Политическое будущее А.А. Хашеми-Рафсанджани

14 ноября 2005
А.М. Вартанян

Али Акбар Хашеми-Рафсанджани — опытнейший деятель современной политической истории Ирана — после поражения на последних президентских выборах (июнь 2005 г.), вопреки прогнозам экспертов, продолжает оставаться в правящей верхушке политической элиты ИРИ и даже более того — уверенно укрепляет свой личный авторитет и властные полномочия курируемого им Совета по целесообразности принимаемых решений.

Этот парадокс иранской внутриполитической жизни тем более примечателен, что, по мнению иранских и зарубежных политологов, выборы президента, на участие в которых А.А. Хашеми-Рафсанджани согласился не сразу, должны были стать своеобразным "моментом истины" для дальнейших перспектив его политической карьеры.

К президентским выборам в Иране А.А. Хашеми-Рафсанджани подошел в солидном возрасте: в свои 89 лет он уже и так добился всевозможных высот и регалий в иранской госслужбе. После Исламской революции 1979 г. он занимал пост председателя парламента (меджлиса) ИРИ первого созыва. Позиции А.А. Хашеми-Рафсанджани заметно укрепились в начале 80-х гг., после гибели ряда высокопоставленных государственных деятелей в результате террористических актов, совершенных членами оппозиционной Организации моджахедов иранского народа (ОМИН).

По мнению многих аналитиков, в этот период он оказывал наибольшее влияние на Верховного руководителя ИРИ Р. Хомейни с точки зрения принятия важнейших политических решений, свидетельством чему является передача ему обязанностей Верховного главнокомандующего ВС ИРИ на заключительном этапе войны с Ираком в период с 1988 по 1989 гг. А.А. Хашеми-Рафсанджани входил также в состав Совета по подготовке поправок к конституции, в соответствии с которыми в 1989 г. была упразднена должность премьер-министра.

Таким образом, став президентом Ирана, он одновременно занял пост главы правительства. На президентском посту А.А. Хашеми-Рафсанджани пробыл два четырехлетних срока, то есть с 1989 по 1997 гг.

Одним из несомненных успехов А.А. Хашеми-Рафсанджани на международной арене в этот период стало занятие Тегераном взвешенной позиции в отношении захвата Ираком территории Кувейта. Настояв на необходимости проведения закрытых консультаций с руководством арабских государств Персидского залива и переговоров с представителями С. Хусейна, президент ИРИ убедил руководителя страны А. Хаменеи в целесообразности объявления нейтралитета.

За несколько месяцев до истечения президентских полномочий А.А. Хашеми-Рафсанджани возглавил новую структуру — Совет по целесообразности принимаемых решений (СЦПР). Считается, что этот орган в сложной системе законодательной власти ИРИ, выступающий в роли арбитра при рассмотрении спорных ситуаций, возникающих между меджлисом и Наблюдательным советом, был создан специально "под Рафсанджани". В любом случае, СЦПР является сегодня неотъемлемым элементом иранской государственной системы "сдержек и противовесов", неоднократно доказывавшей компромиссными решениями свою эффективность.

В качестве главы СЦПР А.А. Хашеми-Рафсанджани принимал активное участие в разработке важнейших государственных решений, стремился сохранить свою популярность среди населения. Однако постепенно высказывания бывшего президента начали терять свою привлекательность для значительной части как консервативного, так и реформаторского электората.

В итоге к парламентским выборам 2004 г. этот политик подошел с невысоким рейтингом, что предопределило его сокрушительное поражение: председатель СЦПР не попал в состав меджлиса нового созыва, заняв в списке кандидатов одно из последних мест.

Несмотря на это поражение, карьера А.А. Хашеми-Рафсанджани не прервалась. В социологических рейтингах он продолжал неизменно занимать одно из первых мест, пользовался широкой популярностью среди населения.

Наиболее ощутимый удар по политической карьере Рафсанджани был нанесен в ходе президентской кампании-2005. После длительных колебаний в последний момент председатель СЦПР все же решился принять участие в президентской гонке: 10 мая с.г., в первый день начала регистрации кандидатов на пост президента, он огласил свое решение.

