США – Иран: диалоги об Ираке

02 декабря 2005
В.И. Сажин

На днях появились сообщения, что США готовы выйти на прямые официальные контакты с Ираном.

В ближайшем будущем в ирано-американских отношениях ожидается сенсация. Впервые за четверть века могут состояться прямые официальные переговоры представителей двух стран. Известна и тема – это обеспечение стабильности и безопасности в Ираке, и место переговоров – Багдад, и их участники – высшие иранские и американские дипломаты, аккредитованные в Ираке. Пока, правда, не совсем ясна позиция Тегерана, но, судя по косвенным данным, в иранской столице не отвергают такой вариант развития событий.

Что же заставляет Вашингтон садиться за стол переговоров с режимом «оси зла», а Тегеран с «шайтаном номер один»? Ответ – будущее Ирака.

Американцы, начав операцию против Саддама Хусейна, похоже, не представляли всех ее последствий. Даже не акцентируя внимания на потерях США в Ираке, оцениваемых в более чем две тысячи человек, на фантастические расходы на войну, на то, что эта арабская страна после Саддама превратилась в центр мирового исламистского терроризма, на огромные трудности в деле нормализации там обстановки, правомерно констатировать, что миссия Вашингтона в Ираке себя не оправдала.

Цена за свержение иракского тирана оказалась слишком велика. В первую очередь, для американцев. В частности, в своей многолетней геостратегической игре с иранским режимом - в Ираке они отдали ему практически все козыри.

Причем, еще до начала антисаддамовской операции можно было спрогнозировать, что в любом случае интересы США и Ирана в этой стране пересекутся. Так и произошло.

В новейшей истории Ирак для Ирана был не просто соседом, но объектом национальных интересов, где фокусировались векторы военно-политических сил Тегерана. На протяжении десятилетий диктатор-суннит Саддам Хусейн подавлял шиитов, представляющих 60 % населения страны. Он был для иранцев врагом.

Естественно, в Иране с удовлетворением восприняли свержение ненавистного режима Саддама Хусейна. Но проблема для Тегерана заключалась в том, что уничтожение этого антишиитского режима было осуществлено руками коалиционных сил во главе с США – главным политико-идеологическим противником ИРИ.

Поэтому с самого начала Иран, заняв официально нейтральную позицию, выступал против присутствия войск США в Ираке и за передачу всей полноты власти иракцам. Имея в виду тот факт, что шииты Ирака представляют собой большинство населения – то по всем демократическим нормам шииты должны пользоваться властными привилегиями. Что и произошло.

После свержения саддамовского режима США всерьез рассчитывали заручиться поддержкой иракских шиитов. Сунниты считались «неблагонадежными», поскольку и сам Саддам был суннитом, а курдов слишком мало, чтобы они могли стать опорой американцев не только на севере Ирака, а по всей стране.

Однако заигрывание с шиитами отнюдь не оградило американцев от шиитского противостояния. Известные вооруженные выступления молодого и амбициозного шиита Муктады ас-Садра против американцев в 2004 году – тому доказательство.

По мнению политологов, Муктада ас-Садр получил мощную поддержку со стороны сторонников жесткой линии в Иране. Муктада разделяет взгляды иранского лидера аятоллы Али Хаменеи и главы судебной власти ультраконсерватора Махмуда Хашеми Шахруди, с которыми он поддерживает постоянные контакты и, как считают иностранные наблюдатели, не только духовные. Полагают, что он напрямую финансируется из Тегерана.

Как известно, в 2004 году, буквально, незадолго до своих кровавых выступлений в Ираке Муктада ас-Садр посетил Иран как гость КСИР. В ходе визита ас-Садр встретился с высокопоставленными сотрудниками спецслужб ИРИ, а также был принят бывшим президентом Ирана Хашеми-Рафсанджани, по-прежнему являвшимся политиком первого плана.

Тегерану был катастрофически невыгоден союз США и иракских шиитов (пусть даже части из них). Иранцам нужны иракские шииты как орудие давления, как на Багдад, так и на Вашингтон.

Именно через ас-Садра Тегеран дал однозначный сигнал Вашингтону. Сигнал, который ясно показывает, кто правит бал в Ираке, кто незаменимый игрок на шиитском поле Ирака.

Направляя в нужное Тегерану русло шиитскую активность в Ираке, иранцы упорно создавали для американцев серьезные проблемы, чтобы еще больше погрузить США в иракский котел и тем самым создать условия, при которых только ИРИ была бы способна сбросить спасательную лестницу американцам или на худой конец указать путь достойного спасения.

