Региональный аспект национальной безопасности Турции

27 декабря 2005
А.А. Гурьев

Сложность обстановки на Ближнем Востоке, связанная прежде всего с продолжающимся арабо-израильским противостоянием, взрывоопасным положением в Ираке, обострением ситуации вокруг Сирии и Ирана, активизацией деятельности в регионе международных террористических организаций, внутриполитическими процессами в самой Турции и соседних с ней странах, стала причиной корректировки Анкарой ряда вопросов обеспечения национальной безопасности.

На нынешнем этапе эти вопросы приобретают региональное, а некоторые из них — глобальное звучание. Именно поэтому они представляют интерес не только для стран региона, но и в контексте международных отношений в мировом масштабе.

Турция — член НАТО, важная региональная евразийская держава, политика которой обладает большим потенциалом и может оказывать существенное влияние на развитие ситуации на Ближнем и Среднем Востоке, Балканах, Кавказе и в Центральной Азии. 3 октября с.г. главами внешнеполитических ведомств стран — членов Европейского союза после драматических дебатов было принято решение о начале официальных переговоров о полноправном членстве Турции в этой международной организации. Турция активно работает в ОБСЕ, является членом Минской группы по урегулированию карабахского конфликта.

С другой стороны, Турция активно укрепляет свои позиции в авторитетной международной организации «Исламская конференция» (ОИК). Политика укрепления связей с исламским миром принесла нынешнему правительству Партии справедливости и развития немаловажную победу, которую многие политологи, на мой взгляд, незаслуженно оставляют без внимания. В январе 2005 года в результате острой конкурентной борьбы впервые в истории Турецкой Республики ее гражданин Экмеледдин Ихсаноглу стал генеральным секретарем этой крупнейшей международной мусульманской организации. После своего избрания новый генсек ОИК, подчеркнув, что не имеет никакого отношения ни к одной из политических партий, тем не менее, констатировал: «У меня сложились отличные отношения с правящей в Турции Партией справедливости и развития. Она поддержала мою кандидатуру на пост генсека ОИК, и я благодарен премьер-министру и главе МИДа Турции за расположение ко мне».

Это дает основания экспертам все чаще говорить об исторической миссии Турции как своеобразного моста между двумя цивилизациями — мусульманской и христианской. США постоянно приводят Турцию в качестве примера движения к демократии для исламского мира. Вашингтон избрал Анкару одним из основных проводников своих идей в рамках реализации провозглашенного американцами плана демократизации Большого Ближнего Востока и Северной Африки. Кроме того, Вашингтон сегодня прилагает ощутимые усилия для вывода своих отношений с Анкарой из нынешнего состояния определенной стагнации, причиной которой стали иракский кризис и курдская проблема, на новый, более высокий уровень стратегического партнерства.

Подтверждением этих усилий нынешней американской администрации является замена посла США в Анкаре. Предыдущий посол Эрик Эдельман, опытный карьерный дипломат, все же не сумел уловить новую тональность в турецко-американских отношениях в связи с иракским кризисом. В результате отношения двух стратегических партнеров и союзников по НАТО за короткий отрезок времени были подвержены известным серьезным испытаниям. Нынешний посол США Росс Вильсон, прибывший в Турцию в декабре 2005 года, судя по первым шагам и высказываниям, намерен исправить недоработки своего предшественника, сосредоточив свое внимание именно на самых сложных проблемах, которые вносили в турецко-американские отношения определенный диссонанс. Это прежде всего иракская, курдская проблемы и турецко-армянское противостояние.

О серьезности намерений Госдепартамента и других заинтересованных ведомств США на турецком направлении говорит и тот факт, что с прибытием в Турцию нового посла в Анкаре побывали также руководители двух ведущих спецслужб США. Вначале столицу Турции с 15-часовым рабочим визитом посетил директор ФБР Роберт Мюллер. Он детально обсудил с руководителями силовых ведомств Турции совместные меры по борьбе с терроризмом, контрабандой наркотиков, нелегальной миграцией, организованной преступностью. Мюллер поблагодарил турецкую сторону за удачную операцию по обезвреживанию осенью нынешнего года террориста из «Аль-Каиды», который планировал теракт против израильских самолетов, прибывающих в Анталью.

