Палестинские "Престолонаследники"

10 ноября 2005
К.А. Капитонов

Еще при жизни палестинца № 1 Ясира Арафата каждый из этой троицы рассматривался в качестве его преемника. И это не удивительно: Марван Баргути, Джибриль Раджуб и Мухаммад Дахлан обладали реальными возможностями, чтобы законным путем занять кресло главы Палестинской национальной администрации (ПНА). Но… Восток, как говорится, дело тонкое…

Они и сейчас, прежде всего Раджуб и Дахлан (Баргути отбывает сток в израильской тюрьме) имеют не менее реальные возможности сменить на посту нынешнего палестинского лидера Махмуда Аббаса (Абу Мазена). Для этого у них есть все. Или почти все…

Впрочем, обратимся к фактам.

МАРВАН БАРГУТИ

Бывший лидер группировки «Танзим» (военизированное крыло организации ФАТХ в Иудее и Самарии) Марван Баргути находится в израильской тюрьме «Эшель», расположенной в городе Беэр-Шева. Он был арестован в ходе операции «Защитная стена», которую подразделения Армии обороны Израиля начали в марте 2002 года.

Как заявили представители израильских спецслужб, наравне с ликвидацией и арестами десятков видных активистов «Исламского джихада» и «Хамаса» на Западном берегу Иордана пленение Баргути стало частью широкомасштабной кампании по нейтрализации высшего командного звена палестинских экстремистских организаций в «восточном подбрюшье» еврейского государства.

Суд Тель-Авива признал Баргути виновным. И вот уже четвертый год он отбывает пять пожизненных заключений плюс сорок лет дополнительно за прямую причастность к организации терактов против израильтян. Первые три года он провел в одиночной камере и только в январе этого года был переведен в общую.

* * *

До осени 2000 года о Баргути широкая общественность в Израиле и на Западе совершенно ничего не знала. Даже в самой Палестине до начала «интифады Аль-Акса» многие о нем и не слышали.

Его полное имя — Марван Хасиб Хусейн аль-Баргути. Родился в 1959 году в деревне Кафр-Кубар, расположенной к северо-западу от Рамаллы. Там же в конце 70-х годов впервые принял участие в борьбе против израильских властей. В начале 80-х стал одним из основателей молодежной организации ФАТХа — «Шабиба», возглавлял ее подразделение в Исламском университете города Бир-Зейт.

Именно в тот период Баргути проявил себя как способный руководитель и талантливый организатор. Благодаря своей популярности и авторитету он был избран на должность председателя студенческого объединения Бир-Зейта. За годы учебы в университете он превратился в одного из ведущих молодежных лидеров ФАТХа на Западном берегу Иордана.

Не удивительно, что вскоре его активность привлекла внимание ШАБАКа, и студенческий лидер нередко оказывался в ее следственных изоляторах. Там он в общей сложности провел более шести лет.

Незадолго до начала первой интифады в декабре 1987 года израильские власти депортировали Баргути за пределы территорий. После этого представители руководства ФАТХа в Тунисе предложили ему присоединиться к центральному штабу организации, находящемуся в этой стране. Однако он предпочел осесть в соседней с Израилем Иордании, чтобы поддерживать связи со своими соратниками на территориях.

В тот же период Баргути начал сотрудничать с международной коммерческой сетью «Организации освобождения Палестины» (ООП) «Самед», которой руководил советник покойного Арафата по экономическим вопросам Ахмед Курия (Абу Ала). Баргути занимался переводом денег из Туниса в отделения своей организации на Западном берегу. Одновременно он был назначен связным между иорданским отделением «Комитета интифады» и активистами ФАТХа в Рамалле и Иерусалиме.

Находясь на этой должности, Баргути сблизился с Джибрилем Раджубом. В конце 80-х годов Раджуб проживал в Тунисе и являлся личным советником Арафата, а также его помощником по вопросам «оккупированных территорий». После появления Баргути в Иордании Раджуб стал посредником в контактах между ним и Арафатом. Во многом благодаря ему и приобретенным с его помощью связям в палестинском руководстве Баргути сумел подняться на высоты политического олимпа.

Еще в конце 80-х — начале 90-х годов председатель ООП и ФАТХа Ясир Арафат обратил внимание на молодого и подающего надежды активиста. Поэтому сразу же после подписания соглашений в Осло Баргути одним из первых вернулся на территории. Более того, в 1994 году он получил должность генерального секретаря ФАТХа.

Однако на этом он останавливаться не собирался. Полагаясь на своих многочисленных сверстников в организационных структурах, он развернул настоящую борьбу за лидерство в ФАТХе. Как и прежде, ему не потребовалось много времени, чтобы добиться своей цели. Тем более что его поддержали вчерашние соратники по студенческому движению, заметно укрепившие свои позиции за годы интифады.

После «восхождения» в сентябре 2000 года израильского премьера Ариэля Шарона на Храмовую гору Баргути вышел из тени и вскоре превратился в одного из главных героев израильско-палестинского противостояния. Его главное достижение заключалось в том, что ему удалось (!) найти общий язык как с лидерами исламистских и леворадикальных организаций, так и с некоторыми руководителями палестинских спецслужб. В то же время он публично продолжал заявлять о своем подчинении Арафату, стремясь на деле монополизировать реальную власть, в первую очередь на Западном берегу Иордана.

