Ядерная политика Тегерана как индикатор внешнеполитического курса президента М.Ахмадинежада

01 декабря 2005
В.В.Арсенов

Ведущаяся дискуссия на тему дальнейшей реализации внешнеполитического курса президента М.Ахмадинежада очень часто переходит в плоскость достаточно технической и не имеющей, на первый взгляд, отношения к большой политике субстанции – ядерно-энергетической. Тем не менее, принимая во внимание стратегическую важность этого сегмента как для политического руководства ИРИ, так и для иранского общества (задача по созданию в стране программы собственного ядерного топливного цикла возведена в ранг общенациональной), необходимо признать, что данный индикатор действительно позволяет существенно облегчить прогнозирование дальнейшей динамики сложного и неоднозначного курса Тегерана на международной арене.

Развитие событий на ядерном треке за последние несколько недель свидетельствовали о том, что ситуация вокруг «иранского досье», остро накалившаяся в августе-сентябре с.г., сейчас продвигается в сторону умиротворения. Данная тенденция подтверждается рядом характерных признаков, главным из которых следует считать итоги состоявшегося недавно в Вене очередного заседания Совета Управляющих (СУ) МАГАТЭ, посвященного рассмотрению иранского вопроса.

Вопреки мрачным прогнозам и ожиданиям, обусловленным продолжающимся кризисом вокруг Ирана, никакой новой резолюции по данному аспекту принято не было (как известно, сентябрьская резолюция СУ МАГАТЭ, принятая при лоббировании США и «евротройки», предусматривает возможность передачи «иранского досье» в СБ ООН, что закладывает правовую основу для последующего наложения на Тегеран международных санкций).

Такой исход ноябрьского заседания СУ явно указывает на то, что иранской стороне была вновь предоставлена отсрочка и возможность подумать (следующее заседание Совета Управляющих намечено на февраль 2006 г.).

По-видимому, отсутствие нового ужесточения в иранском вопросе может быть связано и с некими сигналами, исходящими от Тегерана (речь идет прежде всего о послании главного иранского ядерного переговорщика, секретаря Высшего Совета национальной безопасности А.Лариджани в адрес «евротройки» с призывом возобновить переговоры по разрешению кризиса вокруг иранской ядерной программы без каких-либо предварительных условий и с учетом законного права ИРИ на обладание мирными ядерными технологиями).

Этот индикатор не менее важен. Не случайно, в последних комментариях иранских высокопоставленных чиновников неоднократно звучала готовность к возобновлению переговорного процесса, что может послужить первым шагом к восстановлению утраченного взаимного доверия.

Примечательно, что в европейских кругах даже называются конкретные сроки, когда это может произойти (предположительно, с 6 декабря с.г. в Вене). Более конкретные заявления на этот счет прозвучали совсем недавно, 26 ноября с.г., по итогам переговоров во Франции заместителя внешнеполитического ведомства ИРИ С.Джалили, заявившего, что «переговоры должны вестись на основе четкого графика, с учетом международного законодательства и законного права Ирана на мирную ядерную энергетику».

В унисон ему 27 ноября с.г. было опубликовано заявление Высшего Совета национальной безопасности (ВСНБ) ИРИ, в котором говорится о получении от МИД «евротройки» письма с выражением готовности к возобновлению переговорного процесса.

Таким образом, как представляется, несмотря на официальное прекращение ядерного диалога, конфиденциальные контакты на экспертном уровне между сторонами периодически проводились. А это означает, что Тегерану и Брюсселю, видимо, удалось за последние недели прощупать грани некоего хрупкого компромисса, позволяющего выйти на новый раунд переговорного процесса, о котором было объявлено.

Дополнительным аргументом в пользу этого предположения могут служить и на удивление оптимистические высказывания гендиректора МАГАТЭ М.Эльбарадея по итогам ноябрьской сессии, отметившего наличие позитивных сдвигов в прояснении остающихся вопросов вокруг иранской ядерной программы.

