Инфраструктура обеспечения национальной безопасности в современном Израиле

01 декабря 2005
Алек Д. Эпштейн

Географическое положение Палестины/Эрец-Исраэль, являющееся ключевым на всем Ближнем Востоке, сделало Государство Израиль с момента его возникновения одним из центров мировой геополитики. Расположение Израиля в сочетании с его военным потенциалом делают его доминирующим военно-политическим фактором в районе восточного Средиземноморья. В случае необходимости Израиль может служить стратегической базой для обороны южного фланга НАТО, блокировать основные пути в южную и восточную Азию, в частности, Суэцкий канал; в пределах досягаемости с территории Израиля находится почти половина нефтяных ресурсов западного мира, сосредоточенных в треугольнике между Ливией на западе, Ираном на востоке и Саудовской Аравией на юге.

Успешные рейды с территории Израиля в Уганду (операция Энтеббе по освобождению взятых в заложники пассажиров самолета компании «Эр Франс» 4 июля 1976 г.) и Ирак (бомбардировка ядерного реактора 7 июня 1981 г.) еще раз показали значение Израиля как оперативной базы, позволяющей дислоцированным здесь ВВС эффективно контролировать обширные районы Ближнего Востока и Восточной Африки.

Необыкновенно высокий – сравнительно с величиной страны и численностью населения – военный потенциал Израиля является результатом необходимости противостоять перманентной военной угрозе со стороны арабских стран. Среди факторов высокой боеспособности израильской армии – эффективная военная инфраструктура, технологические возможности, которыми не обладает ни одна соизмеримая с Израилем страна в мире, и богатейший боевой опыт.

Вместе с тем, незначительность территории и ограниченность людских ресурсов, сосредоточение населения в ограниченном числе городских центров, протяженные границы и отсутствие стратегического сырья делают Израиль уязвимым в военном отношении.

Оборонные расходы Израиля в 2002 г. составили 9,84 миллиарда долларов (1984 г. – 4,3 млрд. долларов). Хотя оборонные расходы Израиля неуклонно растут, в пересчете на душу населения они остаются относительно стабильными, хотя и весьма высокими – примерно 1,5 тыс. долларов в год. Большой вклад в поддержание обороноспособности Израиля вносит военная помощь, получаемая Израилем от США.

Впервые Израиль получил безвозмездную военную помощь от США в 1974 г. (на сумму в полтора миллиарда долларов). За период с 1974 по 2002 г. Израилем была получено от США безвозмездная военная помощь на общую сумму 41,06 миллиардов долларов. При этом большую часть средств военной помощи Израиль обязан тратить в США, на приобретение военной техники, запчастей, боеприпасов и снаряжения, что сковывает развитие предприятий оборонной промышленности в самом Израиле.

При этом суммарный годовой объем производства ВПК Израиля превышает 3,5 млрд. долларов, причем большая часть этой продукции идет на экспорт (на долю Израиля приходится 8% от мирового экспорта вооружений).

Израильская армия насчитывает сравнительно небольшое число кадровых военнослужащих и состоит преимущественно из военнослужащих срочной службы и резерва (число кадровых военнослужащих относительно велико в ВВС и ВМФ). По этой причине израильские вооруженные силы, в отличие от большинства других армий, не образуют замкнутую профессиональную корпорацию, но в полном смысле слова являются общенациональной армией.

Численность израильских вооруженных сил при полной мобилизации (не считая территориальные оборонные подразделения, отряды гражданской обороны, пограничную и береговую охрану) оценивается в 631 тыс. человек; на действительной службе состоят около 186 тыс. человек. Сравнение численности солдат и офицеров срочной службы показывает, что египетская армия (450 тыс. чел.) превосходит израильскую в 2,4 раза, а сирийская (289 тыс. чел.) – в 1.5 раза.

Данный дисбаланс частично корректируется за счет того, что численность резервистов в израильской армии (445 тыс.) превосходит численность резервистов в египетской (254 тыс. чел.) и сирийской (132 тыс. чел.) армиях вместе взятых. Войска Иордании (101 тыс. солдат и офицеров срочной службы) и Ливана (61 тыс. чел.) уступают по своей численности Армии обороны Израиля.

Израильская армия способна в 24 часа осуществить мобилизацию большинства резервных частей, что до известной степени компенсирует стратегические слабости Израиля – малую территорию, ограниченную численность регулярной армии и протяженные границы, позволяя в считанные часы доставить подкрепления частям регулярной армии, держащей фронт.

Другие важнейшие аспекты израильской стратегической доктрины, призванной решить проблему малой страны, окруженной численно превосходящим неприятелем, – наступательный характер военных действий, перенесение военных действий на территорию неприятеля и, по возможности, отдаление их от границ страны, быстрая переброска войск с фронта на фронт, сосредоточение максимума сил в месте основной угрозы, концентрированное и координированное использование ВВС против наземных сил и тылов противника (что, среди прочего, позволяет уменьшить людские потери), нанесение (в благоприятных политических условиях) превентивных ударов, а также максимальное использование технологических достижений мировой и отечественной военной промышленности.

