Ситуация в Марокко: октябрь 2005 года

11 ноября 2005
В.В. Куделев

Большинство событий, связанных с Марокко в октябре, произошло в районах испанских анклавов Сеута и Мелилья на севере страны. Там тысячи незаконных иммигрантов из африканских стран устроили настоящий штурм этих испанских городов в попытке прорваться на "землю обетованную". Несмотря на внешне активные меры по противодействию незаконной иммиграции позиция Рабата по данной проблеме представляется достаточно непоследовательной.

С одной стороны, Марокко всеми силами старается представить себя в виде активного борца с потоком незаконной иммиграции. Действительно, по данным главы МВД Марокко Мустафы Сахеля, к этой борьбе привлечены около 8,5 тысяч полицейских и пограничников. Но борется Рабат с этим явлением по-своему — уже свыше полутора лет идут переговоры между Марокко и Евросоюзом (ЕС) о реадмиссии (возвращении) незаконных иммигрантов, проникающих в Европу с территории королевства, и, похоже, они завершатся не скоро.

Складывается даже впечатление, что Рабат как бы проверяет возможности проникновения в анклавы, которых он добивается уже многие годы.

С другой стороны, Рабат пытается представить проблему таким образом, что ответственность за нее несет не только он один, но и другие страны, включая европейские. Как заявил 1 октября в Тунисе глава МИДа Марокко Мохаммед Бенаисса, "то, что происходит в Сеуте и Мелилье, не касается только одной страны". "Марокко, равно как и Испания, является одновременно как страной, куда стремятся иммигранты, так и транзитной территорией", — полагает он.

Решению проблемы незаконной иммиграции не способствует политика Мадрида, пытающегося играть в демократию по отношению к лицам, заведомо знавшим, что нарушают законы. Так, испанские власти позволили остаться на своей территории сотням женщин с детьми из числа тех, кто сумел прорваться в анклавы, совершенно не думая о том, что после натурализации этих "новых испанцев" немедленно возникнет проблема воссоединения семей, и новые уже тысячи африканцев на вполне законных основаниях окажутся в Испании.

Потом, правда, Мадрид спохватился, и в середине октября впервые с 1992 года начал применять закон, позволяющий ему выдворять обратно в Марокко отдельные категории иммигрантов. В свою очередь, Рабат организовал вывоз воздушным путем неудавшихся иммигрантов в страны, откуда они начали свой путь в Европу, и в частности, в Сенегал и Мали. За три недели октября воздушным путем из Марокко были вывезены свыше 3 тысяч нелегалов, главным образом сенегальцев и малийцев.

Одновременно Мадрид спешно укрепляет границы анклавов. 4 октября было объявлено о начале строительства третьей линии проволочного заграждения, отделяющего Мелилью от Марокко. Тем временем активно ведутся работы по подъему двух существующих вокруг анклавов заграждений с трех метров до шести. Со своей стороны, Рабат объявил о намерении выстроить вокруг Мелильи "марокканскую стену" по примеру тех, которые возведены вдоль границ Западной Сахары, а также опоясать анклав рвом глубиной 3 метра.

Сами испанцы также все чаще высказываются за использование армии для охраны единственной сухопутной границы между африканским континентом и ЕС. Как показали данные опроса общественного мнения, проведенного в начале октября, такую меру поддерживают 70% испанцев. Подавляющее большинство испанцев (90%) полагают, что Марокко "не делает все необходимое" для борьбы с незаконной иммиграцией.

Еще одна важная и показательная цифра — только 35% испанцев поддерживают иммиграционную политику кабинета социалиста Сапатеро.

Испанцам есть кого опасаться. По данным еврокомиссара по вопросам иммиграции Франко Фраттини, по состоянию на середину октября в Алжире и Марокко в готовности перебраться к границам Сеуты и Мелильи находились 30 тысяч африканцев. Он же пояснил, почему африканцы пошли на штурм анклавов.

По его версии, наступление иммигрантов на сухопутном "фронте" было вызвано тем, что Испания и Марокко надежно закрыли морскую границу между двумя странами в Гибралтаре и в районе Канарских островов, которая ранее была достаточно проходимой для нелегалов. Сеута находится под испанским суверенитетом с 1580 года, Мелилья — с 1496 года.

