100 дней президента М.Ахмадинежада

18 ноября 2005
А.М. Вартанян

4 ноября, спустя 100 дней после церемонии инаугурации нового иранского президента М. Ахмадинежада, можно подвести первые предварительные итоги его деятельности в качестве главы исполнительной власти ИРИ. В этом контексте интерес представляет анализ шагов и мер, предпринятых новым президентом и его правительством в развитие обещаний и планов, озвученных в период предвыборной агитации.

Как известно, на последнем этапе предвыборного марафона Ахмадинежад достаточно четко сформулировал приоритетные стратегические задачи своего будущего кабинета, включая краткосрочные и долгосрочные планы развития ИРИ в сферах внутренней и внешней политики.

В программах М. Ахмадинежада красной нитью проходил тезис о приверженности делу исламской революции, сумевшей «положить конец периоду угнетения Ирана», заложена генеральная линия на развитие исламско-иранской цивилизации с претензией на роль региональной державы.

Первая «стодневка» М. Ахмадинежада на посту президента наглядно продемонстрировала, что эти заявления — отнюдь не пустой звук. Президент ИРИ напомнил о подзабытых было за последние годы напутствиях вождя исламской революции Р. Хомейни: цитаты с призывами типа «стереть Израиль с лица земли» (заявление М. Ахмадинежада 27 октября в ходе проходившей в Тегеране конференции «Мир без сионизма»), зазвучав с новой силой, вызвали в мировом сообществе эффект «разорвавшейся бомбы».

Далее последовали акции протеста вблизи дипломатических представительств европейских государств (Франции, Великобритании) с известными революционными лозунгами "Смерть Америке", "Смерть Израилю". Эти резкие антизападные выпады в сочетании с последовательными шагами ИРИ в деле развития собственной ядерной программы (в начале августа иранская сторона отвергла предложения «евротройки» по окончательному урегулированию иранской проблемы, прервала диалог с Брюсселем и возобновила работу на предприятии по конверсии урана в Исфагане) прямо указывают на намерения Ирана превратиться в мощную региональную державу.

Даже без преследования Тегераном целей обладания ядерным оружием (иранская сторона неоднократно озвучивает тезис о мирной направленности своих программ, не прекращает сотрудничества с МАГАТЭ, сохраняет свое членство в ДНЯО) обладание внутри страны полным ядерным топливным циклом значительно увеличивает и без того мощный потенциал иранского государства, обеспечивает ему лидерство в регионе и психологический перевес над главным региональным соперником — Израилем.

Очевидно, что политика М. Ахмадинежада и впредь будет направлена на достижение задач регионального лидерства любыми доступными средствами, в том числе за счет «лавирования» между интересами крупных держав регионального и глобального значения. При этом за первые сто дней президентства М. Ахмадинежада выдвигаемые им внешнеполитические принципы "справедливых отношений" с другими государствами и "отстаивания национальных интересов" на международной арене получили прямое подтверждение.

Так, в национальных интересах ИРИ — развивать тесные отношения с традиционными региональными союзниками из числа представителей шиитского сообщества. В подтверждение этого в августе-октябре состоялись встречи иранского президента с лидерами Сирии, Ливана, руководством радикальных исламских организаций на Ближнем Востоке ("Хизбалла", "Исламский джихад", "Амаль").

Одним из итогов первых ста дней президентства М. Ахмадинежада стало изменение характера конкурентной борьбы, ведущейся внутри политической элиты Ирана. На смену длительному этапу острого и открытого противостояния между двумя основными течениями правящего шиитского духовенства — реформаторами и консерваторами — пришел период относительной внутриполитической стабильности.

Президентские выборы-2005 фактически отодвинули реформаторский лагерь от основных рычагов власти и загнали его в глубокое подполье. В то же время с приходом к власти в ИРИ неоконсервативных сил во главе с М. Ахмадинежадом наблюдается усиление противостояния внутри консервативного лагеря политического истеблишмента.

Первые шаги М. Ахмадинежада на президентском посту показали, что этот политик намерен в полную силу использовать доставшиеся ему властные полномочия для выполнения собственных поставленных задач, не собираясь делиться ими со старой консервативной элитой, в том числе умеренно-консервативного направления.

Политика М. Ахмадинежада в социально-экономическом сегменте отразила всю противоречивость процесса реформ в стране, обнажила существующий в иранском обществе глубокий раскол по вопросу о перспективах и будущих путях развития государства, продемонстрировала хрупкий баланс между модернистскими и традиционалистскими подходами, сочетание которых образует в совокупности иранскую систему так называемой исламской демократии.

С самого начала было ясно, что поставленные президентом ИРИ перед правительством актуальные задачи в социальной сфере — обеспечение социального прогресса, повышение уровня здоровья и благосостояния нации, создание системы равных возможностей для всех слоев населения, обеспечение занятости населения, повышение социальных льгот для малоимущих — предстоит решать в рамках долгосрочных проектов.