В связи с вышеизложенным, следует предположить, что частичная нормализация ситуации вокруг иранской ядерной программы может быть связана со смягчением позиции неоконсерваторов во главе с президентом М.Ахмадинежадом, осознавших бесперспективность дальнейшего углубления конфронтации с Западом и решивших взять некий «тайм-аут».

Очевидно, что новый виток кризиса вокруг иранской программы вел к неблагоприятным для страны политическим и экономическим последствиям (главные из них – подрыв имиджа Тегерана на международной арене, падение доверия и авторитета этого члена мирового сообщества, затягивание процесса интеграции ИРИ в международную экономическую систему, ухудшение инвестиционного климата и т.д.).

А это, в свою очередь, неизбежно станет серьезным препятствием на пути продвижения давно назревших социально-экономических реформ, активно пропагандируемых новым иранским президентом и его командой. Можно предположить, что такая нерадужная перспектива была четко осознана высшим иранским руководством во главе с Верховным Лидером А.Хаменеи, которое санкционировало меры по деэскалации напряженности вокруг иранского вопроса.

В числе первоочередных мер стали шаги, направленные на возобновление переговорного процесса. Очевидно, что «старая гвардия» иранских консерваторов, действительно, серьезно обеспокоена чересчур радикальными и решительными действиями молодой команды неоконсерваторов.

Не случайно, массовые отставки высшего и среднего звена ключевых иранских министерств и ведомств (заместители министров, начальники отделов, ведущие эксперты) вызвали непонимание в верхушке шиитского духовенства. Эти действия оказались непонятыми и в идейно близком президенту иранском парламенте (меджлисе), спикер которого также в осторожной форме выразил недоумение происходящим.

Нельзя также исключать, что столь резкие «влеты и падения» вокруг иранской ядерной программы являются звеньями тщательно отработанной и продуманной стратегии неоконсерваторов, разработанной для укрепления их внутриполитичских позиций, консолидации общества и ослабления политических оппонентов. И тогда становится ясно, что подготовленная президентом ИРИ пиар-акция удалась блестяще: за три с половиной месяца своего правления М.Ахмадинежад смог «продвинуть» иранскую ядерную программу до нового уровня, когда мировое сообщество, включая Вашингтон, фактически смирилось с неизбежностью проведения Тегераном работ по конверсии урана на предприятии в Исфагане (конверсия – переработка «желтого кега» в гексафторид урана, UF-6).

Более того, «евротройка» пообещала Тегерану пересмотреть свой план предложений по урегулированию иранской ядерной программы, отвергнутый иранской стороной в начале августа с.г. Также стало ясно, что отходить о ранее декларируемой цели по развитию в стране ядерной энергетики Тегеран не собирается: одновременно из уст председателя Комиссии по внешней политике и национальной безопасности ИРИ А.Боруджерди прозвучал тезис о том, что Иран намерен в ближайшее время объявить тендер на строительство двух новых блоков АЭС на своей территории.

На фоне таких явных дивидендов в пользу Тегерана, последний не собирается, однако, доводить дело до крайности и будет продолжать балансировать «на грани фола», но не переступая через пороговую отметку. Теперь, следуя логике иранской дипломатии, иранское руководство должно вести дело к умиротворению и возобновлению ядерного диалога с «евротройкой» (что и происходит в последние недели), дожидаясь удобного случая для нового нажима на Запад с целью отвоевать новые позиции на ядерном треке.

Одним из рычагов оказания давления на европейцев в этом контексте является угроза возобновления работ на другом иранском объекте – в Натанзе. А это гораздо серьезнее, чем Исфаган, поскольку означает проведение работ по обогащению уранового газа UF-6, что вплотную приближает Тегеран к созданию замкнутого топливного цикла.

Аналитики полагают, что переговорный процесс между Тегераном и Брюсселем будет однозначно иметь долговременную основу, поэтому скорых решений иранской ядерной проблемы ожидать не приходится. А посему, данный вопрос будет и далее продолжать оставаться важным индикатором динамики внешнеполитической линии официального Тегерана.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03417 sec