Переговоры показали, что Вашингтон и Анкара намерены усилить взаимодействие между соответствующими ведомствами двух стран в проведении операций по нейтрализации боевиков Рабочей партии Курдистана (РПК), других террористических организаций, связанных с «Аль-Каидой». По окончании переговоров директор ФБР отметил, что особое внимание будет уделено поиску и ликвидации источников и путей финансирования РПК.

Борьба с боевиками РПК была одним из основных вопросов и на переговорах в Анкаре директора ЦРУ Портера Госса с руководителями Национальной разведывательной организации и генштаба вооруженных сил Турции. Во время встречи шефа ЦРУ с премьер-министром Р.Т. Эрдоганом, наряду с обсуждением проблемы РПК, состоялся подробный обмен мнениями по поводу ситуации в Ираке, Сирии и ядерной программы Ирана.

Что касается курдского вопроса, то некоторые специалисты указывают на недавнее заявление нового посла США в Анкаре Росса Вильсона, сделанное накануне визита директора ЦРУ. Он отметил, что «есть некоторые аспекты борьбы с РПК, о которых ранее мы не могли информировать общественное мнение». Думается, что директор ЦРУ обсуждал с турецким руководством именно эти аспекты борьбы с РПК, предполагающие ужесточение в ближайшем будущем противостояния боевикам этой организации, признанной Вашингтоном террористической. На то, что проблема РПК приобрела отчетливый региональный характер, указывает и четырехдневный визит в США командующего сухопутными войсками Турции армейского генерала Яшара Бююканыта. Основной вопрос, который обсуждался на проведенных им переговорах, также была борьба с РПК.

Одним словом, в ближайшем будущем следует ожидать активных совместных действий США и Турции по нейтрализации РПК. Спектр этих действий представляется довольно широким и будет, судя по всему, включать как дипломатические (с использованием лидера Демократической партии Курдистана Барзани в роли посредника), так и силовые методы.

По имеющимся сведениям, на январь 2006 года запланирован визит в Турцию госсекретаря США Кондолизы Райс. Основными вопросами ее переговоров с турецким руководством также будут проблемы Ирака, Кипра, ближневосточного урегулирования, курдский вопрос, ситуация на Южном Кавказе.

Другими словами, мы наблюдаем сегодня все возрастающую роль Турции в системе современных международных отношений в региональном и глобальном масштабе.

Кроме того, есть еще одна весомая причина, значительно повышающая интерес к этому процессу. Россия и Турция разделяют общий подход к основным вопросам мирового развития в XXI веке и высказываются в пользу демократизации международных отношений, нацеленной на построение справедливого международного порядка, в основе которого должны лежать соблюдение норм международного права, равенство, взаимное уважение и сотрудничество. И в Москве, и в Анкаре согласны с тем, что центральную роль в достижении этой цели должна играть ООН. Министры иностранных дел России и Турции 16 ноября 2001 года подписали уникальный в истории двусторонних отношений документ — План действий по развитию сотрудничества между РФ и Турцией в Евразии (от двустороннего сотрудничества — к многоплановому партнерству). В этом документе зафиксировано, что сегодня в отношениях между двумя странами открыт новый этап, характеризующийся возможностями развития плодотворного не только двустороннего, но и регионального сотрудничества во всех областях в духе дружбы и взаимного доверия. При этом важно, что в нем были четко обозначены географические направления такого взаимодействия. Это Балканы, Южный Кавказ, Центральная Азия, Афганистан, Кипр, Ближний Восток, особо выделены Ирак, Черноморский регион, Средиземноморье, взаимодействие по евразийской проблематике в международных организациях.

Приведем один пример, иллюстрирующий этот важный новый аспекта в российско-турецких отношениях. Во время пребывания 17 ноября 2005 года в Турции на торжественных мероприятиях, посвященных открытию «Голубого потока», президент РФ В.В. Путин в ходе переговоров с турецким премьером Р.Т. Эрдоганом отметил: «Раньше мы не рассматривали Турцию как страну, с которой можно напрямую вести диалог. Сегодня с той внешней политикой, которую вы проводите на нынешнем этапе, вы наши партнеры по диалогу без посредников».

Надо отметить, что и Анкара высоко оценивает значимость партнерских отношений с Москвой. Вице-премьер, министр иностранных дел Турции Абдуллах Гюль на открытии в декабре с.г. в Анкаре выставки, посвященной 85-летию дипотношений между Россией и Турцией, сказал: «Мы сумели достичь такого уровня отношений с Россией, что нам завидуют многие страны-союзники. И мы будем и далее наращивать позитивный потенциал в этих отношениях».