Марокко использовало проблему борьбы с незаконной иммиграцией для очередного обвинения своего "заклятого соседа" Алжира, на этот раз — в плохой охране совместной границы, закрытой для легального пересечения с 1994 года.

Уже 24 октября марокканские власти признали, что гибель шести африканцев в ночь с 5 на 6 октября при очередном штурме Мелильи была вызвана действиями марокканских стражей порядка, открывших огонь на поражение в связи с необходимостью "законной самообороны".

Из событий на антитеррористическом "фронте" следует отметить приговор, вынесенный 1 октября судом города Сале 15-ти исламистам, обвинявшимся в "создании организации злоумышленников, незаконном сборе средств, предназначавшихся для финансирования терроризма". Все они получили от 1 до 12 лет тюрьмы.

20 октября до Марокко дошли отзвуки войны в Ираке. В тот день боевики "Аль-Каиды в Месопотамии" похитили в Ираке двух работников марокканской дипмиссии в этой стране. Памятуя о судьбе других иностранцев, похищенных ранее в Ираке, можно только гадать, что станет с марокканцами.

В октябре свидетельскими показаниями было подтверждено то, о чем ранее можно было только догадываться, а именно: ряд представителей руководства исламистского движения Марокко в свое время были завербованы спецслужбами и действовали по их прямым указаниям. Как поведал через прессу бывший комиссар Службы общей разведки (контрразведка) Мохаммед эль-Холти, речь идет, в частности, о депутате марокканского парламента от исламистской Партии справедливости и развития (ПСР) и одном из ее основателей Абдельилле Бенкиране.

Последний в начале 80-х годов состоял в Движении исламской молодежи, однако вышел из него в связи с его радикализацией. Экс-комиссар прямо утверждает, что политический ислам появился в Марокко в 70-е годы прошлого столетия по воле короля Хасана II, увидевшего в нем мощное оружие против левых и баасистов. Процесс подъема исламистского движения изначально контролировало всемогущее МВД королевства. Однако затем джинн вырвался из бутылки и стал не таким контролируемым.

В октябре вновь дала о себе знать эпоха, именуемая в Марокко "свинцовыми годами", которые совпали с периодом правления короля Хасана II. На юге страны была обнаружена братская могила, в которой находились тела 50 марокканских оппозиционеров. Они погибли в 70-е, 80-е годы, а также в начале 90-х годов в тайных центрах заключения в Тагуните, Агдазе и Калаат-Мгуне. Все жертвы репрессий идентифицированы.

В последние дни октября марокканские власти были вынуждены принять повышенные меры безопасности в административном центре сахарских провинций Эль-Аюне в связи с приближавшейся 30-й годовщиной "зеленого марша" — невооруженного похода 350 тысяч марокканцев в Западную Сахару, в результате которого Рабат восстановил свой суверенитет над этой территорией. До этого практически ежедневно в городе отмечались стычки между стражами порядка и несовершеннолетними подростками.

29 октября партия Социалистический союз народных сил (ССНС) и ряд марокканских неправительственных организаций отметили 40-ю годовщину со дня исчезновения в Париже известного марокканского оппозиционера Мехди бен Барки.

Участники мероприятия потребовали от марокканских властей "пролить весь свет" на это событие, в результате которого бен Барка бесследно исчез. М. бен Барка — основатель партии «Национальный союз народных сил», на базе которого в 1975 году был создан ССНС. Он был арестован 29 октября 1965 года в центре Парижа французскими полицейскими, а затем бесследно исчез.

Есть основания полагать, что к его исчезновению приложили "руку" прежний марокканский режим, Франция, США и Израиль.

В октябре было объявлено о планах проведения маневров НАТО совместно с шестью странами — участницами программы Средиземноморского альянса — Алжиром, Египтом, Израилем, Иорданией, Марокко и Тунисом.

Седьмой участник программы — Мавритания, где не так давно произошел военный переворот, к учениям не привлекался. Учения "Дельфин-2005" предполагалось провести на территории Греции в районе острова Крит в период с 30 октября по 1 ноября с отработкой вопросов участия в операции по оказанию гуманитарной помощи. Это были первые маневры подобного рода, в которых приняли участие арабские страны и Израиль.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03973 sec