Военно-политическая обстановка в Ираке: ноябрь 2005 года

07 декабря 2005
В.П. Юрченко

Военно-политическая обстановка в Ираке в ноябре с.г. характеризовалась сложностью и напряженностью. Иностранные боевики и силы местной вооруженной оппозиции продолжали совершать многочисленные вооруженные нападения и теракты. Сохраняются серьезные противоречия между различными политическими силами Ирака по вопросам дальнейшего развития страны, что не позволяет вести конструктивный диалог о национальном примирении.

Отчетливо проявляются сепаратистские тенденции в Курдистане и на юге Ирака. Иракское руководство вело активную деятельность на международной арене с целью получения поддержки своего политического курса.

В сфере безопасности в течение прошедшего месяца крупных изменений в лучшую сторону не произошло. Наиболее активно и масштабно иностранные боевики и иракские партизаны продолжали действовать на западе, в центральной части и на севере страны, в районах с преимущественно арабским суннитским населением.

По-прежнему наиболее часто теракты, обстрелы, вооруженные нападения, другие насильственные действия наблюдались в Багдаде (в том числе в тщательно охраняемой «зеленой зоне») и его окрестностях, а также в городах (и прилегающих к ним районах): Баакуба, Рамади, Самарра, Киркук, Карабаила, Эль-Фаллуджа, Эд-Даура, Хусейба, Эль-Каим, Мосул, Тикрит, Байджи, Эр-Рутба, Синджар, Эль-Хадита, Балад, Ханакин, Хит, Эт-Тамим и в ряде других мест. При этом главным районом действий сил вооруженной оппозиции и иностранных боевиков остается западная провинция Анбар.

Американские войска при содействии иракских правительственных сил провели в ноябре в различных районах провинции Анбар, особенно вблизи границы с Сирией, целый ряд крупных войсковых операций. Они проходили в районе городов Хусайба, Эт-Тамим, Рамади, Карабаила, а их целью являлась ликвидация опорных баз иностранных боевиков и террористов в приграничной зоне, а также улучшение ситуации в сфере безопасности перед предстоящими 15 декабря парламентскими выборами.

Характерно, что в отличие от предыдущих мероприятий подобного рода в местах, где были осуществлены операции, остались постоянные гарнизоны правительственных войск. Дополнительные подразделения армии и пограничников размещены на границе с Сирией с целью воспрепятствовать проникновению с ее территории в Ирак иностранных боевиков. 30 ноября 2000 американских и 500 иракских военнослужащих начали новую операцию в западном регионе, на этот раз в районе г. Хит.

В целом же, многочисленные войсковые операции, с завидным постоянством осуществляемые американским командованием при участии иракских войск, не могут пока привести к коренному улучшению ситуации в сфере безопасности, нанести крупное поражение противнику. Да, иностранные боевики и местные повстанцы несут большие потери, ликвидируются многие их опорные базы и т.д. Однако со временем они восстанавливают свои силы и продолжают действовать с прежней интенсивностью, а порой еще более активно.

Представители командования ВС США также заявляют, что «упорство повстанцев в западном Ираке можно привести к «приемлемому уровню» (отметим, что о полном подавлении речь не идет), но это будет зависеть от создания иракских сил безопасности и завоевания доверия у населения региона». Американские командиры также предлагают использовать в боевых операциях в провинции Анбар воинские части, укомплектованные преимущественно местными жителями, а не «мусульманами-шиитами и курдами, чье присутствие ожесточает повстанцев».

Большие потери в ходе проводимых войсковых операций продолжают нести мирные жители, тысячи людей лишаются крова, становятся беженцами. Иракские медицинские источники обвиняют американских военных в сокрытии многочисленных фактов гибели мирных граждан от постоянных ударов боевой авиации.

О том, что ситуацию пока не удается решительно переломить в нужном для Вашингтона и официального Багдада направлении, со всей очевидностью свидетельствует очень крупное (свыше 20 тыс. чел.) увеличение численности американской военной группировки в Ираке с целью более надежного обеспечения безопасности на период проведения выборов в парламент. Этот шаг также красноречиво говорит о реальной способности иракских силовиков самостоятельно контролировать (а вернее, не контролировать) ситуацию в стране.

Со своей стороны, легально действующие суннитские партии постоянно призывают прекратить практику крупных войсковых операций американских и иракских сил, считая, что они «представляют угрозу политической жизни и безопасности страны в преддверии парламентских выборов».

Под давлением ЛАГ и ее генерального секретаря А. Мусы министр внутренних дел Ирака В. Джабер объявил об отмене крупнейшей операции против вооруженной оппозиции и иностранных боевиков, которая должна была проводиться с 24 ноября одновременно в различных районах страны. В ней планировалось задействовать до 10 тыс. иракских военных и сотрудников сил безопасности.

Постоянной активностью характеризуются действия боевиков и партизан в так называемом треугольнике смерти южнее Багдада, в частности, в районе городов Эль-Махмудия, Сальман-Пак, Эль-Мусаийб.