Не случайно, бывший президент ИРИ Хатами выразил свою готовность помочь США, когда 17 ноября 2004 года заявил: «США попали в болото в Ираке и в настоящее время ищут способ урегулирования проблемы. Мы намерены помочь им (США) выпутаться из трудного положения, таким образом, и иракцы смогут освободиться от американского ига».

В свою очередь американцы, к концу 2005 года создав в Ираке основы государственности, пришли к выводу, что без Тегерана обеспечить стабильность в этой стране невозможно. Президент США Джордж Буш дал официальное разрешение американскому послу в Багдаде Залмай Халилзаду начать с иранскими дипломатами переговоры по иракским проблемам.

Достижение договоренности с Тегераном, как считают в Белом доме, является одним из важнейших условий сокращения американских войск в Ираке. Как уже сообщалось, командование ВС США намерено начать частичный вывод военнослужащих сразу после декабрьских выборов в иракский парламент. Сейчас в Ираке дислоцируется около 160 тыс. военнослужащих, к середине 2006 г. их должно остаться примерно 130–140 тыс., а к 2007 г. – всего 80–100 тыс. солдат.

Посол Халилзад подчеркнул, что США нельзя начинать сокращение военного присутствия в Ираке без того, чтобы не обговорить это с соседними шиитскими и суннитскими государствами. Он пояснил: «Если мы приступим к выводу войск сейчас, стране грозит шиитско-суннитская война. Каждую из сторон может поддержать одно из соседних государств, и тогда война приобретет иные масштабы». Под соседними государствами г-н посол имел в виду Иран и Сирию.

Несомненно, что в Тегеран тянутся многие нити, способные, когда это будет нужно, взорвать обстановку.

Госсекретарь США Кондолиза Райс в данной ситуации вынуждена делать хорошую мину при плохой игре. Она сказала на днях: «Я думаю, что эти контакты могут быть полезными в Ираке по некоторым темам, но я бы не хотела рисковать приданием легитимности [иранскому] правительству, которое этого не заслуживает».

Заслуживает или не заслуживает, но именно у этого правительства ключ от иракского капкана, в который попали американцы. И ради получения этого ключа они наступают на горло собственной антииранской песне. Это хорошо видно на резком смягчении позиций США в отношении иранской ядерной программы. Вашингтон уже не требует немедленной передачи в Совбез ООН «иранского ядерного досье».

Более того, просчитав уязвимость позиции США в Ираке, ее зависимость, не в последнюю очередь, от Ирана, новые исламистско-радикальные руководители Исламской Республики Иран предприняли стратегическое наступление по нескольким направлениям своей внешней политики. Но главное – на ядерном направлении.

Иран, почувствовав силу, сорвал переговоры с «европейской тройкой» (Великобритания, Германия, Франция), несмотря на предложение Европы передать Тегерану ядерные технологии мирного назначения, заключить коммерческие сделки и принять гарантии безопасности по отношению к ИРИ, а также вопреки поддержке США вступлению Ирана во Всемирную торговую организацию.

Более того, Тегеран отвергает и компромиссную идею, которая предусматривала бы, чтобы процесс создания ядерного топлива для АЭС Ирана был разделен и осуществлен, как на территории ИРИ, так и в России. То есть в этом случае за Тегераном сохранялось бы право на конверсию урана, то есть переработка концентрата урановой руды в гексафторид урана. Процесс же обогащения урана и производства ядерного топлива мог бы осуществляться на базе совместного российско-иранского предприятия на территории России. Это позволило бы мировому сообществу получить гарантии того, что иранский уран будет обогащаться только до степени, необходимой для его использования в мирных атомных технологиях.

Однако руководитель команды иранских ядерных переговорщиков доктор Джавад Ваиди отверг этот компромисс. Он сказал, что Исламская Республика готова принять любой план или предложение, в которых будет признано право Ирана производить ядерное топливо в Иране, и отвергнет любой вариант, который станет препятствием для реализации полного ЯТЦ или его отдельных частей в ИРИ.

Президент ИРИ Махмуд Ахмадинежад с твердостью и бескомпромиссно поддержал своего чиновника: «Иран никогда не откажется от реализации своей мирной ядерной программы, ни под каким международным давлением».

Все это понятно, ведь козыри в руках Тегерана.

Таким образом, своей непродуманной иракской политикой США подарили Ирану шанс диктовать свои условия «большому шайтану» и не только по проблемам Ирака. Именно поэтому Тегеран, возможно, начнет со своим противником прямой диалог, диалог с позиции силы…

…В Соединенных Штатах сейчас в ходу такой анекдот: «Война в Ираке закончилась. Победил Иран».

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04191 sec