С осени 2000 года Баргути координировал деятельность вооруженных формирований ФАТХа — «Танзим». После проведения организациями «Хамас» и «Исламский джихад» серии кровавых терактов на территории Израиля он занялся созданием особого подразделения «Танзима» — «Шухада аль-Акса» («Батальоны мучеников аль-Акса»). По его замыслу, они должны были отвечать за проведение особо крупных террористических акций на израильской территории, в том числе с использованием террористов-смертников.

4 августа 2001 года израильские военные предприняли попытку ликвидации Баргути. Военный вертолет выпустил ракету по колонне автомобилей, в одном из которых находился глава «Танзима». Однако он не пострадал: ракеты поразили другую машину, в которой ехал один из руководителей личной охраны Арафата. После этого инцидента Баргути неоднократно выступал с резкой критикой израильской «тактики политических убийств».

* * *

Суд над Баргути начался в августе 2003 года. С первого же судебного заседания он, одетый в коричневую тюремную робу, превратил суд в ораторскую трибуну. Он не касался сути процесса, а сосредоточил все внимание на идущей в регионе войне. Он говорил исключительно о страданиях палестинского народа, отметил, что за время кровопролития на Ближнем Востоке погибли 2727 палестинцев и менее 1000 евреев. По его словам, палестинское восстание — это не что иное, как реакция на невыполнение Израилем мирных договоренностей, достигнутых в Осло. В качестве яркой иллюстрации жестокости Израиля в отношении палестинцев он привел письмо 27 израильских летчиков, отказавшихся атаковать объекты на территории автономии, потому что при таких налетах гибнут мирные граждане. «Лучше умереть, чем жить в условиях оккупации», — сказал Баргути. Обращаясь к судьям, он предложил им отказаться от каких-либо решений по его вопросу. По его мнению, не может быть преступником человек, солидарный со своим народом в борьбе за свободу.

После того как Баргути закончил выступление, главный прокурор Дебора Чен спросила судей, когда можно ожидать их решения. В этот момент он вмешался: «Вы уже все решили, так чего ждать? Но не волнуйтесь, я скоро выйду…»

* * *

Как утверждают многие израильские аналитики, популярность Баргути среди палестинцев трудно переоценить. Если бы он возглавил правительство при Арафате, то последнему пришлось бы с ним считаться и подстраиваться под его стиль руководства. А результаты опроса, проведенного палестинским университетом Бир-Зейт в конце сентября 2004 года, показали, что большинство населения автономии видит его на посту своего лидера.

В чем причина такой популярности? С началом «интифады аль-Акса» Баргути чаще всех остальных палестинских лидеров посещал митинги, демонстрации и похороны погибших, вдохновляя палестинцев на борьбу против израильтян. Он стал известен на всем Ближнем Востоке и уже неоднократно назывался в качестве вероятного преемника Арафата. Находясь в тюрьме, он выступил с призывом о необходимости замены палестинского руководства в целом и отставки Арафата, в частности. Он заявил: «Для многих палестинских политиков наступило время уйти, поскольку они наглядно продемонстрировали свою неспособность управлять событиями и нести ответственность за принятые решения».

Подобная позиция Баргути не вызывает особого удивления, если вспомнить, что он является одним из наиболее жестких приверженцев линии на продолжение вооруженного сопротивления. Тем не менее некоторые аналитики называют его наиболее умеренным по сравнению с другими руководителями ФАТХа, поскольку он призывает воевать только против еврейских поселенцев и солдат на палестинских территориях и не предпринимать вооруженных акций против жителей Израиля. Аналитики предупреждают, что вместо него к руководству ФАТХом могут придти более молодые и более радикальные деятели.

Находясь в тюрьме, Баргути не теряет времени даром. Он разработал детальный план, который представляет собой список предложений об участии «Хамаса» и «Исламского джихада» в управлении сектором Газы в обмен на прекращение ракетных обстрелов израильской территории и нападений на израильских граждан за пределами сектора. Речь идет не о сиюминутном соглашении, а о перспективном договоре из 18 пунктов, который может быть заключен после вывода израильских войск и эвакуации еврейских поселений из Газы.

* * *

В сентябре 2004 года Баргути, которого называют динамо-машиной интифады, официально заявил, что намерен участвовать в президентских выборах 9 января 2005 года. Тогда же его супруга Фадва зарегистрировала мужа в Рамалле и в качестве кандидата в депутаты Законодательного совета, членом которого он является с 1996 года.

Баргути был бы идеальным кандидатом для значительной части израильтян. Разумеется, если бы не приговор израильского суда. В прошлом его политическую точку зрения нередко разделяли собеседники, представлявшие еврейское государство: она заключается в создании двух государств — израильского и палестинского.

Чтобы участвовать в выборах, Баргути надо было выйти на свободу. Одной из первых о возможности его освобождения сообщила израильская газета «Гаарец». Ссылаясь на источники в службах безопасности, она намекнула, что Баргути «может выйти на свободу в результате некоего обмена».