По итогам первого тура А.А. Хашеми-Рафсанджани занял первое место и, по прогнозам экспертов, он должен был уверено победить своего молодого конкурента — мэра Тегерана М. Ахмадинежада во втором туре выборов.

Однако случилось обратное — Рафсанджани проиграл, причем «по всем статьям», более чем с двукратным перевесом (35 против 65%). На этом, как тогда казалось, под политической карьерой председателя СЦПР можно было подвести окончательную черту.

Однако настоящий политический "тяжеловес", Рафсанджани продолжает и сегодня играть важнейшую роль в высшем руководстве ИРИ. По своим идеологическим устремлениям он принадлежит к числу лидеров умеренно-реформаторского крыла иранского духовенства.

Целый ряд его ближайших сторонников по-прежнему занимают ключевые посты в органах государственного управления, крупнейших финансовых и коммерческих структурах, представляют иранские профсоюзы различной направленности. Более того, за последний месяц явно обозначилась тенденция к укреплению позиций этого политика в иранском истеблишменте.

В частности, председателю СЦПР была передана от Верховного лидера часть контрольных функций, в том числе определенные полномочия в планировании и реализации внешнеполитического курса ИРИ. Было также решено под эгидой СЦПР учредить так называемую Контрольную комиссию (КК) для мониторинга выполнения положений утвержденного недавно 20-летнего стратегического плана экономического, социального и культурного развития.

Отмечается, что решение об учреждении КК идет в русле положений иранской Конституции (статья 110 Основного закона). Контрольная комиссия, создающаяся "с целью преодоления существующих бюрократических препонов", станет своеобразной "ареной для дебатов" руководителей трех ветвей власти (законодательной, исполнительной и судебной) каждый из которых будет наделен в КК правом голоса.

Комментируя данные решения, вызвавшие волну негатива в адрес СЦПР в иранских СМИ, председатель Совета А.А. Хашеми-Рафсанджани подчеркнул, что это "абсолютно не означает вмешательства в дела правительственных органов власти, однако они обязаны ежегодно докладывать в СЦПР о прогрессе, достигнутом на ключевых треках политического курса ИРИ".

Очевидно, что столь важная внутриполитическая инициатива имплементируется не без санкции высшего руководства во главе с Верховным лидером ИРИ А. Хаменеи. По всей вероятности, высшее иранское духовенство, опасаясь напористых и чересчур резких высказываний молодых неоконсерваторов во главе с президентом М. Ахмадинежадом (особенно на международной арене), решило для соблюдения баланса "подсластить горькую пилюлю" совсем было отчаявшимся умеренно-консервативным и центристским силам, дав возможность их лидеру А.А. Хашеми-Рафсанджани реабилитироваться после поражения на президентских выборах.

Другая не менее важная цель предпринятой акции — показать миру, "кто в доме хозяин". Высшее иранское духовенство, видимо, серьезно обеспокоено угрозой потери ими части властных полномочий после того, как законодательную и исполнительную ветви власти в ИРИ возглавили молодые и амбициозные политики неоконсервативного крыла, безусловно верные исламским идеалам, но продвигающие свои задачи и установки.

Примечательно, что эти политики являются светскими лицами (сформированное М. Ахмадинежадом правительство на 80% представлено недуховными деятелями), прагматично воспринимают окружающую действительность и, главное, готовы к смелым и решительным заявлениями (и, возможно, шагам) для достижения поставленных целей.

А это грозит в перспективе "раскачиванием лодки" внутри политического истеблишмента, постепенным вытеснением "старой гвардии" консерваторов из властных структур. Осознание таких перспектив, вероятно, побуждает иранскую верхушку искать различные варианты, чтобы уравновесить силы и не позволить неоконсерваторам окончательно монополизировать политическую власть в ИРИ.

В этом контексте можно с уверенностью сказать, что для А.А. Хашеми-Рафсанджани с его богатым потенциалом и серьезной поддержкой в обществе уготована одна из главных ролей в качестве альтернативы неоконсервативному движению. При таком раскладе следует предположить, что политическая карьера председателя СЦПР не только не прервется, но и будет иметь довольно обнадеживающие перспективы.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04036 sec