Cевак Саруханян: чего добивается Ахмадинежад?

Покажем им Кузькину мать!

11 ноября 2005
Севак Саруханян

03 ноября 2005 года в фонде «Нораванк» состоялся семинар, посвященный развитии ситуации вокруг Ирана. С докладом выступил заместитель директора фонда «Нораванк» Севак Саруханян.

С любезного разрешения автора, сайт IranAtom.Ru публикует краткое содержание доклада.

«Имам Хомейни говорил, что сионистский режим должен быть стерт с лица земли, и с помощью божественной силы в скором времени мир будет жить без США и Израиля. Если кто-то под давлением режима мировой тирании или же по бестолковости, эгоизму и алчности официально признает израильский режим, этот человек будет гореть в огне исламского гнева».

Такое скандальное заявление сделал президент Исламской республики Иран Махмуд Ахмадинежад 27 октября на конференции «Мир без сионизма». Заявление это вызвало бурю негодования во всем мире, многие страны мира осудили его.

Анализ ситуации, сложившейся вокруг Ирана, на первый взгляд, заставляет думать о том, что Ахмадинежад совсем некстати сделал такое агрессивное заявление.

Во-первых, во второй половине ноября состоится очередное заседание Совета управляющих МАГАТЭ, на котором должен быть решен вопрос о передаче или непередаче иранского ядерного досье в Совет Безопасности ООН. Иран, казалось бы, старается убедить мировое сообщество в том, что у него нет желания создавать ядерное оружие, а ядерную программу страна развивает исключительно в мирных целях. Заявление Ахмадинежада о необходимости уничтожения Израиля и США делает сомнительными уверения об исключительно мирном характере иранской ядерной программы. Понятно, что если Иран и в самом деле имеет планы ликвидации США и Израиля, то эта ликвидация если и возможна (на самом деле она невозможна), то только при условии наличия у иранского режима ядерного оружия.

Во-вторых, иранский президент нанес сильнейший удар по позициям стран, которые стараются помешать передаче иранского ядерного досье в СБ ООН.

В-третьих, заявление – «стереть с лица земли Израиль» – делает аргументированными обвинения США и Великобритании о том, что Иран – террористическое государство. Заявление Ахмадинежада очень легко можно представить как террористическое, так как оно несет в себе изрядную долю сходства с аналогичными заявлениями таких организаций, как «Аль-Каида».

Вышеперечисленные отрицательные последствия заявления Ахмадинежада у многих вызвали вопрос о целесообразности озвученных им угроз. Многие стали объяснять выступление иранского президента его непрофессионализмом. Другие – эмоциональной обстановкой в зале, где проходила конференция «Мир без сионизма» и т.д.

Мы придерживаемся иной точки зрения, согласно которой заявление Ахмадинежада было спланированным и является элементом нового внешнеполитического курса иранского руководства, который мы условно назовем «курсом политического ускорения».

Начнем обоснование своего утверждения с цитаты из интервью основного «антитеррориста» Европы, премьер-министра Великобритании Т.Блэра, которое он дал британскому телеканалу «SKY NEWS» 26 октября, не после, а накануне заявления иранского президента.

«Иран должен понять: у него есть возможность иметь другие отношения с Западом. Но только при нескольких очень конкретных условиях. Во-первых, Иран дает Ираку развиваться так, как он хочет. Во-вторых, Иран перестает поддерживать терроризм где бы то ни было. И, в-третьих, Иран выполняет международные обязательства по атомной энергии и ядерному оружию. В противном случае им надо понимать, что тогда с ними будут иметь другие отношения. А если они оставят всё как есть, если они будут игнорировать правила поведения в международном сообществе, тогда жизнь их будет куда сложнее».

Все условия, выдвинутые британским премьер-министром, почти дословно напоминают условия, которые США и та же Великобритания в свое время выдвинули Ираку, где-то в середине 2002 года. Условия эти исходят из двух универсальных обвинений, которые США и Великобритания выдвигают против неугодных им режимов: поддержка терроризма и разработка оружия массового поражения. Так было в Ираке, то же повторяется и в случае с Ираном.

Однако ситуация вокруг Ирана имеет ряд отличительных черт в сравнении с ситуацией вокруг Ирака. Эти отличительные признаки, которые мы перечислим ниже, являются основными причинами того, что до сих пор против Ирана не реализован «иракский сценарий» решения проблемы:

Внутриполитическая ситуация в Ираке сегодня развивается во многом с учетом роли и влияния Ирана в стране. Условно можно сказать, что Иран принимает активное участие в формировании курса иракского, преимущественно шиитского, правительства. Такая позиция Ирана является результатом правильной ставки, которую ИРИ сделала в Ираке: а) поддержка иракской демократии, которая обеспечивает доминирование в иракском правительстве лояльных Ирану шиитских партий; б) поддержка внутренней нестабильности и партизанского движения, что не позволяет США достичь полноценного военного контроля над страной и в то же время заставляет больше опираться на ту же иракскую, преимущественного шиитскую, администрацию.

Во многом благодаря иракской политике Ирана США «застряли» в этой стране. И чем больше американцы будут иметь проблем в Ираке, тем меньше они будут иметь возможностей «установить демократию» в Иране.

