Парламентские выборы в Афганистане

23 ноября 2005
В.И. Сажин

18 сентября с.г. в Афганистане впервые за 36 лет состоялись всеобщие парламентские выборы. И только в середине ноября были подведены их окончательные итоги. Первоначально планировалось, что результаты голосования будут объявлены в октябре, но подсчет голосов, по официальным данным, был затруднен из-за многочисленных жалоб на подтасовки.

По пока еще предварительным данным (окончательные итоги на сегодняшний день официально не оглашены), опубликованным афганским Центризбиркомом, наибольшее число парламентских мест заняли представители моджахедов и религиозных деятелей (около 50%). 20% мест имеют интеллигенция, демократы и прозападные либералы. Столько же завевали независимые депутаты. Почти 5% мест у бывших коммунистов (11 мест), технократов (около 3%), члены движения Талибан получили 4 места (1,6%).

Учитывая результаты выборов, аналитики предполагают, что на пост председателя афганского парламента могут претендовать такие известные политики, как Бурхануддин Раббани, Юнус Кануни, Мохаммад Мохакек и Шокрия Баракзай.

Политический расклад накануне выборов

История афганского парламентаризма, причем парламентаризма в условиях монархии, насчитывает всего четыре года. В 1969 году указом короля Афганистана Мухаммада Захир-шаха были проведены выборы в парламент страны. Но в 1973 году Мухаммад Дауд-хан сверг монарха, установив авторитарную республику, в которой не нашлось места парламенту. Затем начался почти тридцатилетний период гражданских войн. О парламенте уже не вспоминали.

Поэтому вполне корректно будет констатировать, что выборы 18 сентября сформировали парламентскую систему в стране. В соответствии Конституцией, афганский парламент — двухпалатный. Прямым голосованием сроком на 5 лет выбираются члены нижней палаты — палаты народных депутатов (Волеси Джирга — «дом людей») общим числом 249 человек. 102 члена верхней палаты — сената (Мешрано Джирга — «дом старейшин») выбираются на разные сроки различными муниципальными образованиями, а также назначаются президентом.

В обеих палатах предусмотрены 25-процентные квоты для женщин. Кроме того, примерно 10 мест в нижней палате отдано представителям племен кочевников, не имеющих постоянного места жительства.

По данным Центральной избирательной комиссии, организационно-техническая подготовка к проведению выборов длилась несколько месяцев, в течение которых были обучены около 160 тысяч сотрудников избирательных участков. В стране было оборудовано 26500 избирательных участков в 6270 избирательных округах. Из Великобритании, Германии и Австрии в Афганистан были доставлены 40 млн бюллетеней общим весом 1142 тонны, из них 19,5 млн для выборов в парламент, 19,5 млн для выборов в провинциальные советы и 1 млн для кочевников. Представляется, что этого количества бюллетеней, конечно, вполне достаточно для чуть более 12 млн избирателей. Объявленная стоимость выборов составила 159 млн долларов.

Каждый избиратель мог голосовать на любом избирательном участке в пределах провинции, где он был зарегистрирован, и избрать только одного кандидата в нижнюю палату парламента и одного в провинциальный законодательный орган — совет. Число избираемых депутатов от каждой провинции зависело от численности населения. Всего были зарегистрированы 12,4 млн избирателей, из них 56% мужчин и 44% женщин.

В связи с тем, что более 80% афганских женщин и около 50% всех афганцев неграмотные, афганский избирком был вынужден в бюллетенях напротив имени кандидата и его фотографии указать символ, с которым ассоциируется тот или иной политик. Этот символ был абсолютно нейтральным. В итоге кандидаты получили обозначения в виде рыбок, бабочек, птиц, верблюдов, грузовиков, наручных часов и даже яхт. Конечно, избирателям было очень трудно ориентироваться в политических пристрастиях кандидатов.

Всего были зарегистрированы почти 5800 кандидатов, из них 2707 кандидатов в парламент (в том числе 68 женщин), 3025 — в провинциальные советы (в том числе 247 женщин) и 68 кандидатов в нижнюю палату от кочевников (в том числе 7 женщин). Женщины составляли 12% общего числа кандидатов в депутаты парламента и 8,1% — в депутаты провинциальных советов. Из общего числа депутатов нижней палаты женщинам выделено 68 мест, в провинциальных советах — 25 мест.