При полной мобилизации израильские сухопутные силы насчитывают около 521 тыс. человек (141 тыс. военнослужащих на действительной службе и 380 тыс. резервистов) – 16 дивизий (в том числе 12 бронетанковых), а также 76 бригад. На вооружении ЦАХАЛа находятся примерно 3.930 танков – больше, чем в армии любой из граничащих с Израилем стран (у Сирии – до 3.700, у Египта – около 3 тысяч, у Иордании – 970, у Ливана – 280), значительная часть из которых (около 1.400) – танки «Меркава» моделей I, II, III и IV израильского производства (после закупки 300 единиц танков М60А3 в 1979 г., поставленных в 1980–1985 гг., Израиль не покупает танки за границей – обновление танкового парка осуществляется за счет производства «Меркава»).

Израиль располагает примерно 8.040 бронетранспортерами и бронемашинами, большей частью американского производства – больше, чем в армии любой из граничащих с Израилем стран (у Сирии – примерно 5.060, у Египта – 3.680, у Иордании – 1.815, у Ливана – 1.235). Артиллерийские силы насчитывают около 1.350 орудий, преимущественно – самоходных: тяжелые гаубицы калибра 203 мм (36 штук) и дальнобойные орудия калибра 175 мм американского производства (140 шт.), около 720 сделанных во Франции по израильскому проекту пушек калибра 155 мм, а также значительное количество трофейных советских орудий калибра 130 и 122 мм. На вооружении находится большое число минометов, в частности, самоходных установок калибра 160 мм.

На службе в военно-воздушных силах состоят около 36 тыс. человек. Во время мобилизации персонал израильских ВВС достигает приблизительно 91 тыс. человек. ВВС Израиля имеют по разным данным до 800 боевых самолетов, в т.ч. 628 – на вооружении и 172 (57 – модели «Скайхок» и 115 – модели «Кфир») – на оперативном хранении (т.е. поддерживаются в боеспособном состоянии; предназначены для продажи за границу или использовании в экстренной ситуации) – больше, чем в армии любой из граничащих с Израилем стран (у Египта – 505, у Сирии – 451, у Иордании – 97, у Ливана боевых самолетов нет).

Кроме боевых самолетов, израильские ВВС располагают 57 (по другим данным – 79) транспортными самолетами «Боинг-707», C-130H «Геркулес», «Арава» и «Доренье» модели Do-28B-1; 6 транспортными самолетами-заправщиками; 138 учебными самолетами; 22 самолетами связи; а также самолетами электронной разведки и патрульными самолетами. На вооружении военно-воздушных сил страны и 135 боевых вертолетов AH-64A «Апачи», AH-1G/E/F/S «Кобра» и 500MD «Дефендер», а также транспортные вертолеты различных модификаций.

В Израиле все специализированные средства противовоздушной обороны, кроме корабельных, сосредоточены в составе войск ПВО, входящих в состав ВВС. ПВО являются боевым родом войск, от новобранцев требуется высокий медицинский профиль. Обучение боевого персонала проходит в Школе ПВО (БИСНАМ-833, раньше находилась в Герцлии, впоследствии была переведена в Машавей-Саде), технического – в Технической школе ВВС в Хайфе.

Обслуживание систем ПВО осуществляют Центр обслуживания систем и оружия ВВС, а также гражданские фирмы. Испытания ракет и большинство учебных стрельб систем ПВО проводятся в подразделении по испытанию ракет в Пальмахим. Другие стрельбы проводятся на полигоне в районе Мицпе-Рамон на юге Израиля.

Первые системы ПВО (40-мм зенитные пушки L-70) были поставлены Израилю правительством ФРГ в 1962 г.; в том же году в Израиль из США поступили первые зенитно-ракетные комплексы HAWK. Именно Германия и США поддерживали развитие ПВО Израиля и на протяжении всех последующих лет. В настоящее время Израиль располагает 22 батареями тяжелых зенитно-ракетных комплексов, а также примерно 70 переносными установками легких зенитно-ракетных комплексов.

Израильский военно-морской флот длительное время оставался наименее развитым родом войск. Однако после беспрецедентных успехов в 1973 г. (19 уничтоженных судов неприятеля без потерь с израильской стороны) начался период быстрого развития, и в настоящее время израильские ВМС считаются не только одними из наиболее оперативных в мире, но и доминантной морской силой в бассейне Восточного Средиземноморья.

В военно-морском флоте Израиля служит около 9.500 человек; во время мобилизации численного личного состава ВМС достигают 19.500 человек. Израильский военный флот располагает в настоящее время 6 подводными лодками (3 – устаревшей модели «Галь», заложены в 1973–1974 гг., сданы в строй в 1976–1977 гг.) и 3 – модели «Дольфин», заложены в 1994–1996 гг., сданы в строй в 1999–2000 гг.), 15 (по другим данным – 20) корветами типа «Эйлат» и ракетными катерами типов «Хец», «Алия» и «Решеф» и 33 сторожевыми катерами.

