О безопасности в Ираке

05 декабря 2005
В.С. Шатков

Обстановка в Ираке остается сложной и напряженной. Эта фраза уже стала привычной, равно как и ежедневные сообщения СМИ о новых жертвах продолжающегося кровопролития. Тем неожиданней оказалась оценка ситуации в области безопасности, сделанная министром иностранных дел Ирака Хошияром Зибари в середине ноября в Москве во время рабочего визита. Глава внешнеполитического ведомства заявил: “Четырнадцать из восемнадцати иракских провинций сейчас в целом безопасны. Так что не весь Ирак в огне, как пишут журналисты. Мы постепенно заменяем силы союзников иракскими правоохранительными органами. Сейчас в стране 120 тысяч иракских военных. Наша армия и полиция полностью контролируют пять провинций, в том числе 40 процентов территории Багдада”.

За последние полгода такие оптимистические оценки не давали даже те органы пропаганды стран коалиции, которым это положено делать в силу должностных обязанностей. Любая попытка непредвзятого анализа заставляет усомниться в достоверности сообщений об улучшении ситуации с обеспечением безопасности в Ираке.

Критерием для более четкого определения истинного положения в области безопасности может служить статистика безвозвратных потерь, понесенных войсками возглавляемой США коалиции, поскольку это единственная более или менее достоверная статистика, официально подтвержденная соответствующими инстанциями. Достоверных данных о потерях среди иракцев (проправительственных сил, оппозиции и мирных жителей) не существует, однако, по признанию большинства экспертов, соотношение составляет как минимум 1 к 20.

Если сравнить количество погибших военнослужащих коалиции (подчеркну: только тех, кто был убит в результате нападения противника) с января по декабрь 2005 года с аналогичным периодом прошлого года, то можно сделать определенные выводы. За 11 месяцев текущего года потери сил коалиции возросли в девяти из 18 иракских провинций. Причем, если за весь 2004 год в провинции Зи-Кар не погиб ни один военнослужащий оккупационных сил, то за 11 месяцев этого года там были отмечены 34 нападения, в результате которых пять солдат и офицеров были убиты и 23 получили ранения. Некоторое снижение потерь отмечено в шести провинциях, самое существенное — в провинции Анбар, где за 11 месяцев этого года убиты “всего” 303 американских военнослужащих (за 11 месяцев 2004-го — 347).

Стабильная и относительно спокойная обстановка сохраняется в трех северных провинциях (Дахук, Эрбиль и Сулеймания), образующих иракский Курдистан, — там не было потерь среди сил коалиции. Вряд ли, однако, это можно отнести на счет достижений правительства Ирака. Во-первых, на этой территории не дислоцируются войска коалиции (за исключением южнокорейской бригады в Эрбиле, практически не выходящей за пределы полевого лагеря), а также нескольких групп сил специального назначения ВС США, занимающихся сбором разведывательной информации.

Во-вторых, центральные власти не имеют там практически никакого влияния и обеспечением безопасности занимаются вооруженные отряды Патриотического союза Курдистана и Демократической партии Курдистана (25 и 35 тыс. человек соответственно). Не скрывая своего стремления к созданию независимого государства, курдские лидеры Ирака активизировали попытки распространить свою юрисдикцию и на богатую нефтью провинцию Таамим (они уже именуют ее не иначе как Киркук).

Провинция Наджаф контролируется вооруженными отрядами “шиитской милиции” и также фактически неподконтрольна Багдаду (в начале года попытка заменить начальника полиции провинции — родственника губернатора на генерала из центрального аппарата МВД — завершилась позорным провалом (последнего отправили в столицу с напутствием “больше здесь не появляться”).

Отдельно стоит выделить Багдад. В своей оценке глава иракского МИДа высказался дипломатично — контролируем полностью, то есть 40%. В действительности даже центральные районы города, где расположены министерство обороны и МИД, являются местами ежедневных атак сил сопротивления. За год были убиты три мэра столицы, более сотни высокопоставленных сотрудников иракских министерств и ведомств, заметных религиозных и политических фигур, офицеров и генералов МВД и МО.

Наиболее защищенной считается так называемая зеленая зона (в настоящее время ее именуют “международной”), где в комплексе бывших президентских и партийно-государственных зданий прежнего режима расположились посольства США, Великобритании, еще десятка стран коалиции, а также некоторые иракские учреждения и международные представительства.

Общую охрану этой территории размером 6 квадратных километров обеспечивают до 15 тыс. американских военнослужащих с тяжелой бронетехникой и вертолетами, каждое посольство имеет свою дополнительную охрану, а для безопасности миссии ООН (численностью порядка 50 международных сотрудников) выделены почти 800 военнослужащих из Грузии и Фиджи.

Достаточно сказать, что для доставки президента и госсекретаря США, генсека ООН и других VIP-персон из военной зоны международного аэропорта Багдада в “международную” зону и обратно использовались транспортно-боевые вертолеты — не самое безопасное средство транспорта в боевой обстановке, но наземный путь еще опаснее!

В стране уже почти год действует комендантский час (запрет на любые перемещения с 22.00 до 05.00), и только это обстоятельство позволяет войскам коалиции проводить колонны с необходимым имуществом от мест разгрузки к передовым базам с непременным сопровождением бронетехникой и нередко с прикрытием с воздуха. В дневное же время каждый выезд колонны представляет собой войсковую операцию, к проведению которой привлекаются силы не менее батальонной тактической группы.

В декабре можно ожидать всплеска активности вооруженной оппозиции, причем это будет скорее всего не серия атак, а нарастающий вал насилия, пик которого придется на февраль 2006 года. Касаясь перспектив ухода коалиционных войск из Ирака, министр Зибари отметил, что “мы постепенно заменяем силы союзников иракскими правоохранительными органами. Сейчас в стране 120 тысяч иракских военных”. Интересно, что год назад командующий группировкой американский генерал Кейси называл такую же цифру. Однако в январе 2005 года выяснилось, что из них за два месяца дезертировали, по разным оценкам, от 30 до 40 тысяч человек. Х. Зибари считает, что “помощь сил коалиции нам еще очень нужна. Если они сейчас уйдут, начнутся хаос и гражданская война”. К сведению министра: именно это уже и происходит в Ираке. И начало “процессу” положили США и Великобритания.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03059 sec