Все кандидаты выступали как независимые лица, не связанные партийной принадлежностью. Президент Афганистана Хамид Карзай, по чьей инициативе политические организации лишились шанса побороться за голоса избирателей, утверждает: именно партии всегда были виновниками кризисного положения дел в Афганистане — будь то коммунисты или талибы. А потому пусть народ выбирает своих избранников без учета их партийной принадлежности. Но некоторые эксперты полагают, что, на самом деле, афганский лидер руководствовался соображениями иного порядка. Он предложил систему единственного непередаваемого голоса, так как боялся концентрации власти в руках одной группы людей. Но так или иначе избранные в парламент «независимые» депутаты уже в ходе работы законодательного собрания, несомненно, создадут свои политические фракции или группировки в соответствии со своими идеологическими (национальными или религиозными) пристрастиями.

Показательно, что, несмотря на такое решение президента Карзая, его сторонники в ходе подготовки к выборам в мае 2005 года сформировали Национально-демократический фронт Афганистана (НДФА), объединивший 13 общественно-политических движений и партий, выступающих с либеральных и демократических позиций.

Члены НДФА в целом поддерживают действующее правительство Хамида Карзая, хотя и ведут критику нынешнего руководства ИРА, связанную главным образом с отсутствием четкой программы действий в ряде областей экономики и политики.

Следует подчеркнуть, что подавляющая часть лидеров партий, входящих в состав Фронта, являются представителями пуштунской части населения ИРА, на которую опирается президент страны. Подобная ситуация позволяет говорить о том, что НДФА способствовала объединению пуштунов в едином политическом предвыборном блоке. При этом представители других этносов, входящих в блок, занимают либо нейтральные позиции по отношению к Карзаю и его правительству, либо, как таджик Пируз, открыто выступают на стороне главы государства, либо, как хазареец Собхани, являются сторонниками второго вице-президента Халили.

Умеренную оппозицию главе государства и его правительству в парламенте составил Фронт взаимопонимания Афганистана (ФВА), который в апреле 2005 года сформировал один из видных лидеров умеренной оппозиции Юнус Кануни. В состав Фронта вошли 14 общественно-политических партий и движений. В числе наиболее влиятельных из них — Партия новый Афганистан (лидер Ю. Кануни), шиитская Партия исламского единства Афганистана (Мухаммад Мохаккек) и Исламское движение Афганистан (Джавид). Фронт выдвинул почти 500 кандидатов в депутаты.

Кроме того, в Афганистане действуют такие политические организации, как Национальный конгресс Афганистана (лидер Педрам), Национальный союз Афганистана (Недаи) и Партия независимости Афганистана (Наджраби). Однако наиболее значительное влияние имеют партия бывшего президента Афганистана Бурхануддина Раббани Исламское общество Афганистана и Исламский союз Афганистана во главе с профессором Абдурассулом Саяфом.

Лидеры оппозиции в парламенте намереваются внести ряд предложений по изменению Конституции страны, к основополагающим из них относятся введение в Афганистане парламентской формы правления и учреждение поста премьер-министра.

Примечательный момент. Президент Карзай с целью хоть какой-то нейтрализации талибов долгое время продолжал через своих представителей поддерживать контакты с ними. Он хотел склонить их к сотрудничеству с центральным правительством. Для придания официального статуса данному процессу указом президента ИРА была создана Независимая национальная комиссия по укреплению мира, которую возглавил один из бывших руководителей моджахедов г-н Моджаддеди. В настоящее время несколько видных представителей Исламского движения талибан перешли на сторону президента Карзая и официально были зарегистрированы для участия в парламентских выборах.

Это бывший министр иностранных дел талибов Абдул Вакиль Муттавакиль (считавшийся одним из «умеренных» руководителей режима талибов, он сдался войскам международной коалиции вскоре после начала войны в Афганистане в октябре 2001 года), бывший заместитель министра внутренних дел хаджи Абдуссамад Хаксар, бывший министр по искоренению пороков и поощрению добродетели маулави Каламуддин, люди которого в свое время патрулировали Кабул, отлавливая женщин без чадры и мужчин без бороды (1996 году он с одобрением комментировал казнь мужчины и женщины, забитых камнями до смерти у стен кандагарской мечети по обвинению в адюльтере), маулави Мохаммед Ислам Мохаммади, бывший при талибах губернатором провинции Бамиан (это при нем были разрушены две гигантские уникальные статуи Будды), а также маулави Шинвари и бывшие известные полевые командиры талибов Абдуссалам Ракети и Раис Баграни.