Различного рода вооруженные и террористические акции не прекращаются на юге Ирака. В прошедшем месяце они наиболее часто происходили в крупнейшем городе региона — Басре и его окрестностях. Также отметим города Эд-Дивания, Хилла, Кербела, Махавиль. В целом же, ситуация в сфере безопасности на иракском юге была не столь напряженной, как на западе, в центре и на севере страны.

Обстановка в Иракском Курдистане в целом сохранялась стабильной.

Иракские повстанцы и иностранные боевики постоянно совершенствуют тактику своих действий, используют против американских и иракских правительственных войск все более сложные и эффективные средства вооруженной борьбы. Отмечается эффективность их действий против американской бронетехники. Широко используются специально сконструированные фугасы направленного действия, которые легко пробивают даже усиленное бронирование, а от фугасов, устанавливаемых на обочинах дорог (roadside bombs), американские военные продолжают нести наибольшие потери, хотя, как было заявлено командованием ВС США в Ираке, в ноябре использование этого типа боеприпасов сократилось.

Командование коалиционных сил и иракские власти заявляют о высоком уровне разведывательной деятельности сил вооруженной оппозиции и иностранных боевиков, чьи «осведомители работают эффективнее, чем у американцев». У них имеется обширная разведывательная сеть, которая «позволяет следить за каждым нашим (американским. — В.Ю.) шагом в Ираке, а каждый раз, когда нам удается завербовать иракца с тем, чтобы он сообщил нам, где находится аз-Заркауи, этого иракца скоро находят мертвым». По словам эксперта из министерства юстиции США, иракцев даже не прельщают 25 млн долларов, обещанных за информацию, которая поможет захватить главаря террористов.

Американские разведорганы оценивают численность боевиков, находящихся в подчинении аз-Заркауи, примерно в 1000 человек, преимущественно иностранцев. Кроме того, террористу оказывают содействие многочисленные помощники из числа местных жителей.

Отмечается тенденция, когда бывшие баасисты из числа приверженцев С. Хусейна все чаще выдают себя за исламских повстанцев. Зачастую это делается с целью получения денег от зарубежных спонсоров, главным образом из стран Персидского залива (ОАЭ, Катар), а также для маскировки своего участия в терактах.

Сторонники вооруженной оппозиции активно внедряются в местные органы власти. Так, в ходе операции иракских сил безопасности в г. Баакуба к северу от Багдада были арестованы свыше 370 человек, подозреваемых в принадлежности к антиправительственным формированиям или содействии им. Причем среди задержанных было много чиновников провинциального уровня, работников различных государственных учреждений.

Со своей стороны, легальная суннитская оппозиция обвиняет багдадские власти и американские войска в многочисленных нарушениях прав иракских граждан, прежде всего арабов-суннитов. В частности, властям предъявлено обвинение в «содержании тайных тюрем, где заключенные сунниты подвергаются пыткам». Факты жестокого обращения с заключенными был вынужден признать заместитель министра внутренних дел Ирака Х. Камаль. Ситуация усугубляется тем, что в настоящее время большая часть сотрудников органов безопасности представлена именно шиитами, тогда как основную массу заключенных составляют сунниты, задержанные за участие в деятельности антиправительственных вооруженных формирований или, что чаще, по подозрению в участии или содействии деятельности повстанцев.

Один из ведущих политических лидеров шиитской общины, руководитель Высшего совета исламской революции в Ираке (ВСИРИ) А.А. аль-Хаким призвал США предоставить иракцам (читай: нынешнему шиитскому руководству и его курдским союзникам) свободу действий в борьбе с боевиками. Аль-Хаким утверждает, что американцы не дают властям Ирака проводить «более агрессивную политику» по отношению к боевикам, чем «связывают им руки и способствуют активизации террористов». Критикуя действия Вашингтона, шиитский лидер, тем не менее, заявил, что американские войска должны оставаться в стране как «гости иракского правительства».

Не снижается накал противоборства между арабами-суннитами и шиитами, которое во многих случаях принимает формы прямых вооруженных столкновений. Широкую практику получили похищения и убийства политических и религиозных деятелей обеих общин, теракты в мечетях и др. Шииты создали «отряды смерти» для преследования суннитов, хотя тот же аль-Хаким отрицает причастность военизированного крыла ВСИРИ к их созданию. Аналогичные формирования есть и у суннитов.

Шииты и сунниты, проживающие вблизи Багдада в деревнях и городах со смешанным составом жителей, зачастую вынуждены перебираться в населенные пункты с однородным проживанием своих единоверцев. В то же время, по информации американских СМИ, подобная «унификация» не вызывает никакой реакции со стороны иракских властей.

Иностранные боевики и иракские партизаны продолжают активно действовать на автодорогах в различных районах страны, что ведет к ощутимым потерям среди водителей, в том числе иностранцев, и затрудняет транспортные перевозки в интересах обеспечения деятельности коалиционных сил. Так, из 100 турецких граждан, погибших в Ираке после войны 2003 года, значительную часть составляют именно водители автотранспорта.

Потери на дорогах несут американские и иракские военные. Командование ВС США в Ираке принимает меры по большему привлечению иракских сил для обеспечения безопасности на автотрассах. С этой целью, в частности, местных военнослужащих и полицейских обучают способам борьбы с минной опасностью. Однако здесь же отметим, что при этом американцы опасаются высокой вероятности того, что внедренные в правительственные силовые структуры сторонники повстанцев и боевиков получат доступ к американским противоминным «ноу-хау».

