов. Тем не менее, несмотря на то что национальные и племенные факторы пропитывают ткань афганской политики, тот факт, что в целом они рассматриваются негативно, послужит мотивацией к отказу от открытого использования этнически окрашенной политики в высшем законодательном органе власти.

Есть надежда, что позитивную роль в снижении этнической тональности политических дебатов сыграет телевидение, поскольку люди не захотят говорить с этнических позиций на общенациональных каналах: культура толерантности приходит благодаря телевидению.

Кстати, все основные этнические группы, кроме узбеков, не выступают с единых политических позиций, о чем свидетельствует табл. 3.

Таблица 3. Этнические альянсы в нижней палате (расчеты проведены по автобиографиям кандидатов)

Этническая группа Правительство Оппозиция Неприсоединившиеся

число депутатов % число депутатов % число депутатов %

Пуштуны 47 39,8 16 13,6 55 46,6

Таджики/аймаки 21 39,6 16 30,2 16 30,2

Хазарейцы-шииты 8 16,5 28 68,3 5 12,2

Узбеки 0 0,0 19 95 1 5,0

Другие 5 29,4 5 29,4 7 41,2

Итого 81 32,5 84 33,7 84 33,7

Теперь взглянем на роль политических партий в афганском парламенте. Афганистан, безусловно, нуждается в развитии и укреплении эффективной партийной системы.

Большинство нынешних политических партий мало что могут предложить своим членам и сторонникам в плане выдвижения новых политических инициатив. Многие из них имеют ограниченные ресурсы и еще меньше власти, поэтому их возможности мобилизации сторонников весьма лимитированы. Кроме того, политические партии наталкиваются на противодействие правительства Х. Карзая, о чем свидетельствует тот факт, что он избрал такую электоральную систему, которая ухудшает и без того сложную ситуацию, в которой партии вынуждены функционировать.

Однако крупнейшим фактором, с которым сталкиваются партии, является их общий имидж — у многих афганцев он ассоциируется с коммунистической (НДПА) или другими политическими партиями эпохи джихада, сыгравшими весьма негативную роль в трагической афганской истории.

Обследование, проведенное весной 2005 года в нескольких провинциях Афганистана по вопросам, касающимся выборов, обнаружило «подавляюще негативное» отношение участников опроса к проблеме политических партий.

Партии ассоциируются не только с этническим расколом и фракционностью, но и с иностранным влиянием и манипуляциями. Так, на севере страны общим определением партий оказалось то, что это группы людей, объединяющихся на этнической основе, чтобы нанести ущерб другим партиям. На юге и юго-востоке распространенным было мнение, что партии — это группы эгоистичных лиц, которые организуются для обеспечения собственных интересов.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03852 sec