Авигдор Либерман - человек, сделавший себя...

Авигдор Либерман

15 декабря 2005
К.А. Капитонов

Партия «Исраэль бейтейну» («Наш дом — Израиль»), которую возглавляет известный и популярный (не популист) политик Авигдор Либерман, на выборах 2003 года соберет 4-5 мандатов на «русской улице» и еще 2 — среди правых избирателей. Такой вывод сделала на днях израильская газета «Маарив».

* * *

В израильском обществе сложилось мнение, что «русские» (репатрианты из СССР и России) не способны сделать политическую карьеру. Мол, им мешает языковый барьер, но главное — ментальность воспитанника советской системы. Либерман опроверг эти стереотипы.

Авигдор, которого друзья называют Эвик, родился 6 июля 1957 года в Кишиневе. Его семья, как рассказал он однажды, «никогда не теряла связи с еврейскими корнями, дом был полон книг на идише и иврите».

Либерман-старший еще в молодости примкнул к движению ревизионистов, а Либермана-младшего увлекли идеи Жаботинского, которые блок правых партий Ликуд взял позднее на вооружение.

От отца, который, кстати сказать, до сих пор сочиняет рассказы и публикует их в русскоязычных журналах, Авигдор унаследовал любовь к литературе. Сын питает слабость к поэзии, пишет стихи на русском языке, но еще никому не удалось убедить его отдать их в печать. И хотя Авигдор увлекался литературой, после окончания средней школы он поступил в сельскохозяйственный институт.

В 1978 году Либерманы репатриировались в Израиль. В отличие от многих «русских» политиков Авигдор не был ни российским диссидентом, ни узником Сиона. Свою политическую карьеру он сделал в Израиле. Он поступил в Еврейский университет, где изучал политологию. В одной с ним группе занимался бывший министр здравоохранения Цахи Анегби, который пристрастил нового репатрианта к политике. Либерман вступил в студенческий клуб «Кастель», связанный с Ликудом, и начал активно участвовать в политических спорах, проходивших тогда в университете.

Вскоре Анегби нашел своему другу, нуждавшемуся в дополнительном заработке, «халтуру» — охранять здание студенческого клуба. Там Авигдор познакомился со своей будущей женой Эллой — молоденькой студенткой, тоже репатрианткой из СССР, которая по вечерам мыла в клубной столовой посуду. Сегодня у четы Либерман трое детей: дочь Михаль, сыновья Яков и Амос.

После получения степени бакалавра Авигдор был призван в армию. Закончив срочную службу, он вместе с женой поселился в новом районе Иерусалима — Гило. Но сионистские убеждения требовали более непосредственного участия в освоении Эрец Исраэль (Земля Израиля в библейских границах). Вскоре молодая семья переехала в крохотное поселение Эль-Давид, в котором проживали как религиозные, так и светские семьи. Либерман — не религиозен. Но еврейская традиция ему не чужда.

* * *

Одно время Либерман руководил небольшой коммерческой фирмой. Затем получил первое политическое назначение: отвечал за запись новых репатриантов в больничную кассу «Меухедет», связанную с Ликудом. Именно здесь Авигдор впервые продемонстрировал свои организаторские способности. Это он убедил вступить в больничную кассу сотни репатриантов и не только отремонтировал здание, но и надстроил целый этаж.

В Иерусалиме произошло и его знакомство с Биньямином Нетаниягу, который, находясь тогда на посту израильского представителя в ООН, приехал в отпуск. Во время одного мероприятия, проходившего в рамках Ликуда, он «столкнулся» с Либерманом. Сабра Нетаниягу и репатриант из СССР, так и не избавившийся от тяжелого русского акцента, сразу нашли общий язык. Когда в 1988 году Нетаниягу завершил работу в ООН и принял участие во внутренних выборах Ликуда, определивших будущий список блока в кнесете, Либерман стал его помощником.

С тех пор они были неразлучны. Где бы ни находился Нетаниягу, за ним всегда неотступной тенью следовал Либерман. Его преданность Нетаниягу была абсолютной. Самым главным для Эвика было продвижение Биби, как называют бывшего премьер-министра его сподвижники. Вскоре Либерман возглавил предвыборный штаб Нетаниягу на праймериз Ликуда, и тот был избран председателем блока.