В ноябре частым нападениям продолжали подвергаться представители органов официальной власти различных уровней, иракские военнослужащие и полицейские, политические и религиозные деятели, местные граждане, обслуживающие иностранные (американские) войска, и работающие в Ираке иностранцы. Имели место случаи обстрела иностранных посольств, были похищены три марокканских дипломата. Возобновилась практика захвата в заложники иностранных граждан.

С марта 2003 года по ноябрь 2005 года в Ираке погибли 428 и были ранены около 4000 тыс. гражданских служащих компаний США — подрядчиков Пентагона. При этом только в текущем году погибли около 200 и получили ранения до 2,5 тыс. чел. Примерно треть погибших — граждане Соединенных Штатов. В настоящее время в Ираке в американских компаниях, обслуживающих МО США, работают около 75 тыс. чел., в основном иракцев.

Жертвами террора и бандитизма по-прежнему становятся врачи, преподаватели высших учебных заведений, другие представители иракской интеллигенции. С марта 2003 года в Ираке погибли свыше 150 врачей. В послевоенный период страну покинули более трех тысяч квалифицированных медицинских работников. Зачастую жертвами преступников становятся специалисты, эмигрировавшие в свое время из Ирака от репрессий саддамовского режима и вернувшиеся на родину, чтобы участвовать в ее восстановлении.

По информации командования ВС США в Ираке, в ноябре заметно сократилось число акций, совершенных террористами-смертниками. В то же время имели место случаи использования в качестве террористов детей.

Вооруженным нападениям и диверсиям подвергаются различные объекты нефтяной отрасли (преимущественно на севере Ирака). От этих действий страна теряет в сутки около 500 тыс. баррелей нефти, что составляет треть нефтедобычи. В денежном исчислении это равно 28 млн долларов.

Сложной остается обстановка на границах Ирака с соседними государствами. Повышенная напряженность сохраняется на иракско-сирийской границе. Багдад продолжает обвинять Дамаск в том, что последний не принимает должные меры по прекращению проникновения иностранных боевиков в Ирак с территории Сирии. Со своей стороны, сирийские власти заявляют о нежелании иракских властей и американского командования сотрудничать в вопросах совместной охраны границы.

За время, прошедшее после свержения режима С. Хусейна, Ирак превратился в один из основных мировых центров по перевалке наркотиков. Гашиш, опиум и героин из Ирака переправляются в страны Персидского залива, Турцию, Иорданию и далее в Европу. Одновременно наркомания приобретает все более широкое распространение среди иракской молодежи, в том числе студентов.

Правительство Ирака и командование коалиционных сил продолжают уделять первостепенное внимание укреплению национальных силовых структур (армии, органов и военизированных формирований МВД). Происходит быстрый рост их численности: май с.г. — 159 тыс. чел., сентябрь — 192,5, тыс. чел., а по состоянию на 1 декабря — 212,3 тыс. человек. Кроме того, около 9 тыс. человек проходили обучение, а 10 тыс. иракцев записались добровольцами в армию и полицию и в ближайшее время должны приступить к обучению.

К июлю 2006 года численность иракских силовых структур намечено довести до 270 тыс. чел., а в 2007 году — до 325 тыс. человек.

Отмечается повышение боеспособности иракских силовиков, хотя этот процесс происходит далеко не так быстро, как бы хотелось властям Ирака, вашингтонской администрации и Пентагону. Увеличивается количество частей, способных участвовать в операциях против сил местного вооруженного сопротивления и иностранных боевиков.

По оценке американских военных, из 88 армейских батальонов 36 можно отнести к боеготовым, то есть способным к совместному с войсками США (но не самостоятельному) участию в боевых операциях. И это не голословное утверждение — практика войсковых операций против повстанцев и боевиков со всей очевидностью показывает, что основная нагрузка в борьбе с противником по-прежнему лежит на войсках США. И что весьма важно, огневую и авиационную поддержку действий войск осуществляют исключительно американские силы.

Расширяются зоны, где ответственность за безопасность несут иракские армия и полиция. В частности, это города Эн-Неджеф и Кербела, провинция Васит, ряд районов Багдада. Однако в большинстве случаев поблизости от контролируемых иракцами районов находятся части ВС США, готовые оперативно прийти им на помощь. Во многих случаях уход американских военных ведет к ухудшению положения дел в сфере безопасности, усилению активности повстанцев и иностранных боевиков.

Медленно улучшается техническое оснащение иракских силовиков. Это обстоятельство негативно сказывается не только на общей боеспособности армии и полиции, но и на морально-психологическом состоянии личного состава, боевой дух которого и так нельзя назвать высоким.

Вооруженные силы Ирака состоят из сухопутных войск и небольших ВВС и ВМС. Их общая численность составляла на середину ноября 99,8 тыс. чел., из которых 87 тыс. прошли различные виды обучения. К июлю 2007 года численность ВС намечено довести до 131 тыс. чел.