Наряду с этим Турция развивает отношения в регионе с еще одним союзником США, что очень важно для Вашингтона, — с Израилем. Несмотря на болезненную для турецкой стороны критику этого процесса со стороны арабских стран и Ирана, Анкара продолжает углублять двустороннее взаимодействие по ряду направлений, включая связи по линии спецслужб и в военно-технической области. В качестве примеров можно привести хорошо отлаженный обмен информацией о террористических группировках, включающей курдских боевиков, а также успешное начало реализации проекта по модернизации израильскими инженерами танка М-60 американского производства, который находится на вооружении турецких ВС. Контракт на модернизацию 170 танков был заключен еще в 2002 году. Однако его реализация по ряду причин откладывалась. Стоимость контракта оценивается в 690 млн долларов.

Кроме того, Турция, придерживаясь многовекторности своей внешней политики, успешно, несмотря на определенные трудности, развивает отношения с арабским миром, прежде всего с Сирией, а также с Ираном, которые причислены Вашингтоном к так называемой оси зла. Так, в 2004 – 2005 годах впервые в истории взаимоотношений Турции и Сирии состоялся обмен официальными визитами на уровне президентов двух стран. Президенты А.Н. Сезер и Б. Асад, подводя 13 апреля 2005 года итоги своих переговоров в Дамаске, выразили уверенность, что они придадут турецко-сирийским отношениям мощное ускорение. Оба президента констатировали, что «Анкаре и Дамаску удалось сделать важные шаги навстречу друг другу, от которых выиграли не только Турция и Сирия, но и регион в целом». Сирийский лидер с удовлетворением отметил при этом, что «турецко-сирийские отношения за короткий отрезок времени значительно улучшились и на нынешнем этапе достигли высокого уровня в политической, торгово-экономической и культурной областях».

В ноябре с.г. в Дамаске руководители ведущих нефтяных компаний двух стран в присутствии министра нефти Сирии подписали Протокол о намерениях. Это первый документ о сотрудничестве двух стран в этой области. Он предусматривает совместные разведку новых месторождений нефти, расширение и модернизацию уже имеющихся буровых вышек, транспортировку энергоресурсов. Для реализации этой цели предусматриваются создание совместного турецко-сирийского предприятия, специальное обучение персонала.

Процесс нормализации отношений между Анкарой и Дамаском, расширение их связей играют позитивную роль в освоении Турцией арабского мира в целом. Доказательством этого является, в частности, успешное проведение в Стамбуле 5 – 6 мая 2005 года турецко-арабского экономического форума в соответствии с договоренностями, достигнутыми в ходе турецко-сирийского саммита в Дамаске.

Что касается Ирана, то первый официальный визит члена иранского правительства в Турцию после президентских выборов в Иране совершил министр иностранных дел М. Моттаки. В Анкаре считают, что это факт отражает то особое значение, которое иранская сторона придает развитию отношений с Турцией. В своем заявлении накануне визита глава МИДа ИРИ подчеркнул, что он «с удовольствием отправляется на переговоры в Турцию, которая является соседней и дружественной Ирану страной». Напомним, что предыдущий визит министра иностранных дел Ирана в Турцию имел место в декабре 2004 года.

К этому следует добавить декабрьскую встречу в Гонконге министров торговли Турции и Ирана, которая состоялась в рамках Шестой конференции министров торговли ВТО. Стороны выразили, в частности, заинтересованность в налаживании сотрудничества в Центральной Азии. Переговоры по этому вопросу будут продолжены в январе 2006 года в Тегеране в рамках запланированной встречи государств — членов группы «Д-8».

Исходя из вышеизложенного, становится ясным, что любые новые нюансы в вопросах обеспечения национальной безопасности такой страны, как Турция, находящейся в центре стратегически важного и нестабильного региона, представляют для нас повышенный интерес.