Первое, что сделал новый лидер, — назначил Либермана генеральным директором Ликуда, который в 1993 году находился на грани развала. Десятки миллионов шекелей долга, внутренние распри, потеря сторонников. Отделения блока на местах практически не функционировали, а в опросах общественного мнения тогдашний премьер-министр Ицхак Рабин лидировал с огромным отрывом.

Либерман принялся за работу. Он уволил десятки никому не нужных функционеров, получавших огромные зарплаты, навел строгий порядок в организационной структуре Ликуда, в течение года расплатился с долгами, построил партийную инфраструктуру. Популярность Нетаниягу начала резко расти. К осени 1995 года он уже опережал премьер-министра Рабина в опросах общественного мнения.

После убийства главы правительства пресса развернула кампанию по дискредитации и даже шельмованию Нетаниягу, Ликуда и всего правого лагеря. По опросам, Переса поддерживали 54% населения, Биби — 27. Казалось, все проиграно...

По свидетельству журналистов, встречавшихся тогда с Либерманом, тот был «абсолютно уверен в победе Нетаниягу на предстоящих выборах». Эвик не опустил руки, не впал в панику, а продолжал спокойно и методично вести свою работу. И она принесла плоды.

Премьер-министром стал Нетаниягу, который тут же назначил Либермана генеральным директором своей канцелярии, — как шутили тогда местные журналисты, «израильским Чубайсом», сыгравшим решающую роль в победе на президентских выборах Бориса Ельцина.

Но не успел новый генеральный директор приступить к своим обязанностям, как на него обрушился шквал критики. Впрочем, критикой это назвать нельзя. На него просто вылили ушат помоев. Тон задала газета «Едиот ахронот», которая наградила Либермана характеристикой: неизвестно откуда взявшийся «гомо совьетикус». Дальше — больше...

Но если разобраться объективно, то израильские СМИ должны были носить Либермана на руках. Ведь он, по существу, являлся (и продолжает оставаться) воплощением идеи сионизма. Еврей, репатриировавшийся в Эрец Исраэль, собственными руками построивший дом, пробившийся в высшие сферы власти, — одним словом, сделавший себя сам.

Так почему же израильские массмедиа начали массированную атаку на Либермана, которому Нетаниягу во многом обязан своей победой? Цель очевидна — избавиться от этого человека.

Впрочем, журналисты понимали, что компромата на Эвика им найти не удастся. Прошлое у него безукоризненно: блестяще оконченный университет, безупречная служба в армии. Где бы он ни работал, везде о нем отзывались как о профессионале, честном и ответственном человеке. Раскопать «клубничку» в семейной жизни тоже не получилось. Либерман — примерный муж и отец. Даже работая по двадцать часов в сутки, он раз в неделю выезжал в супермаркет за продуктами, чтобы жена не таскала тяжелые пакеты. Его невозможно обвинить и в высокомерии.

Газета «Маарив» опубликовала список друзей Либермана — сплошь простые люди, с которыми всемогущий глава канцелярии продолжал поддерживать добрые отношения. Находясь на высокой должности, в обществе друзей он охотно рассказывал анекдоты, пел песни под гитару, не отказывался от рюмки хорошей водки.

Сегодня можно совершенно четко проследить тенденцию израильских СМИ и тех сил, которые за ними стояли. Вбить клин между Либерманом и Нетаниягу. Муссировались слухи о том, что в действительности все решает Либерман: назначает на должности, диктует Биби, что и как говорить. Больше того, именно он руководил формированием правительства.

При каждом удобном и неудобном случае пресса заостряла внимание читателей на «русском» происхождении Либермана. В статьях непременно упоминались «тяжелый русский акцент», любовь к русской литературе, «русская» жена, «русские» приятели. По существу, израильтянам внушалось: пришел некий «гомо совьетикус», каким-то образом одурманил Нетаниягу (пусть правого, но все-таки нашего, «сабру») и невесть как пролез к власти.

Между тем его карьера, как до сих пор признают израильские СМИ, не имела аналогов. Обосновавшись на Земле обетованной, он без каких-либо связей, без богатых и влиятельных покровителей сделал то, о чем только могут мечтать отпрыски высокопоставленных израильских семей.