Руководство вооруженными силами осуществляют министерство обороны и генеральный штаб. Министром обороны является гражданское лицо. В министерстве обороны имеются три оперативных командования: учебное, поддержки (тыловое) и специальных операций. Также имеется объединенный оперативный центр МО и МВД.

Генштаб состоит из управлений: личного состава, разведывательного, оперативного, тыла, планирования, связи, боевой подготовки и инспекционного, а также военно-юридической и военно-медицинской служб.

Сухопутные войска (98,8 тыс. чел.) организационно сведены в 10 дивизий (9 пехотных и 1 механизированная) и ряд отдельных частей и подразделений. Из 10 дивизий полностью завершено формирование лишь одной. В 2006 году намечено сформировать одну бронетанковую и одну механизированную дивизии. Большая часть дивизий дислоцирована в центральных, западных и северных районах страны, в том числе три в Багдаде и его окрестностях. Одна дивизия размещается в Басре. Численность личного состава дивизий колеблется от 3 до 15 тыс. чел. Организационно они состоят из 4-6 бригад. На вооружении имеется в основном стрелковое оружие и легкая бронетехника. Таким образом, дивизии фактически остаются охранными формированиями. Исключение составляет 9-я дивизия, дислоцированная в районе Эт-Таджи недалеко от Багдада. На ее вооружении состоит 121 танк (Т-72 – 77, Т-55 и Т-59 (кит.) — 44), а также большое число легкой бронетехники (БМП-1, МТ-ЛБ, 44 «Панар» М3.).

Наиболее хорошо подготовленным компонентом сухопутных войск считаются Иракские специальные оперативные силы, предназначенные для проведения антитеррористических и специальных операций. Они насчитывают 1,3 тыс. чел.

Техническое оснащение сухопутных войск все еще остается на низком уровне, хотя некоторый прогресс имеет место. Так, в ноябре из Венгрии были получены 77 отремонтированных и модернизированных танков Т-72, 36 БМП-1 и 4 БРЭМ на базе танка Т-55. Ранее легкая бронетехника поступила из Иордании, ОАЭ и Украины. Кроме того, по состоянию на начало ноября с.г., страны НАТО передали иракским военным 26 тыс. единиц стрелкового оружия, 6,3 млн патронов, 200 РПГ, 10 тыс. касок. В то же время в войсках практически отсутствуют артиллерия, средства противотанковой и противовоздушной обороны, не хватает инженерной техники и средств связи.

Польская фирма «Бумер» в ноябре начала поставку иракским силовикам бронированных автомобилей «Дзик-2» («Кабан»). Были получены первые 22 машины. Всего же по контракту стоимостью 100 млн долларов поляки продадут Ираку 600 автомобилей этого типа и 115 БТР-80. Общая стоимость контрактов фирмы «Бумер» с иракским правительством составляет 400 млн долларов. В частности, намечено поставить ВВС Ирака предварительно приобретенные в России 34 вертолета (Ми-8 — 14, Ми-17 — 10).

Иракское руководство считает возможным диверсификацию источников приобретения оружия и готово закупать его как у «восточных стран», так и на Западе. Всего на военные закупки, как было заявлено в Багдаде, выделено 6 млрд долларов.

Военно-воздушные силы (200 чел.) имеют на вооружении 16 легких разведывательных самолетов, 3 транспортных самолета С-130 и 9 вертолетов.

Военно-морские силы (700 чел.) представлены патрульными катерами (5), моторными лодками и подразделением морской пехоты.

Подготовка рядового и сержантского состава ведется в трех региональных учебных центрах на специализированных курсах со сроком обучения от 3 до 15 недель (для ВВС от 1 до 6 месяцев). Младший офицерский состав готовится в военной академии (фактические это военное училище) со сроком обучения 12 месяцев. Ее программа адаптирована к программе английского военного колледжа в Сандхерсте. При академии имеются курсы командиров рот. Старших офицеров обучают в Штабном колледже. Также имеются Военный институт обеспечения и поддержки, училища военной разведки, военной полиции и военно-инженерное. В 2006 году для подготовки офицерских кадров высшего звена планируется открыть Колледж национальной обороны. Непосредственно в войсках обучением личного состава занимаются американские военные советники и инструкторы. Значительную помощь в деле подготовки кадров для армии и сил безопасности оказывает действующая в Ираке специальная миссия НАТО.

Новый канцлер Германии А. Меркель заявила, что ФРГ не будет участвовать в деятельности миссии НАТО в Ираке, но согласна готовить иракских силовиков на территории соседних с Ираком стран.

В иракских вооруженных силах ощущается острая нехватка по-настоящему обученных кадров, профессионалов своего дела. Серьезно стоит вопрос о благонадежности личного состава. Нередки случаи оказания военными помощи повстанцам и боевикам, отказа стрелять в своих соотечественников, прямого перехода на сторону противника.

Министерство обороны Ирака обратилось к бывшим офицерам саддамовской армии в звании не старше майора вступать в ряды новых национальных ВС. Данное обращение свидетельствует о нехватке в армии подготовленных (после войны 2003 г.) командных кадров и вполне вписывается в происходящий в настоящее время процесс «шиитизации» вооруженных сил и других силовых структур Ирака. Ведь в прежней армии шииты, как правило, служили в невысоких званиях, а старшие офицеры и генералы в подавляющем большинстве были представлены арабами-суннитами.