Одним из результатов корректировки акцентов в этой сфере стало принятие 24 октября 2005 года на заседании Совета национальной безопасности (СНБ) Турции под председательством президента А.Н. Сезера новой концепции национальной безопасности страны. Концепция получила официальное название «Политический документ о национальной безопасности» (Milli Gьvenlik siyaset belgesi — MGSB). В обиходе он также известен под названиями «красная книга», «секретная конституция», «красная конституция». В сложной, продолжавшейся более года работе над проектом этого документа принимали участие все политикоформирующие ведомства Турции. В подготовке отдельных разделов проекта были, в частности, задействованы аналитическое управление СНБ, аппараты президента и главы правительства, ключевые министерства (юстиции, внутренних дел, обороны, МИД, энергетики и природных ресурсов), генштаб ВС страны, спецслужбы, независимые центры стратегических исследований, ряд университетов.

Особенностью нынешней концепции национальной безопасности Турции является тот факт, что впервые в его подготовке принимали участие и военные, и гражданские ведомства, — все предыдущие документы подобного рода готовились военными, гражданские же руководители их подписывали. Формальным ранее было и его утверждение на заседании правительства. Хотя решения СНБ и носили внешне рекомендательный характер, они подлежали неукоснительному выполнению. Лидер правящей партии, заняв кресло премьер-министра, в ходе специального брифинга получал детальную информацию о содержании «красной книги» и вынужден был вносить изменения в программу своей партии, если ее содержание не совпадало с положениями «секретной конституции». Теперь ситуация меняется, и гражданские политики допускаются не только к одобрению MGSB, но и к его выработке и согласованию.

Отличительной чертой новой концепции можно считать также и то, что теперь вопросы безопасности Турции рассматриваются не только через призму ее межгосударственных отношений с другими странами, но и с точки зрения региональной значимости этих связей, наличия потенциально опасных регионов, региональных конфликтов и деятельности различных радикальных организаций, представляющих угрозу с точки зрения безопасности Турции и ее интересов. Это говорит о росте значимости Турции как региональной державы, которая располагает экономическими, военными и политическими возможностями для активного участия в координации совместных с другими странами действий против различных представляющих угрозу организаций, а также действий, направленных на разрешение региональных конфликтов и реализацию крупных проектов с учетом своих национальных интересов.

Обращает на себя внимание то, что в соответствии с реалиями сегодняшнего дня в MGSB особо отмечена очередность новых угроз и вызовов, которые представляют опасность для Турции. По степени опасности они распределились следующим образом: сепаратистская и клерикальная деятельность, международные террористические и радикальные религиозно-экстремистские организации, наркотрафик, незаконная миграция и похищение людей. При этом в документе констатируется, что «Турция находится под угрозой международного терроризма, который находит поддержку на части турецкой территории». Здесь указывается Рабочая партия Курдистана (РПК), которая вместе с «Аль-Каидой» и «Хизбуллах» (турецкая разновидность «Хизбаллы») включена в список организаций, олицетворяющих перечисленные в «красной книге» угрозы и вызовы.

В документе впервые прописано понятие обеспечения национальной экономической безопасности, которая названа одной из важнейших функций государства. Как составная часть отдельно выделена энергетическая безопасность. При этом отмечается, что одним из направлений решения этой задачи с учетом геополитического и географического положения Турции является ее превращение в мировой транзитный пункт для перекачки и хранения энергоресурсов.

Анализ развития событий на нынешнем этапе говорит о том, что для обеспечения всех аспектов национальной безопасности (военной, экономической, энергетической, политической, водной), понимая усиление их региональной значимости, Турция активизировала наступательную разновекторную внешнюю политику. Эта политика, наряду с сохранением стратегического партнерства с США, многоплановым сотрудничеством с Россией и Израилем, курсом на вступление в ЕС, предусматривает также развитие разноуровневых отношений с арабскими странами, Ираном, соседними государствами, тюркоязычными республиками бывшего СССР, мусульманскими субъектами РФ.

Нынешняя ситуация на Ближнем Востоке и новая концепция национальной безопасности Турции указывают на то, что Анкара грамотно и гибко реагирует на происходящие в регионе и мире изменения, которые повышают заинтересованность ряда ключевых стран в развитии с ней доверительного диалога. В столицах России, США, Израиля, ряда европейских и арабских стран, а также Ирана понимают, что в длинной цепи ближневосточной политики турецкое звено играет одну из самых важных ролей. Это то звено, «дернув» за которое можно «вытянуть» основные направления своей политики в регионе. Весь вопрос в том, в какой степени и в каком объеме участникам этого процесса удастся при этом сохранить и приумножить свои интересы.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04054 sec