Биньямин Нетаниягу - новый лидер Ликуда

Биньямин Нетаниягу

27 декабря 2005
К.А. Капитонов

Новым председателем партии Ликуд, которую ранее возглавлял премьер-министр Ариэль Шарон, в ночь на 20 декабря объявлен Биньямин Нетаниягу.

В победной речи, произнесенной в «Мецудат Зеэв», штаб-квартире партии в Тель-Авиве, Биби, как называют его друзья, поблагодарил своих сторонников за поддержку и пообещал приложить все усилия для того, чтобы Ликуд одержал победу на выборах в кнесет, намеченных на 28 марта 2006 года. «Я сделаю все, что от меня зависит, чтобы вывести Израиль из кризиса, — заявил он. — Наша партия вновь начинает свое победное шествие».

* * *

Итак, Нетаниягу, уже занимавший пост премьер-министра в 1996–1999 годах, вновь стал лидером Ликуда. Ему предстоит выполнить тяжелейшую миссию: восстановить партию, изрядно пострадавшую из-за выхода из нее Шарона и его сторонников, и предотвратить ее поражение на предстоящих парламентских выборах.

Биньямин Нетаниягу родился 21 октября 1949 года в Тель-Авиве в семье профессора истории, близкого соратника Зеэва Жаботинского. В 1963 году семья переехала в США, где его отец продолжил научную деятельность. В 1967 году после окончания американской средней школы вернулся в Израиль для прохождения военной службы.

В 1967–1972 годах служил в спецназе генерального штаба «Сайерет Маткаль», где получил кличку Биби, сохранившуюся за ним до сих пор. В 1972 году демобилизовался в звании майора и уехал в США, чтобы продолжить образование. В 1975 году окончил Массачусетский технологический институт.

В 1976–1978 годах был сотрудником «Бостон консалтинг групп». В 1978–1980 годах основал в Иерусалиме и возглавил Институт имени Йонатана (по изучению проблем международного терроризма), названный в честь старшего брата, кадрового офицера, командовавшего в 1976 году спецподразделением по освобождению заложников самолета «Эр Франс», угнанного террористами в угандийский аэропорт Энтеббе, и погибшего в ходе этой операции.

В 1980–1982 годах занимался частным бизнесом — руководил крупным мебельным предприятием. В 1982–1984 годах находился на дипломатической работе в посольстве Израиля в США, а в 1984–1988 годах был постоянным представителем Израиля при ООН.

С 1988 года депутат кнесета от блока Ликуд. В 1988–1991 годах — заместитель министра иностранных дел. В 1991–1992 годах — заместитель министра при канцелярии главы правительства.

В 1992 году после поражения Ликуда на выборах в кнесет предпринял активные действия по консолидации партийных рядов, добился решения о проведении общепартийного голосования по выборам нового лидера. 24 марта 1993 года был избран председателем Ликуда, став самым молодым в истории страны руководителем этого крупного политического блока. В марте 1996 года выдвинут единым кандидатом на пост премьер-министра от правой оппозиции (Ликуд – Цомет – Гешер).

29 мая 1996 года был избран премьер-министром, опередив своего соперника Шимона Переса на 0,9% голосов. С 18 июня 1996 года по май 1999 года — глава правительства Израиля.

15 января 1997 года совместно с палестинским лидером Ясиром Арафатом участвовал в церемонии подписания протокола о передислокации войск в Хевроне и выполнении промежуточного соглашения по автономии. В октябре 1998 года как глава израильской делегации на трехсторонней встрече в США подписал (вместе с президентом США Биллом Клинтоном и Арафатом) мирное соглашение в «Уай-плантейшн».

На досрочных выборах премьер-министра 17 мая 1999 года баллотировался как кандидат от блока Ликуд, но потерпел поражение…

Женат третьим браком. Имеет троих детей: дочь от первого и двух сыновей от последнего брака.

Нетаниягу — автор нескольких книг, написанных на английском языке: «Террор — вызов и ответ» (1979), «Терроризм: как Запад может победить» (1986), «Борьба с террором: как демократии могут победить внутренний и международный терроризм» (1995).

Весьма любопытно его политическое кредо, которое он озвучил в 1996 году, заняв премьерское кресло:

Нет — созданию палестинского государства.

Нет — разделу Иерусалима.

Нет — уходу с Голанских высот.