Органы и военизированные формирования МВД насчитывают 112,5 тыс. чел. В полиции проходят службу 75 тыс. чел., из которых 68,9 тыс. прошли различные виды подготовки. К февралю 2007 года численность полиции намечено довести до 135 тыс. чел.

Наиболее подготовленной частью МВД считаются специальные полицейские силы, состоящие из 28 батальонов: «коммандос» (около 10 тыс. чел.), механизированных полицейских (1,2 тыс. чел.) и полиции общественной безопасности (7 тыс. чел.). Силы «коммандос» планируется увеличить на 1,8 тыс. чел., а полиции общественной безопасности на 3,6 тыс. чел.

Батальоны «коммандос» и механизированной полиции предназначены в основном для ведения антитеррористических операций, а батальоны общественной безопасности — для подавления массовых беспорядков. Основная часть специальных полицейских сил размещена в районе Багдада и на западе страны.

В составе МВД имеется специальное подразделение реагирования на чрезвычайные ситуации (300 чел.). Оно занимается поиском и арестом особо опасных преступников, освобождением заложников, разминированием важных объектов и др.

Силы пограничной охраны МВД насчитывают 18 тыс. чел. и состоят из 36 батальонов, размещенных на 198 фортах (заставах), в том числе на границе с Турцией и северным Ираном — 45, с Ираном и Кувейтом — 64, с Саудовской Аравией — 29, с Сирией и Иорданией — 60 (4,3 тыс. чел.). Численность погранохраны планируется довести до 21 тыс. чел., а число фортов до 258, в том числе на границе с Сирией, — до 90.

Иракский дорожный патруль (1,3 тыс. чел.) предназначен для обеспечения безопасности на важнейших автомагистралях, в частности, для вооруженного сопровождения автоколонн и патрулирования. Его численность намечено довести до 6,3 тыс. чел.

Американские военные считают, что одной из самых серьезных проблем остается отсутствие контроля со стороны иракского правительства над многими полицейскими подразделениями, которые находятся «под сильным влиянием шиитских военных формирований или же, по сути, превратились в такие формирования, которые подозреваются в убийствах и пытках суннитов». Кроме того, по оценке командования ВС США, иракская полиция и другие структуры МВД охвачены «повальной коррупцией».

Таким образом, говорить о том, что иракские армия и полиция могут самостоятельно и в полном объеме решать задачи по обеспечению безопасности и поддержанию порядка в стране, пока не приходится. По оценке иракских властей, на создание в стране боеспособных вооруженных сил и структур безопасности потребуется от одного года до полутора лет. Как представляется, подобный оптимизм явно не оправдан. Более реальные сроки называют независимые американские эксперты — от двух до пяти лет.

Ирак и Иран подписали соглашение о сотрудничестве в сфере безопасности, которое предусматривает совместную деятельность сторон в данной сфере и, в частности, иранское содействие в подготовке кадров для Ирака.

По состоянию на 1 декабря 2005 года, численность иракской группировки вооруженных сил США составляла около 160 тыс. чел. После парламентских выборов в декабре с.г. Пентагон намерен сократить численность войск в Ираке до «нормального» уровня в 138-140 тыс. чел.

Потери личного состава американских ВС в Ираке в ноябре 2005 года оставались довольно высокими и составили убитыми 91 и ранеными 518 человек. Таким образом, общие потери вооруженных сил США со времени начала иракской кампании в марте 2003 года составили, по уточненным данным, убитыми 2156 и ранеными 16868 человек.

Потери среди военнослужащих других стран — участниц международной коалиции составили в ноябре два человека убитыми (Австралия, Великобритания) и 14 ранеными (Великобритания, Грузия, Дания, Польша).

В США продолжаются активные дискуссии по вопросу о значительном сокращении численности группировки американских войск в Ираке. В ноябре лидеры оппозиции в сенате потребовали от вашингтонской администрации предоставить график вывода войск из Ирака. В то же время палата представителей конгресса большинством голосов отвергла резолюцию, призывающую незамедлительно начать вывод войск США из этой страны.

Пентагон официально заявил, что решений о сокращении численности американских войск в Ираке в 2006 году не принималось. При этом было подчеркнуто, что «военные специалисты при планировании учитывают широкий спектр возможного развития событий в Ираке, и у нас есть планы действий как в условиях, позволяющих сократить численность сил коалиции, так и в условиях, требующих увеличения численности контингента, развернутого в Ираке».

Итог нынешнего этапа дискуссий о сроках пребывания американских войск в Ираке подвел президент США Дж. Буш, который заявил, что армия останется там «до полной победы» и покинет иракскую территорию только после того, как в этой стране будет установлена «стабильная демократия». Тем более нынешняя администрация не будет устанавливать «надуманную дату» вывода войск в угоду «некоторым политикам из Вашингтона». В то же время Буш подчеркнул, что в предстоящие месяцы присутствие войск США в Ираке будет «менее очевидным», предполагается сократить число патрулей на улицах, из некоторых городов войска уйдут полностью и сосредоточатся на выполнении специальных задач, главным образом по поиску и уничтожению террористов. Также в очередной раз было повторено, что сокращение численности американских войск будет происходить лишь по мере усиления иракских сил безопасности.