Вот этого Либерману и не могли простить...

* * *

23 ноября 1997 года Либерман подал в отставку с поста генерального директора министерства главы израильского правительства. В тот же день она была принята премьер-министром Нетаниягу.

В официальном сообщении была дана высокая оценка деятельности Либермана на этом посту. Сам же премьер заявил: «Я сожалею об отставке своего верного друга, который работал со мной на протяжении долгих лет. Однако я не могу препятствовать его решению...»

Почему ушел Либерман, израильские журналисты (и не только они) гадают до сих пор… Сам он заявил, что государственная служба не позволяла ему активно заниматься партийными делами, поэтому он и решил оставить свой пост.

* * *

В январе 1999 года Либерман объявил о создании партии «Исраэль бейтейну», во главе которой он вышел на выборы. Его партия выдвинула детальную программу демократического обновления страны, предусматривающую принятие Конституции, учреждение Конституционного суда, установление президентской формы правления, реальное разделение ветвей власти. Кроме политических реформ, были разработаны программы экономических реформ, обеспечения безопасности страны, борьбы с террором.

Политическая позиция Либермана базируется на следующих основных принципах: Иерусалим навсегда останется единой и неделимой столицей Израиля; Голанские высоты являются суверенной территорией Израиля; для Израиля неприемлемы политические переговоры с террористами.

На выборах 17 мая 1999 года его партия получила 4 мандата. Либерман призвал все партии правого национального лагеря к объединению, но на его призыв откликнулся только лидер фракции «Национальное единство» ныне покойный Рехавам Зеэви (Ганди). Образовавшийся блок «НДИ — Национальное единство» состоял из семи депутатов.

В период внеочередных выборов главы правительства (февраль 2001 года) партия Либермана показала себя как наиболее организованная и влиятельная сила на «русской улице» и сыграла решающую роль в победе кандидата от правого национального лагеря Ариэля Шарона. Многочисленные опросы среди русскоязычного населения показали, что подавляющее большинство граждан сделали свой выбор в пользу Шарона под влиянием Либермана.

В марте 2001 года он был назначен на один из самых влиятельных и ключевых постов в государстве — министра национальной инфраструктуры. Земля, электричество, вода, энергоресурсы (газ, нефть), телерадиокоммуникации, геологоразведка и многое другое находилось в ведении его министерства. На этом посту он проработал всего год — в марте 2002 года он подал в отставку в знак протеста против политики правительства Шарона. Но за этот довольно короткий срок он сумел сделать очень многое.

По его инициативе было начато строительство опреснительных установок, проведена эффективная разъяснительная кампания по экономии воды, началась реализация крупных проектов национального значения, среди которых строительство новой электростанции в Ашкелоне, прокладка газопровода от месторождений в прибрежном шельфе Израиля и многие другие.

На выборах 2003 года блок «Национальное единство» под руководством Либермана получил 7 мандатов. Он был назначен на пост министра транспорта. Здесь, как всегда, он проявил себя деятелем государственного масштаба. За считанные месяцы работы в министерстве транспорта он добился разработки и окончательного утверждения правительством и кнесетом пятилетнего плана развития железнодорожного транспорта. Уже начавшаяся и идущая ускоренным темпом его реализация принесет стране тысячи новых рабочих мест, даст возможность сотням тысяч израильтян, живущих на периферии, найти работу, быстро добираясь до центра страны, и сделает Израиль по-настоящему современной и экономически развитой державой.

Значительных успехов он добился и в сфере борьбы с аварийностью на израильских дорогах. Разработанный по его инициативе комплексный план мер по снижению аварийности уже принес плоды: впервые за долгие годы в 2003 году на дорогах страны погибло и покалечено меньше израильтян, чем в году предыдущем. Каждый месяц в стране открывались новые дорожные развязки и участки магистралей, по много лет пребывавшие в состоянии безнадежного долгостроя.

Деятельность Либермана на посту министра транспорта получила высокую оценку деловых кругов Израиля. Ему была вручена премия премьер-министра за выдающийся вклад в развитие экономики страны за 2003 год. Эта премия присуждается «жюри» из шестисот крупнейших предпринимателей страны.