Целью политических объединений накануне выборов стало получение большинства депутатских мест на выборах в нижнюю палату парламента ИРА.

Нет сомнений, что все партийное строительство в Афганистане, в том числе и оппозиционное, осуществлялось и осуществляется с ведома западных «гарантов демократии» в стране, прежде всего американцев.

Интересен факт, что в парламент Афганистана баллотировались и члены руководства «коммунистического» режима: бывший президент Академии наук Афганистана времен правления НДПА, он же советник президента Наджибуллы, ныне лидер Демократической партии Афганистана Абдул Ранджбар Кабир, бывший министр внутренних дел, член политбюро ЦК НДПА генерал Сайед Мухаммад Гулабзой, вернувшийся в страну из Москвы после 17-летней эмиграции, некоторые другие бывшие функционеры.

В целом, можно сказать, что спектр политических взглядов в Афганистане чрезвычайно широк. Часть населения поддерживает проамериканский курс Хамида Карзая и его правительства, часть ориентируется на Западную Европу, многие хотели бы более крепких связей с Москвой. Ведь в России и других странах СНГ проживают более 100 тысяч афганских эмигрантов, причем в подавляющем большинстве это наиболее образованная и квалифицированная часть всех зарубежных афганцев. Они, естественно, хотели бы вернуться в страну и принимать участие в возрождении Афганистана, оставаясь при этом в хороших отношениях с Россией. Однако все же основная масса бывших моджахедов, а также нынешних локальных вождей и полевых командиров не приемлют прозападные реформы президента Карзая. Они выступают за консервацию традиционного уклада общественно-политической и экономической жизни Афганистана с большим или меньшим влиянием ислама, но при независимом курсе внешней политики.

Выборы признаны состоявшимися

Непримиримая вооруженная оппозиция начала «подготовку» к выборам задолго до их проведения. Только за полгода в результате боестолкновений и терактов погибли более 1200 афганцев, 12 из них — непосредственно перед выборами, в том числе был убит седьмой по счету кандидат в депутаты парламента. В последние предвыборные дни были убиты пять избирателей, двое полицейских, взорваны избирательный участок и грузовик, перевозивший избирательные бюллетени. Накануне выборов около 20 талибов попытались подорвать дамбу в южной провинции Гильменд, однако были задержаны службами безопасности страны. По словам представителя афганского правительства, прорыв дамбы мог повлечь за собой гибель тысяч людей, проживающих в ее окрестностях.

В день выборов, утром 18 сентября, четыре ракеты системы «Град» были выпущены в сторону территории одного из подразделений ООН, расположенного на окраине Кабула. Взорвалась только одна ракета, нанеся ущерб находящемуся на этой территории зданию склада Центризбиркома. Был ранен один сотрудник международной организации. В некоторых южных и южно-восточных провинциях, таких как Заболь и Гильменд, где традиционно высока политическая напряженность, произошли взрывы на ряде избирательных участков. Были раненые. Однако эти террористические акты, как полагают, осуществленные талибами, никак не повлияли на проведение выборов.

Аналитики пришли к выводу, что безопасность на выборах была обеспечена в достаточной степени. Для этого были задействованы 28 тысяч афганских военнослужащих и 55 тысяч полицейских. Кроме того, в случае необходимости на помощь национальным силовым службам были готовы прийти около 20 тысяч американских солдат, размещенных в стране, и подразделения Международных сил по поддержанию безопасности в Афганистане (ISAF), насчитывающие более девяти тысяч человек.

В шесть часов утра по всей стране открылись избирательные участки. На них присутствовали почти 7000 наблюдателей от различных политических партий Афганистана и сотни иностранных наблюдателей. В то же время около 500 из них не смогли выехать на места из соображений безопасности.