Министерство обороны США готовит специальную директиву, согласно которой операции по обеспечению стабильности с привлечением гражданских специалистов приравниваются к боевым. Цель этого новшества — повысить эффективность в деле наведения порядка на иракской территории путем более согласованных действий различных правительственных ведомств. «Операции по обеспечению стабильности представляют собой основополагающую военную миссию США, проводить и поддерживать которую призвано министерство обороны», — говорится в проекте документа. Таким операциям «будет отдаваться приоритет, сравнимый только с тем, который имеют боевые операции». Предусматривается отправка в Ирак большого числа сотрудников гражданских правительственных учреждений, в том числе Госдепартамента США.

По информации СМИ, для борьбы с террористами и боевиками создана совместная американо-британская оперативная группа «Черная» (Task Force Black), в состав которой входят американские военнослужащие из спецподразделения «Дельта» и британской Специальной авиаслужбы (SAS). «Черный спецназ» используется для выполнения наиболее сложных задач по поиску и уничтожению террористов. Причем, как сообщается, американские и британские спецназовцы используют соответствующий опыт спецподразделений Израиля.

Представитель Пентагона сообщил о том, что в последнее время потери среди офицерского состава армии США в Ираке возросли вдвое.

Около 30 процентов американских военнослужащих страдают от серьезных психических расстройств в течение трех-четырех месяцев после возвращения из Ирака на родину. С аналогичными проблемами сталкиваются и их британские коллеги. При этом военнослужащие зачастую отказываются от медицинской помощи, опасаясь, что в этом случае их служебная карьера окажется под угрозой.

Американские военные публиковали в иракской прессе многочисленные материалы, в которых говорилось об успехах армии США, а также содержались обвинения в адрес иностранных боевиков и сил местной вооруженной оппозиции. Написанием пропагандистских материалов занимаются специальные подразделения ВС США, отвечающие за информационные операции. Военные принимали меры по сокрытию своей причастности к этим публикациям, но в итоге факт подобного рода деятельности все равно был вскрыт. Проводится официальное расследование.

Общая численность войск других стран коалиции в Ираке (26) существенно не изменилась и составляла на 1 декабря 2005 года около 22,5 тыс. человек. Наиболее крупными контингентами располагали Великобритания (8,5 тыс. чел.), Южная Корея (3,3 тыс. чел.) и Италия (около 3,0 тыс. чел.). Кроме того, в Ираке находятся 150 военнослужащих из Фиджи, которые охраняют сотрудников миссии ООН и не входят в состав многонациональных сил. Ожидается прибытие еще 65 фиджийских военнослужащих.

Премьер-министр Великобритании Т. Блэр подтвердил, что вывод британских войск из Ирака может быть начат в течение ближайшего года, но только при условии достижения иракской армией и полицией такой степени готовности, которая позволила бы им самостоятельно обеспечивать безопасность в стране.

По заявлению командования, британские военнослужащие не только обеспечивают безопасность на юге Ирака, но и активно участвуют в подготовке кадров для иракской армии и полиции, помогают местным властям в деле восстановления разрушенных экономических объектов, налаживании электро- и водоснабжения.

Правительство Латвии решило продлить срок пребывания национального контингента в Ираке (133 чел.) еще на один год.

Высшие иракские руководители и политические лидеры правящей шиитско-курдской коалиции выступают против поспешного ухода из страны многонациональных сил, считая, что это означало бы для Ирака катастрофу и победу терроризма.

Совет Безопасности ООН по просьбе иракского правительства 8 ноября продлил еще на год — до 31 декабря 2006 года — мандат на пребывание на территории Ирака многонациональных сил. СБ ООН может прекратить действие мандата досрочно, если этого потребует официальный Багдад.

Таким образом, положение дел в Ираке в сфере безопасности в ноябре 2005 года продолжало оставаться напряженным. Несмотря на ряд успехов, достигнутых американскими войсками при участии иракских правительственных сил в ходе войсковых операций на западе страны, коренного улучшения ситуации все еще не произошло.

Внутриполитическая обстановка в Ираке в ноябре 2005 года оставалась очень сложной. Не прекращается противоборство между основными иракскими политическими силами.

В ноябре в стране завершилась регистрация политических партий и объединений, намеревающихся участвовать в парламентских выборах 15 декабря с.г. Всего иракский Центризбирком зарегистрировал 228 партий и блоков. Фаворитом по-прежнему считается шиитский «Объединенный иракский альянс», к которому присоединилось радикальное движение «Ас-Садр», но который покинул Иракский национальный конгресс во главе с А. Чаляби. Ведущие курдские партии — Демократическая партия Курдистана и Патриотический союз Курдистана — снова выступают единым блоком.