За последние годы Либерман прочно занял первую строку в десятке самых влиятельных «русских» политиков. В результате опросов общественного мнения, проведенных среди русскоязычных граждан страны, он неоднократно получал звание «Человека года»: в 1996, 1997, 2000 и 2001 годах.

Либерман также является одним из авторов концепции нового внешнеполитического курса Израиля в отношениях с Россией, странами СНГ и Восточной Европы, в основу которой положена идея стратегического партнерства. Эта концепция была разработана и принята к реализации в период, когда во главе правительства находился Нетаниягу.

* * *

Но это, так сказать, день вчерашний. Что происходит сегодня?

Во-первых, продолжается одностороннее размежевание с палестинцами. Во-вторых, приближаются парламентские выборы, намеченные на 28 марта 2006 года.

Либерман, в отличие от сторонников премьер-министра, решительно выступает против плана размежевания. В чем именно он видит недостатки этого плана? По его мнению, уход из сектора Газы имел бы какой-то смысл, если бы обеспечил конкретные политические дивиденды в области безопасности и внешней политики. Например, гарантия прекращения палестинского террора или официальное признание Евросоюзом той невероятной жертвы, на которую пошел Израиль, с последующим пересмотром ЕС своей традиционно одиозной позиции в ближневосточном конфликте. Он убежден, что «пресловутый план Шарона гарантирует лишь депортацию евреев из сектора Газы и Северной Самарии, повышая тем самым опасность ракетных обстрелов израильских городов».

Но Либерман не был бы Либерманом, если бы не высказал все до конца. Он написал письмо премьер-министру. «Ваше пребывание на посту главы правительства сопровождается чередой серьезнейших ошибок. Вы одобрили план «Дорожная карта», основной идеей которого было создание палестинского государства. В конечном итоге, «Дорожная карта» завела нас в тупик. Вы выступили с планом одностороннего размежевания с палестинцами. У Вас нет поддержки ни в правительстве, ни среди членов Вашей фракции, ни даже в самой партии, а Ваше окружение находится в состоянии истерии».

Что касается предстоящих выборов, то о них Либерман заговорил еще в ноябре 2004 года. В своих многочисленных интервью он не скрывал, что позиционирует свою партию как организацию, представляющую интересы алии, хотя тема алии в программе «Исраэль бейтейну» занимает только четвертое место — после вопросов безопасности, экономики, изменения государственного устройства.

По мнению Либермана, вопросы безопасности стоят на первом месте для всех граждан. И уже затем можно думать о других проблемах...

Что касается второго места (экономика), то, по его убеждению, новые репатрианты должны жить достойно, работать и получать нормальную зарплату за свой труд, а не существовать на пособия. И, значит, подчеркивает Либерман, «в первую очередь нам нужно думать о том, как создать для них высококвалифицированные рабочие места».

На одной из пресс-конференций Либермана спросили, не боится ли он того, что отказ от популистских лозунгов в итоге отберет у него электорат?

— Я всегда говорил, что мне не нужно чужого, я хочу только свое, — ответил он. — И я никогда не гнался за дешевой популярностью и газетными заголовками. В то же время я убежден, что большинство новых репатриантов пойдут за теми, кто предлагает реальные решения их проблем, а не покупается на дешевый популизм. В то же время я хочу напомнить, что политические идеи не обладают авторским правом, и я буду лишь рад, если часть наших идей будет подхвачена другими партиями и движениями. В конце концов, чем больше у нас союзников в деле преобразования страны, тем лучше...

В начале 2001 года Либерман выдвинул разработанную им программу разрешения палестино-израильского конфликта: создание на территориях с преобладающим населением палестинских арабов отдельных самоуправляемых кантонов. На сегодняшний день этот план является единственной реальной альтернативой обанкротившейся концепции «Осло».

Нет сомнения, что Либерман получит места в кнесете. За него и его партию проголосовали бы еще больше избирателей, если бы не одна существенная деталь, которую точно подметил Элиэзер Фельдман, руководитель института «Мутагим», специализирующегося на изучении электоральных предпочтений «русской улицы» в Израиле. «Его трагедия в том, — подчеркнул Фельдман, — что Либерман пользуется огромной личной популярностью, но он считается крайне правым и не может изменить свой имидж».

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03803 sec