По его словам, эти три «нет» должны были продемонстрировать всему миру, что к власти в Израиле пришел человек, который прежде всего заботится об интересах своей страны, а вовсе не о том, что пишут и говорят о нем СМИ.

* * *

Каким он был премьер-министром?

По мнению многих израильских аналитиков, с самого начала Нетаниягу не сумел правильно оценить ситуацию.

Он не понял, что предвыборная кампания с его избранием не завершилась, а противник отнюдь не считал себя поверженным. Придя к власти, он заявил, что «хочет быть премьер-министром всего народа — правых и левых, религиозных и нерелигиозных, евреев и арабов». Но эта борьба за единство народа и широкую популярность была, как считают израильские эксперты, заранее проиграна.

Ведь что бы он ни сделал и что бы ни сказал, левые все равно не простили ему самой главной вины — одержанной на выборах победы.

Кроме того, ему досталось весьма тяжелое наследство. Экономика страны была в плачевном состоянии. Инфляция, что называется, галопировала, национальный долг резко возрос, дефицит внешнеторгового баланса выражался астрономической цифрой. Поселенцы открыто выражали недовольство половинчатой политикой в области нового строительства на контролируемых территориях. Соратники по партии были недовольны контактами Биби с Арафатом.

«Большинство израильских премьер-министров уделяли все свое внимание вопросам внешней политики, — любил повторять Нетаниягу. — Я же посвящу значительную часть своего времени проблемам экономики. Я настроен решительно и оптимистично, ибо верю, что израильская экономика обладает большим потенциалом».

Несмотря на совершенные ошибки, Биби, тем не менее, с первых шагов доказал, что умеет сочетать политическую жесткость с прагматизмом, быстро ориентируется, способен принимать волевые решения.

Его первой зарубежной поездкой в качестве премьер-министра стал визит в США. И не удивительно: ему хотелось как можно быстрее ознакомить «большого брата» со своей политической программой, установить нормальные отношения с руководством администрации и конгресса. Одним словом, расставить точки над «i»…

Как признали потом американские газеты, это была не только рабочая поездка, но и победное турне человека, к которому еще совсем недавно в Белом доме относились с едва скрываемым пренебрежением. Более того, впервые за всю историю отношений между двумя странами американский президент вмешался в предвыборную кампанию и совершенно однозначно поддержал Шимона Переса. Нетаниягу для Клинтона как бы не существовало.

Визит нового премьер-министра в США с лихвой компенсировал недостаток внимания к нему, проявленный еще недавно мировой прессой. По существу, он превратился в сплошное шоу, во время которого Нетаниягу дал десятки интервью, выступил в большинстве самых престижных программ.

Первым шагом на пути «завоевания» Америки стал блестящий английский язык. Пожалуй, впервые перед американцами предстал израильский лидер, говорящий на их родном языке практически без акцента, с богатой образной речью, совершенно точно выражающей именно то, что хочет сказать.

Другим, не менее важным слагаемым успеха стало не то, как Нетаниягу говорил, а то, что он говорил. Привыкшие к тому, что между предвыборными обещаниями и реальной политикой существует известная дистанция, американцы были приятно поражены тем, что, оказывается, есть еще в мире политические деятели, которые и до, и после прихода к власти придерживаются неизменных принципов и открыто их выражают. Таких политиков уважают даже те, кто не разделяет их взглядов.

И наконец, третий фактор: умение сказать в каждой аудитории о самом для нее важном и убедительно изложить свою позицию по данному вопросу.

Закон о прямых выборах главы правительства позволил Нетаниягу стать одним из самых независимых премьеров страны. Позднее, правда, израильские аналитики отмечали, что канцелярия Биби работала так, как будто он по-прежнему был лидером оппозиции. Никто не знал четко своих функций и обязанностей. Никто не мог сказать, где кто из сотрудников находится. Зато велась постоянная борьба за участие в составлении расписания рабочего дня премьер-министра.

Стиль правления Нетаниягу был «домашним» и олигархическим. Мнение профессионалов он игнорировал, полагаясь на своих приближенных, которые в большинстве своем специалистами, увы, не были.

Надо признать, что ни премьер-министр, ни его ближайшее окружение опыта управления государством не имели. Это, разумеется, отразилось на их работе. Ошибки следовали одна за другой. Как отмечали израильские СМИ, обещанные Нетаниягу мир, безопасность и экономическое процветание звучали в его устах издевательством.