Неоднозначно относятся к предстоящим выборам арабы-сунниты. Ряд суннитских партий создали предвыборные коалиции, а духовные лидеры общины заявили, что не будут препятствовать своим единоверцам участвовать в голосовании, хотя сомневаются в честности предстоящих выборов, так как они будут контролироваться «оккупантами и вступившим с ними в сговор правительством» Ирака. Суннитские партии, входящие в состав Фронта национального согласия (ФНС) отказались от участия в выборах и призвали к их бойкоту. В состав ФНС входят три влиятельные группировки: Исламская партия Ирака, родственная египетским «братьям-мусульманам», Конференция иракского народа и Совет национального диалога. Все они выступают против иностранного военного присутствия в Ираке и за скорейшее достижение страной подлинной независимости. Здесь же отметим, что многие духовные и политические лидеры иракских суннитов выражают свою поддержку Сирии, осуждают «неоправданную кампанию лжи и инсинуации, сопровождающие давление на Сирию» со стороны США. Иракские сунниты также не желают, чтобы в соседней стране «был повторен иракский сценарий».

19-21 ноября в Каире под эгидой ЛАГ проходила конференция по межиракскому диалогу. В ее работе участвовали 70 делегатов, представлявших широкий (но не весь) спектр политических сил страны. И хотя принятые на конференции решения во многом носят декларативный характер, тем не менее, ряд этих решений являются знаковыми. В первую очередь, это относится к требованию составить четкий временной график вывода из Ирака иностранных войск.

Делегаты конференции решительно осудили терроризм, но одновременно признали, что сопротивление иностранным войскам — «законное право всех народов». Также достигнута договоренность о прекращении различными иракскими политическими силами взаимной информационной войны. Характерным стал и призыв к освобождению из мест заключения всех иракцев, чья вина не была доказана. Принято решение созвать в Багдаде в конце февраля – начале марта 2006 года представительную конференцию по национальному примирению в Ираке.

Решения каирской конференции были восприняты в Ираке неоднозначно. Так, М. Барзани (в работе форума не участвовал) выступил против вывода из страны иностранных войск, считая, что это незамедлительно приведет к гражданской войне. Барзани также осудил силы сопротивления. «То, что происходит в Ираке, — не сопротивление, это — терроризм», и если решения каирской встречи противоречат подобному выводу, то «мы выступаем против них, и это наша официальная позиция», заявил М. Барзани. Кроме того, он подчеркнул, что в случае развязывания в стране гражданской войны курды оставляют за собой право на провозглашение независимости контролируемых ими территорий. При этом, по мнению Барзани, курды «вправе ставить вопрос о независимости», но пока они поддерживают новую иракскую конституцию и выступают «за демократический и федеративный Ирак».

Высказывания сепаратистского толка прозвучали и из уст лидера ВСИРИ А. А. аль-Хакима, заявившего о необходимости создания в рамках федерального Ирака отдельного региона из девяти провинций с преимущественно шиитским населением. И хотя аль-Хаким отметил, что «мы стремимся сохранить единство Ирака», это не меняет сути дела.

С другой стороны, несколько группировок из числа сил вооруженной оппозиции заявили о своей готовности присоединиться к политическому процессу. Однако видимого продолжения эта инициатива пока не получила.

Нынешнее иракское правительство продолжает отвергать возможность участия членов бывшей правящей партии Баас в политическом процессе и запрещает эмигрировавшим баасистам возвращаться на родину.

В последнее время отмечается повышение политической активности радикального шиитского лидера М. ас-Садра, особенно наглядно это проявляется в Багдаде и Басре. Число сторонников ас-Садра оценивается в несколько миллионов человек, преимущественно из беднейших слоев шиитского населения. В ряде случаев боевики подконтрольной ас-Садру «Армии Махди» вместе с полицией действуют против сил сопротивления и иностранных террористов. В ноябре шиитский имам предложил иракским политикам заключить «Пакт чести», предусматривающий выработку графика вывода иностранных войск из страны, отказ от создания на иракской территории военных баз других государств, освобождение из американских и иракских тюрем заключенных, принадлежащих к «честному сопротивлению» и не совершивших никаких преступлений. Одним из главных в «Пакте» является требование отложить решение о федеративном устройстве Ирака на период после ухода из страны иностранных войск.

По мнению многих экспертов, имам М. ас-Садр пользуется негласной, но мощной поддержкой Тегерана. В то же время коалиционное командование считает боевиков «Армии Махди» «потенциально самой опасной вооруженной милицией» в Ираке.

Значительные трудности продолжают испытывать иракская экономика и социальная сфера. Напряженная ситуация в сфере безопасности остается одной из главных причин медленного восстановления страны. По оценке американских экспертов, «задержки в реализации программ реконструкции часто происходят не по вине иностранных компаний. Мы хотим строить, а террористы — разрушать». К тому же более четверти выделяемых на восстановительные работы средств расходуется на обеспечение безопасности работающих в Ираке иностранцев. В итоге по двум основным показателям — добыче нефти и выработке электроэнергии — Ирак пока не вышел на показатели, существовавшие до американо-британского вторжения.

Продолжаются перебои в снабжении электроэнергией. Она подается по графику в среднем по восемь часов в сутки. Ежемесячно Ирак вынужден ввозить из-за рубежа, главным образом из соседних стран, нефтепродукты на сумму до 500 млн долл. Это обусловлено нехваткой собственных мощностей нефтепереработки. К тому же многие объекты нефтяной отрасли все еще не восстановлены. Ощутимо сказывается и деятельность боевиков. В то же время только в этом году выполнено 350 проектов по восстановлению водоснабжения и ирригации, отремонтировано более 700 школ.