В Кабуле были введены особые меры безопасности. Каждый избирательный участок охранялся силами полиции и армии. Ни один избиратель не проходил на участок без тщательного контроля и личного досмотра. Улицы столицы патрулировались военнослужащими Кабульской международной бригады ISAF. Кроме того, в Кабуле действовала подвижная группа МВД во главе с командиром дивизии быстрого реагирования министерства внутренних дел Афганистана генерал-лейтенантом Махбубом Амири. Он и его группа объезжали избирательные участки в столице и проверяли порядок, безопасность и процедуру хода голосования. Генерал Амири заявил, что в Кабуле относительно спокойно.

В целом по стране голосование проходило в нормальных условиях. Талибы и вооруженные группировки Хекматьяра были оттеснены на окраины страны. Они уже не в состоянии влиять на политические процессы, проходящие под руководством президента Карзая. Народ не поддерживает талибов и всех тех, кто хочет решать все афганские проблемы вооруженным путем. Как сказал генерал-лейтенант Амири, это тупиковый для Афганистана путь.

Избирательные участки располагались в государственных учреждениях, университете, школах и мечетях (в отличие от других участков, в мечетях избиратели перед входом снимали обувь). На избирательных участках, как и положено в мусульманской стране, в одном помещении голосовали мужчины, в другом — женщины.

Примечательно, что за порядком в «женской части» избирательных участков следили женщины-полицейские, некоторые с автоматом Калашникова на плече. Однако в спецслужбах страны еще очень мало женщин.

Избиратели, принявшие участие в голосовании, считали парламентские выборы важным этапом в строительстве нового Афганистана. В конце дня 18 сентября стало ясно — выборы состоялись.

На протяжении всей предвыборной кампании активисты движения Талибан призвали жителей страны не приходить на избирательные участки. Их главный лозунг: выборы — очередная американская фальшивка, к тому же противоречащая традициям страны (например, право голоса предоставлено женщинам). И, действительно, силой и убеждениями им удалось сорвать голосование в 15 из 6270 избирательных округов. По причинам безопасности остались закрытыми избирательные участки в центральном районе Гизаб, а также в ряде районов южных провинций Кандагар и Гильменд. Однако, несмотря на угрозы радикальной исламистской оппозиции, миллионы афганцев все же пришли к избирательным урнам.

Явка избирателей на выборы 18 сентября превысила 50-процентную планку, но была ниже уровня активности избирателей на президентских выборах, прошедших прошлой осенью (более 70% электората). Об этом заявил представитель афганской Центральной избирательной комиссии и глава международных наблюдателей Питер Эрбен.

По словам директора Фонда Афганистана за свободные и справедливые выборы (FEFA) Ахмада Надера Надери, «низкая явка удручает». На его взгляд, в этом виноваты не только происки талибов, но и электоральная система страны, которая позволяет выдвигать свои кандидатуры огромному числу политиков. Стоит отметить, что FEFA отправил на избирательные участки тысячи наблюдателей. Особых нарушений они не отметили. «Мы заметили некоторые процессуальные неточности, но не было ничего такого, что я бы назвал систематическими нарушениями и что повлияло бы на окончательные результаты выборов. Прошли мирные и хорошие выборы», — заявил Питер Эрбен.

В целом, по заключению Центризбиркома, выборы были честными, и ни один из кандидатов не был уличен в попытках исказить их результаты. Однако из-за различных технических ошибок (или мелких махинаций?) властям пришлось аннулировать результаты голосования на 700 избирательных участках страны. Однако это только 2,64% общего количества участков, работавших во время голосования.

Официальный Кабул признал выборы состоявшимися. Президент Хамид Карзай, проголосовав в правительственном здании в Кабуле, заявил: «Это день самоопределения для всех афганцев. После 30 лет войны, интервенции, оккупации и нищеты с сегодняшнего дня Афганистан движется вперед, создавая свою экономику и политические институты». На пресс-конференции он добавил: «Афганский народ совершил очередной важный шаг вперед. Преодолен еще один этап на пути к миру и безопасности. Власти были готовы к самым серьезным событиям в ходе выборов, однако незначительность произошедших инцидентов свидетельствует о полном провале подрывных планов антиправительственных сил».

Таким образом, на начальном этапе долгого пути к афганской демократии сделан еще один шаг, который правомерно расценивается как победа правящего режима.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03867 sec