В ЦАХАЛе и полиции создано несколько специальных подразделений, главная задача которых – противостояние террору. Среди них: ЯМАМ – специальное подразделение полиции по борьбе с террором, ответственное за антитеррористические операции на территории Израиля; Саерет МАТКАЛЬ [Разведка Генерального штаба], ответственная за антитеррористические операции за пределами страны; Шаетет-13 (13-я флотилия, спецназ ВМФ, ответственная за антитеррористические операции с морским уклоном за рубежом); и ЛОТАР Эйлат (ЛОТАР – лохама бе-террор [борьба с террором], подразделение 7707, ответственное за антитеррористические операции на территории Израиля в районе города Эйлат; из-за географической удаленности Эйлата и его близости к египетской и иорданской границам было решено создать для него отдельное подразделение).

Кроме этого, антитеррористические спецподразделения были созданы в каждом из военных округов: Саерет «Голани» (разведрота пехотной бригады «Голани») – в Северном, Саерет Цанханим (разведрота парашютно-десантной бригады), Саерет НАХАЛ (разведрота пехотной бригады НАХАЛ) и Саерет «Дувдеван» (спецподразделение так называемых мистарвим, действующее в арабском камуфляже на контролируемых территориях) – в Центральном и Саерет «Гивати» (разведрота пехотной бригады «Гивати») – в Южном военном округе.

В 1995 г. для противостояния «партизанской войне» в Ливане была воссоздано подразделение Саерет «Эгоз» (расформированное в 1974 г. вместе с Саерет «Херув» и Саерет «Шакед»); впоследствии бойцы этого отряда внесли неоценимый вклад в борьбу с палестинским террором на Западном берегу (Иудее и Самарии) и в Газе.

Существование постоянной угрозы национальной безопасности со стороны арабских соседей вынуждает Израиль сохранять в стране мощные вооруженные силы, оснащенные современными средствами вооруженной борьбы, включая и оружие массового поражения. Хотя Израиль никогда не проводил открытых ядерных испытаний, согласно имеющимся оценкам, Израиль ныне занимает шестое место в мире среди ядерных держав после США, России, Англии, Франции и Китая.

Ядерная программа Израиля была начата еще в 1950-е годы; у ее истоков стояли Д. Бен-Гурион и Ш. Перес. Научное обеспечение ядерной программы осуществлялось коллективом ученых из Научно-исследовательского института им. Вейцмана. В 1952 г. под контролем Министерства обороны была создана Комиссия по ядерной энергии во главе с Э.Д. Бергманом. В 1956 г. Израиль заключил секретное соглашение с Францией о постройке плутониевого ядерного реактора.

Реактор начали возводить в отдаленном уголке пустыни Негев, около тогда совсем небольшого городка Димона. Установка для переработки облученного топлива была создана в 1960 г., а реактор мощностью 26 МВт введен в строй в 1963 г. (Сейчас мощность реактора достигает 150 МВт, что по оценкам специалистов, позволяет получать оружейный плутоний в количестве, достаточном для производства более 10 бомб средней мощности в год).

К Шестидневной войне уже были собраны первые два ядерных устройства, а начиная с 1970 г. Израиль стал производить от трех до пяти ядерных зарядов в год. При этом Израиль отказался подписать Договор о нераспространении ядерного оружия, достигнув взаимопонимания с администрацией США (и лично президентом Р. Никсоном), согласно которому, «предполагалось, но не признавалось», что Израиль является государством, располагающим ядерным оружием.

Только 13 июля 1998 г. на пресс-конференции в Иордании Ш. Перес, бывший тогда премьер-министром Израиля, впервые публично признал, что Израиль обладает ядерным оружием, однако ни он, ни кто-либо другой из израильских руководителей ни тогда, ни позднее не обнародовали никаких деталей, относящихся к этой сфере.

По разным оценкам, Израиль потенциально может иметь к настоящему времени от 100 до 500 ядерных боезарядов, совокупный тротиловый эквивалент которых может составлять до 50 мегатонн. Начиная с 1963 г. в Израиле создаются баллистические ракетные системы, способные нести ядерные боеголовки. Еще в 1989 г. успешные испытания прошла баллистическая ракета «Иерихо-2Б» с дальностью действия до 1.500 км, способная поражать цели, в том числе, и на всей территории Ливии и Ирана.

Вооруженные силы Израиля располагают также и авиационными средствами доставки ядерного оружия (в том числе самолеты F-16, F-4E «Фантом» и A-4N «Скай Хок» американского производства). Более того, Израиль – единственная на Ближнем Востоке держава, с высокой степенью вероятности, имеющая ядерные системы оружия наземного, морского и воздушного базирования, однако очевидно, что Израиль никогда не станет государством, первым применяющим ядерное оружие.

Основная миссия израильского ядерного потенциала – служить залогом стабильности существования еврейского государства, гарантируя, что оно никогда не будет побеждено в ходе боевых действий.

Статья подготовлена при содействии Ассоциации по исследованию еврейских общин диаспоры (Иерусалим).

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03958 sec