Сложной остается санитарно-эпидемиологическая ситуация. Так, в ноябре в багдадском пригороде Мадинат ас-Садр было выявлено 15 тыс. случаев заболевания гепатитом.

В целом, внутриполитическая обстановка в Ираке в ближайшее время будет оставаться очень сложной. По причине серьезных разногласий между основными политическими силами страны процесс иракского урегулирования будет идти медленно и далеко не поступательно.

В ноябре 2005 года иракское руководство продолжало вести активную внешнеполитическую деятельность в регионе Ближнего и Среднего Востока и на международной арене в целом.

Администрация Дж. Буша в ноябре обнародовала обширный документ под названием «Национальная стратегия победы в Ираке», в котором в общем виде определены цели политики США в этой стране и способы их достижения. В «Национальной стратегии» определены три этапа достижения победы США в Ираке. «В краткосрочной перспективе Ирак добивается устойчивого прогресса в борьбе с терроризмом, прохождении политических вех, строительстве демократических институтов и формировании сил безопасности», «в среднесрочной перспективе Ирак … сам обеспечивает свою безопасность при полностью конституционном правительстве и продвижении к реализации своего потенциала», а «в долгосрочной перспективе Ирак является мирным, единым, стабильным и защищенным, хорошо интегрированным в международное сообщество и полным партнером в борьбе с терроризмом».

Главными американскими противниками в Ираке документ объявляет так называемых отвергающих, к которым относит арабов-суннитов в целом, которые обладали властью и авторитетом при прежнем режиме, но оставшимся не у дел в новом Ираке. С этой группой, по американским оценкам, можно вести диалог. Вторую группу составляют приверженцы С. Хусейна, «мечтающие о возвращении прежних времен» и не приемлющие происходящих перемен. Третью группу противников США составляют террористы, связанные с «Аль-Каидой».

В целом, положения «Национальной стратегии» подчеркивают намерение Соединенных Штатов и впредь прилагать усилия по удержанию ситуации в Ираке под своим контролем, а также демонстрируют стремление Вашингтона надолго оставаться в Ираке.

Посол США в Багдаде З. Халилзад получил от Вашингтона полномочия на установление контактов с представителями Ирана для обсуждения вопросов урегулирования иракской ситуации. Со своей стороны, Тегеран заявил, что «не имеет планов сотрудничества с США». Однако можно предположить, что окончательная точка в этом вопросе еще не поставлена.

Активно развиваются ирано-иракские отношения. В Тегеране заявляют о своей заинтересованности в стабилизации обстановки в соседней стране и сохранении ее целостности. Президент Ирака Дж. Талабани 21-23 ноября посетил с официальным визитом Иран. В Тегеране иракской делегации была предложена крупная и разнообразная экономическая помощь. При этом иранские руководители утверждали, что иностранное военное присутствие «вредит Ираку», также было заявлено о необходимости выработки четкого графика вывода иностранных войск с иракской территории.

Иордания стала первой (и пока единственной) арабской страной, официально назначившей своего посла в Ираке после падения режима С. Хусейна.

Президент Египта Х. Мубарак считает, что национальное примирение в Ираке является важнейшим условием для вывода из этой страны иностранных войск.

Иракское руководство призвало Иран и Сирию оказать воздействие на Сирию с тем, чтобы она приняла меры по предотвращению проникновения боевиков на территорию Ирака.

В Анкаре подтвердили, что политика Турции направлена на сохранение территориальной целостности Ирака. По оценке турецкого руководства, «угроза распада этой страны крайне велика, де-факто она уже распалась. Северный Ирак является отдельным государством».

Франция считает, что «международное сообщество не должно допустить поражения США в Ираке», так как это «может иметь самые трагические последствия». В Париже полагают, что необходимо «любой ценой избежать хаоса в Ираке», а раздел этой страны, «безусловно, станет кошмаром для региона».

Япония приняла решение о списании 80 процентов иракского долга (6,1 млрд долл.). Оставшиеся 20 процентов будут погашены в течение 23-х лет с шестилетней отсрочкой.

Всемирный банк выдели Ираку заем на 100 млн долларов на строительство новых и ремонт существующих школ, а также подготовку реформы системы образования.

В ноябре Багдад посетил глава Совета безопасности России И. Иванов, а в Москве с визитом находился министр иностранных дел Ирака Х. Зебари. В ходе переговоров российская сторона заверила иракское руководство о своем твердом намерении активно участвовать в международных усилиях для содействия нормализации обстановки в Ираке. Также было заявлено, что Ирак может рассчитывать «на дальнейшее содействие в борьбе с терроризмом». Кроме того, Россия готова увеличить свое участие в проектах по восстановлению иракской инфраструктуры.

Таким образом, в ноябре 2005 года военно-политическая обстановка в Ираке продолжала оставаться очень сложной, а в ряде регионов — напряженной. Ситуация в стране, несмотря на отдельные симптомы позитивных сдвигов, все еще далека от реальной стабилизации. Более того, реально существуют и даже усиливаются предпосылки для распада Ирака на отдельные самостоятельные образования.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04001 sec