Ситуация в Ираке во многом и обусловила высокие мировые цены на нефть, которые делают позиции Ирана еще сильнее: во-первых, эти цены минимизируют возможность войны или ударов против Ирана, так как цены взлетят еще выше; во-вторых, минимизируют возможность введения СБ ООН экономических санкций против Ирана, так как эти санкции могут быть введены в первую очередь против иранского нефтяного сектора: именно он обеспечивает большую часть иранского валютного дохода и ВВП. Понятно, что принудить Иран к сотрудничеству с МАГАТЭ с помощью санкций на экспорт фисташек или икры не получится. А санкции против иранского нефтяного экспорта – это еще одна, причем основательная причина взлета цен на нефть, который мировая экономика переживет с большим трудом.

Иран, в отличие от саддамовского Ирака, имеет большое реальное влияние на палестинские и ливанские организации, типа «Хезболлы» и «Хамаса», и война против Ирана приведет к активизации их деятельности, что поставит под удар стабильность ситуации в Ливане и безопасность Израиля.

С учетом вышесказанного, можно условно очертить основные последствия войны против Ирана:

Дестабилизация в Ираке. Возможно – гражданская война. Большие потери среди англо-американского воинского контингента. Возможно – потеря контроля над страной.

Высокие цены на нефть. Возможный мировой энергетический и экономический кризис.

Дестабилизация на Ближнем Востоке. Усиление террористической угрозы. Терракты против Израиля и американских граждан. Взрывы американских посольств и представительств.

Все это очевидным образом минимизирует возможность «экспорта демократии» в Иран. Так что можно сделать вывод, что Иран сегодня должен себя чувствовать довольно уверенно, а иранский президент не должен делать таких опасных заявлений о планах ликвидации Израиля. Однако это не совсем так.

Условия, выдвинутые Т.Блэром, несут в себе достаточно важную и интересную информацию для Ирана. Что именно требует британский премьер у Ирана?

Позволить Ираку развиваться так, как он хочет. То есть, требуется, чтобы Иран ушел из Ирака и позволил США и Великобритании окончательно утвердиться в этой стране. Уход Ирана невозможен, так как он будет означать потерю основного орудия асимметричного удара по США в случае вторжения последних в ИРИ. Условие, в принципе, невыполнимое.

Не поддерживать терроризм где бы то ни было. Ничего конкретного, никаких названий, никаких свидетельств. Типичный пример универсального обвинения. Отличительная черта такого обвинения-требования – его невыполнимость в свете его неконкретности и аморфности.

Не разрабатывать ядерное оружие. В отличие от французов, которые требуют от ИРИ закрыть конкретные предприятия, например, Исфаханский завод по конверсии урана, Великобритания опять-таки выдвигает аморфное, неконкретное и, естественно, невыполнимое условие. Например, через 3 года Великобритания может потребовать закрытия кафедры физики Тегеранского университета, так как знания, которые передает своим студентам кафедра, могут быть использованы для создания ядерного оружия.

Чего же хотят на самом деле американцы и британцы?

Им, на самом деле, не нужен отказ Ирана от ядерных разработок, им не нужна демократия в Иране. Им нужно время для:

нормализации ситуации в Ираке, в том числе и через подкупы иракских шиитских чиновников (например, США «забыли» хищение иракскими должностными лицами сотен миллионов долларов американской помощи для перевооружения национальной армии) и ликвидацию групп повстанцев;

нормализации цен на нефть;

и, наконец, расследование убийства Р.Харири должно привести к полному отторжению Ливана от союзника Ирана – Сирии, – а антисирийские настроения в Ливане должны закрепить прозападный курс ливанского руководства, что в перспективе приведет к ограничению деятельности, если не к уничтожению основного проиранского ближневосточного актёра – организации «Хезболла». Тем самым Иран лишится еще одного орудия асимметричного ответа на американское вторжение.

Понятно, что для достижения этих целей США и их союзникам нужно Время. В течение этого времени против Ирана будут выдвигаться очередные обвинения, ситуацию будут и дальше называть критической, появятся очередные резолюции МАГАТЭ и т.д. И длиться это будет до тех пор, пока у США недостанет сил для военного решения «иранской проблемы».

Махмуд Ахмадинежад лишает США и Cо. этого драгоценного Времени. Он «ускоряет» время, требуя решить «иранскую проблему» не через 5 лет, а прямо сейчас. Он не скрывает, что хочет уничтожить США, он даже не скрывает, что разрабатывает ядерное оружие. Тем самым он требует – с целью разрешения ситуации, чтобы с ним договорились сейчас. Понятно, что разрешение проблемы сегодня будет иным, чем через 5 лет. С Ираном сегодня можно только договориться. Через 5 лет вопрос, очевидно, можно будет решить совсем по-другому.

И заявление иранского президента о готовности «уничтожить Израиль» – ключевой элемент политики «ускорения» времени. Махмуд Ахмадинежад не стремится выглядеть как гуманист и сторонник «диалога цивилизаций». Он хочет и начинает выглядеть как радикал и фанатик, который не скрывает своей агрессивности и открыто всем угрожает. Его таким делают не США. Он сам себя делает таким, требуя ускорить решение «иранской проблемы», понимая, что решение, принятое сегодня, будет качественно отличаться от решения, которое может быть принято завтра или послезавтра...

Сайт фонда «Нораванк»

http://www.noravank.am/?l=2

Фонд «Нораванк»

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03916 sec