Биби допускал ошибки не только в политических вопросах. Так, например, никто не подсказал ему, что не следует посещать с супругой шикарный ресторан в годовщину убийства премьер-министра Ицхака Рабина. Никто не подсказал ему, как народ воспринимает то, что он повсюду возит с собой жену.

Кстати, о жене… Израильские журналисты объяснили, что те, кто считал Сарру Нетаниягу первой леди Израиля, ошибались. Если следовать формальной субординации, то первая — это супруга тогдашнего президента страны Реума Вейцман. В отсутствие главы государства его обязанности исполняет спикер кнесета. Следовательно, его жена — вторая леди. И лишь потом идет супруга премьер-министра.

Судя по всему, имиджмейкера у Биби никогда не было. Его не волновало, какой образ он создает. Премьер-министр просто махнул рукой на СМИ, поскольку знал, что его будут критиковать за все, что он делает и не делает.

Стиль работы Биби коренным образом отличался от стиля его предшественников. Рабин и Перес назначали первые встречи на семь утра, работали в канцелярии до одиннадцати вечера и даже дома продолжали изучать документы.

Если «Биби» прибывал в офис в восемь утра, это означало, что случилось нечто необычное. Чаще всего он появлялся в девять, а то и в десять утра. Он постоянно отменял встречи, назначенные на утренние часы. Вечерами тоже не засиживался в кабинете. Зато часто устраивал вечерние совещания у себя дома. Домой, как правило, приезжали приближенные — члены так называемой пятерки.

Официальные лица — министры, руководители ведомств — домой не приглашались. С ними, как, впрочем, и руководителями секретных служб, Биби поддерживал исключительно служебные отношения.

Таким образом, наиболее важные решения Нетаниягу принимал после консультаций с «пятеркой». Рабин и Перес встречались с руководителями спецслужб чуть ли не каждый день, ибо полученная информация была для них весьма существенным фактором при принятии решений.

За свою деятельность в течение ста дней Биби получил оценку «шесть» (по десятибалльной системе). Говоря языком школьников, премьер-министр в разряд «отличников» и «хорошистов» не попал. Но и не провалился.

Любопытный факт: в ходе социологического исследования, проведенного институтом «Шваким–Панорама», 9% опрошенных израильтян признались, что вообще не знают, кто победил на выборах 1996 года и стал премьер-министром. Больше того, 54% утверждали, что Перес был прекрасным главой правительства. Нетаниягу устраивал лишь 34% израильтян.

Многие израильские газеты в оценке деятельности Биби пошли еще дальше. Они писали, что ситуация, в которую премьер-министр завел страну, намного хуже той, которую он так яростно критиковал, будучи лидером оппозиции.

Впрочем, ошибки и просчеты Нетаниягу можно отчасти объяснить тем, что Израиль не знал такого многослойного правительства. Правые, крайне правые, экстремисты, центристы, умеренные, ультраортодоксы, лидеры национально-религиозного лагеря… Что ни министр, то представитель либо партии, либо движения, либо просто чьего-нибудь крыла. Добавьте ко всему жуткие амбиции, непоколебимые принципы, бескомпромиссные позиции каждого из членов кабинета, и станет ясно, почему и речи быть не могло о высоких оценках деятельности нового премьер-министра.

Его оппоненты другого мнения. Проблема, как они заявляли, заключалась в том, что Биби, уверовав в свою гениальность, маневрировал настолько неумело, что в короткий срок умудрился довести страну до положения, в каком она не оказывалась никогда прежде. Он действовал настолько бездарно и безответственно, что поставил Израиль перед опасностью как военного, так и экономического характера.

* * *

Как было сказано выше, в 1999 году Нетаниягу потерпел поражение на внеочередных парламентских выборах, уступив Эхуду Бараку. В это же время разразился очередной скандал, когда Биби и его супругу Сарру заподозрили в присвоении ценных подарков, полученных в период премьерства. Он стал первым главой правительства, в доме которого полиция провела обыск.

После выхода в отставку Нетаниягу занимался частным бизнесом и читал лекции на различных израильских и международных форумах. Когда правительство Барака пало, он сделал попытку вернуться в политику. Он настаивал на том, чтобы одновременно с перевыборами главы правительства были проведены парламентские выборы. Это предложение не получило поддержки, и Биби отказался от противостояния с Шароном, который стал председателем Ликуда и победил на выборах 2001 года.