Впоследствии стало очевидно, что предлагаемые президентом в ходе предвыборной кампании наиболее, пожалуй, "радикальные меры" по выправлению тяжелого социально-экономического положения народа (в их числе — справедливое перераспределение доходов от нефти и национального богатства в целом, акцент на самообеспечение в экономике) не нашли должного понимания как у традиционно-консервативной верхушки (большинство членов которой, кстати, сами являются крупными акционерами компаний, ориентированных на внешние рынки), так и у бизнес-сообщества и крупных индустриально-промышленных групп, большая часть которых контролируется лидером умеренно-консервативных и центристских сил А.А. Хашеми-Рафсанджани.

В этих условиях реальные возможности М. Ахмадинежада по выполнению данных им предвыборных обещаний оказались суженными. Несмотря на поддержку со стороны Верховного лидера А. Хаменеи (правда, последний на церемонии президентской инаугурации 6 августа призвал молодого политика "не торопиться с делами"), а также председателя меджлиса, М. Ахмадинежад так и не решился в первые три месяца своего президентства приступить к осуществлению самых смелых инициатив социальной реформы. В то же время предпринятые им шаги, по большей части популистского характера, стали явным сигналом к тому, что президент остро ощущает необходимость получения от электората некоего "карт-бланша" для выполнения стоящих на повестки дня задач.

Именно поэтому в "мозговом центре" президентской команды было, по-видимому, принято решение придержать меры по коренному реформированию экономической и социальной сферы и медленно продвигаться к осуществлению главных целей, ограничившись на данном этапе нейтральными действиями, которые, однако, будут способны укрепить "кредит доверия" населения к президенту.

В числе популярных мер за истекший период было объявлено о запуске специальной программы помощи молодежи (создается специальный "Фонд любви" для помощи иранским молодоженам), обещано содействие в решении проблем и нужд иранского студенчества, разработаны программы по решению жилищной проблемы, запущены реформы, ориентированные на решение внутригородских проблем (управление дорожным движением, строительство, расширение "зеленых зон").

В истекший период достаточно активной была политика М. Ахмадинежада в бюджетной сфере. Она была направлена на выполнение подготовительных задач, связанных с сокращением расходных статей текущего бюджета, созданием эффективной и гибкой бюджетной структуры, ассигнованием доходов от нефти на инвестиционные цели, устранением ограничений и дискриминации, выделением средств на реализацию незавершенных проектов в области благоустройства.

В экономике приоритетными сферами работы нового правительства стали меры по расширению ненефтяного сектора (упор на самообеспечение в производственной сфере), развитию частного и кооперативного сектора, активному задействованию неиспользуемого экономического потенциала, наращиванию экспортного производства.

Отдельным пунктом экономической программы правительства значится борьба с экономической коррупцией. В частности, в этих целях принято решение учредить при Совете по определению целесообразности принимаемых решений (СЦПР) специальную структуру — Контрольную комиссию, которая будет контролировать надлежащее выполнение положений 20-летнего Стратегического плана экономического, социального и культурного развития.

В сфере образования, науки и технологий М. Ахмадинежад обещал повышение "уровня и квалификации религиозного образования", "укрепление духа нации", "создание универсальной системы образования", "развитие национальной науки на основе иранских культурных ценностей", "использование научно-технологических достижений других стран". Из того, что было сделано за три истекших месяца, следует выделить мероприятия, направленные на развитие информационных технологий, которые, в частности, способствовали росту абонентов и качества мобильной связи, повышению уровня распространения Интернета в стране.

Кроме того, началась реформа системы высшего образования ИРИ, предполагающая достижение прогресса в этой сфере.

Политика М. Ахмадинежада в сфере обороны и безопасности шла в русле неоднократно озвучивавшихся им тезисов о сохранении постоянной боевой готовности (в том числе тыловых подразделений, научных и технологических возможностей) для противодействия внешним угрозам, повышении оборонного потенциала, развитии на основе внутренних ресурсов современных технологий для оснащения ВС, в мирной жизни — участие ВС в созидательном построении государства.

С первых же шагов М. Ахмадинежада на посту президента стало ясно, что силовым ведомствам будет отведена особая роль в реализации государственных задач. Так, выступая перед представителями народного ополчения "Басидж", президент назвал эту структуру оплотом исламского строя и гарантией обеспечения прогресса в развитии иранского государства.

Таким образом, первая "стодневка" М. Ахмадинежада на посту президента ясно показала, что стратегический курс иранского руководства в вопросах внешней и внутренней политики едва ли сохранит свою преемственность. Ясно, что восьмилетний этап реформаторского правления в Иране (1997-2005) завершен, а пришедшее к власти молодое неоконсервативное движение, которое ставит перед страной иные задачи, намерено последовательно идти по пути реализации новых идей по переустройству иранского общества и государства, базирующихся на принципах справедливости, национальных интересов и ислама.

Первые шаги М. Ахмадинежада на президентском посту — явный сигнал для мирового сообщества о том, что Иран, отказываясь от пути "вестернизации" страны, намерен двигаться по пути государственного ислама (принцип "велаят-е факих"), не пренебрегая при этом последними достижениями и технологиями современной цивилизации.

При этом, как показала практическая деятельность трех первых месяцев работы нового правительства, политика неоконсерваторов будет базироваться на принципах справедливости, обеспечения нужд малоимущего населения, служения интересам народа, достижения его материального и духовного прогресса.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03164 sec