6 ноября 2002 года, после выхода представителей партии Авода из правительственной коалиции, Нетаниягу занял пост министра иностранных дел. Перед выборами в кнесет 16-го созыва выставил свою кандидатуру на пост председателя блока Ликуд, но избран был Шарон. В новом правительстве, сформированном 28 января 2003 года, он стал министром финансов, председателем экономического кабинета и председателем межминистерской комиссии по приватизации.

Чем же Биби прославился на этом посту?

Сразу отметим, что он занял кресло министра финансов в период, когда экономика Израиля была в глубоком кризисе. Два года подряд валовой продукт сокращался, безработица росла, зарплата уменьшалась, биржа падала, а банковская учетная ставка достигла пика. Он понял, что для стабилизации экономики необходимы экстренные меры.

В июне 2003 года вступила в действие программа оздоровления израильской экономики, разработанная Нетаниягу. Ее цель состояла не только в том, чтобы вывести хозяйство из текущего кризиса, она была призвана излечить израильскую экономику от болезней, которые истощали ее и не давали Израилю конкурировать на равных со странами, успевшими догнать его за последние двадцать лет.

Вопреки распространенному мнению, беда экономики была не в лопнувшем пузыре хай-тека и не в терактах 2000–2003 годов. Израиль отставал, задыхаясь от засилья монополизма и бюрократии, высоких налогов и пособий, в то время как в других странах проводились реформы и поощрялась внутренняя конкуренция.

Напрашивался вывод: необходимо срочно сократить государственный сектор и укрепить частный. Такова была суть политики, которую вел Нетаниягу, стремясь урезать расходы правительства и одновременно снизить налоговое бремя.

Но это были не единственные его шаги. Принятые меры включали также поощрение выхода на работу, сокращение числа гастарбайтеров, преобразование рынка капитала, борьбу с монополизмом, приватизацию государственных компаний и банков и в первую очередь портов.

Проведенная реформа спасла старые пенсионные фонды Гистадрута (объединения профсоюзов) от разорения и ликвидировала угрозу будущей стабильности экономики.

Многие сначала не поняли, каким образом эта экономическая программа приведет к переменам. Биби подвергся жесткой критике, но не остановился. Он был уверен, что программа реформ приведет к экономическому росту. Результаты не заставили себя ждать. Экономика пошла в рост, безработица снизилась, повысились уровень занятости и средняя заработная плата, рынок капитала достиг рекордного объема, издержки на государственные займы упали до самого низкого уровня.

* * *

Но вернемся к победе Нетаниягу. Что дальше?

Новый лидер не скрывает своих намерений: он собирается активно приняться за перестройку своей партии.

23 декабря законодательная комиссия Ликуда одобрила поправку к уставу партии, согласно которой человек с уголовным прошлым не может представлять ее в кнесете, равно как и быть избранным в руководящие органы.

Израильские аналитики сходятся во мнении, что поправка, инициированная Нетаниягу, связана не с его желанием очистить партию от членов, запятнавших себя перед законом, а с попыткой избавиться от лидера правой фракции «Еврейское руководство» Моше Фейглина. Он, по мнению Биби, дискредитирует Ликуд как умеренное центристское движение.

Как сообщает сайт «evrey.com», в 1997 году Фейглин был осужден на 9 месяцев заключения плюс год условно за «попытку переворота». Поводом для возбуждения уголовного дела послужило создание им движения «Зо Арцейну» («Наша страна»), пытавшегося предотвратить подписание соглашения Осло.

Здесь уместно напомнить, что в те годы Нетаниягу и Шарон были противниками подписания этого соглашения. Но их деятельность ограничивалась декларациями, в то время как Фейглин сумел организовать народное сопротивление.

Сорвать договор не удалось. Зато общественное мнение было подготовлено, что привело в итоге к голосованию на следующих выборах за партию Ликуд, во главе которой стоял Нетаниягу, занявший, как известно, пост премьер-министра.

Нелишне напомнить и то, что в этом году Биби вместе с коллегой по Ликуду Узи Ландау активно использовали Фейглина в своей борьбе с Шароном и смещении его с поста лидера партии. Как иронизируют израильские аналитики, Нетаниягу, видимо, принял решение избавиться от Фейглина в… знак благодарности. Кстати, на недавних внутрипартийных выборах в Ликуде Фейглин набрал больше голосов, чем ожидалось, и, кроме того, имеет значительную группу сторонников в центре партии.

Почему же Биби решил избавиться от соратника по партии? В израильских СМИ все чаще появляются заявления о том, что Ликуд в лице Фейглина скатывается в сторону правого радикализма. Нетаниягу, крайне подверженный колебаниям в зависимости от оказываемого на него давления, что он доказал в бытность свою премьером, просто пытается обелить себя, избавившись от имиджа правого политика.

А вот как отреагировали на действия Биби репатрианты — активисты Ликуда, выходцы из бывшего СССР. В письме своему новому лидеру они написали: «Ужасно, что именно Вы, олицетворявший для нас демократические преобразования, подхватили развязанную прессой кампанию против Моше Фейглина. Нет никакого сомнения, что миллионная община репатриантов Израиля воспримет изгнание Фейглина из Ликуда как знак коррумпированности и слабости партии и накажет ее массовым голосованием «против» в марте нынешнего года. Травля правого крыла Ликуда не доведет до добра, одумайтесь пока не поздно».

Сам Фейглин, намеревающийся баллотироваться в кнесет по списку от Ликуда, назвал проводимые реформы устава партии «политическим линчем», направленным против него.

На днях Биби провел заседание парламентской фракции. Он заявил, что к нему обратились многие члены партии и попросили отдать министру иностранных дел Сильвану Шалому второе место в партийном списке. Глава Ликуда согласился удовлетворить их просьбу.

По этому поводу Йоси Вертер из газеты «Гаарец» заметил: «Нетаниягу понял, что Шалом олицетворяет собой умеренную часть Ликуда. Он не перешел с Шароном в Кадиму, хотя с самого начала поддерживал и «Дорожную карту», и программу размежевания. Шалом — это алиби Нетаниягу. Удостоверение кошерности политики нынешнего Ликуда. Он нужен Биби…»

Нетаниягу назвал своей главной задачей объединение и восстановление партии после недавних потрясений. Напомним, что 14 депутатов кнесета покинули Ликуд и примкнули к партии Кадима, недавно созданной Шароном.

По сведениям израильской газеты «Маарив», по указанию Нетаниягу его окружение намерено в ближайшие дни реанимировать «Инициативу-61», цель которой — сместить премьер-министра с занимаемого поста до парламентских выборов. 29 декабря закончится период, когда можно было представить президенту альтернативную кандидатуру на пост главы правительства. Если до этой даты такой кандидат выдвинут не будет, то выборы состоятся 28 марта 2006 года.

Если большинство депутатов кнесета (61 голос) поддержат Нетаниягу или другого альтернативного кандидата, то президент государства поручит ему сформировать правительство, и выборы состоятся в ноябре 2006 года, как было определено изначально.

В ближайшие дни Биби также попытается привлечь в Ликуд новых и старых политических звезд. Прежде всего, бывшего министра Биньямина Бегина, ушедшего с политической сцены, и бывшего начальника генерального штаба Моше Яалона.

Какими могут быть результаты предстоящих парламентских выборов?

Если верить опросам общественного мнения, которые весьма популярны в Израиле, победу прочат Шарону. Так, согласно данным опроса, проведенного 20 декабря компанией «Диалог» по заказу газеты «Гаарец» и 10-го канала израильского телевидения, если бы выборы в кнесет состоялись сегодня, то партия Шарона получила бы 39 мандатов, Авода — 21 и Ликуд — 14.

А вот результаты опроса, проведенного социологическим институтом «Геокартография» по заказу сайта «Walla»: если бы выборы состоялись сегодня, Кадима могла бы получить 41 мандат, Авода — 15, а Ликуд — 14.

Исследователи отмечают, что перенесенный Шароном микроинсульт в минимальной степени сказался на настроениях избирателей — партия потеряла не более одного мандата. Вместе с тем Авода, согласно другому опросу, проведенному неделей ранее, могла бы набрать 18 мандатов, тогда как сейчас — на три мандата меньше.

Во многом это объясняется тем, что в Ликуде появился новый председатель — Биньямин Нетаниягу.

Иного мнения газета «Гаарец». Она считает, что тришкин кафтан мандатов, которыми располагает Биби, короток и состоит из одних заплат. Большинство потенциальных избирателей Ликуда отшатнулись от него в сторону партий «Национальное единство» и «Наш дом — Израиль».

Так что дождемся 28 марта…

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03655 sec