Некоторое время спустя в арабских СМИ появилась информация о том, что Египет хотел бы освободить Баргути и сделать его кандидатом на пост главы ПНА. Шеф египетской разведки Омар Сулейман провел переговоры в Иерусалиме с Шароном об обмене Баргути на израильского гражданина Азама Азама, осужденного в Египте на 20 лет за шпионаж. По информации из других источников, обсуждался также вариант его обмена на американского (и израильского) гражданина Джонатана Полларда, отбывающего в США пожизненный срок за шпионаж в пользу еврейского государства.

Реакция Шарона была однозначной: «Никогда, ни в каких сделках на волю не выпускались террористы с кровью на руках!» Не менее решительно настроен и министр иностранных дел Израиля Сильван Шалом: «Баргути останется за решеткой. Этот убийца невинных людей проведет в тюрьме всю оставшуюся жизнь!»

Сам Баргути и его единомышленники думают иначе...

ДЖИБРИЛЬ РАДЖУБ

В списке преемников палестинца № 1 Ясира Арафата (еще при жизни) Джибрилю Раджубу, начальнику Службы общей безопасности («Аль-Амн аль-Викаий») на Западном берегу реки Иордан, неизменно отводилось почетное место. Его имя, как правило, называлось в сочетании с нынешним лидером Палестинской национальной администрации Махмудом Аббасом (Абу Мазеном) и другими авторитетными лидерами.

Мало кто из палестинских деятелей позволял себе столь самостоятельные высказывания, являющие собой отклонения от «генеральной линии». Раджуб, например, еще раньше Аббаса заявлял, что превращение интифады в вооруженный конфликт «было серьезнейшей ошибкой, а теракты террористов-смертников в пределах Израиля — ошибкой стратегической». И то, и другое, по его словам, нанесло ущерб палестинским интересам.

Причем он не только высказывался. Он прилагал (и продолжает прилагать) немалые усилия, чтобы его имя не связывали с террористическими актами, запрещал своим людям в них участвовать, хотя к ряду обстрелов и диверсий они все-таки причастны были.

Перед израильтянами и американцами Раджуб хотел выглядеть «государственником» и «взвешенным политиком», полагая, что это обеспечит ему более прочную стартовую позицию в борьбе за наследство Арафата. А в том, что такая борьба предстоит, «сильный человек с Западного берега», не сомневался.

* * *

Джибриль Раджуб (он же Махмуд Мухаммад, в структуре ФАТХа известен также как Абу-Рами) родился в 1953 году в деревне Дура, расположенной в южной части Хевронского нагорья. Два его родных брата — видные деятели «Хамаса». Но среди представителей его клана есть и те, кого именуют «коллаборационистами».

В ранней молодости Раджуб вступил в ряды ФАТХа, был причастен к нескольким террористическим актам и довольно долго сидел в израильских тюрьмах. Сам он утверждает, что провел в них 17 лет, но о «подвигах», приведших к этому, распространяться не любит. Прекрасно владеет ивритом и английским, выученными в заключении.

Выйдя в 1985 году на свободу, он бок о бок с ныне покойным Фейсалом Хусейни повел активную деятельность в Иерусалиме, за что через три года был выслан в Тунис. Там, в штаб-квартире «Организации освобождения Палестины» (ООП) довольно быстро выдвинулся в первые ряды.

После Осло Раджубу, с согласия израильских спецслужб, позволили вернуться и предоставили свободу действий, которую он в полной мере использовал для упрочения своего личного статуса. Ему очень помогло то обстоятельство, что он хоть и прибыл из Туниса, но не успел всерьез оторваться от местной почвы и остался «своим».

После провозглашения Палестинской национальной администрации Раджуб стал одним из столпов режима Арафата. По возвращении на «территории» он возглавил на Западном берегу Иордана самую мощную спецслужбу.

Его вооруженные формирования, известные под именем «контрразведка», намного сильнее других палестинских группировок, во множестве существующих в Иудее и Самарии. Они присутствуют практически в каждой деревне. И хотя абсолютным контролем над этими районами Раджуб сегодня не обладает, он, как утверждают в израильских спецслужбах, при необходимости способен установить этот контроль.

Ценят Раджуба не только там. Он быстро стал любимцем израильских средств массовой информации — не последнюю роль здесь сыграло знание иврита. Его хриплый, утробный голос в сочетании с остановившимся взглядом и жестким, разбойничьим выражением лица создали определенный имидж хозяина, мафиози, мастера заплечных дел, революционера. Сам Раджуб любит именовать себя революционером, заявляя, что ему, столько лет сидевшему на тюремном хлебе, бояться нечего.

Этот «революционер», прибывший из Туниса без копейки в кармане, за последние годы сумел сколотить солидный капитал, будучи компаньоном во всех крупнейших сделках палестинской администрации и получая свой процент со всех ввозимых в пределы автономии товаров. Он завязал выгодные деловые связи с израильскими бизнесменами, принимавшими участие в политических контактах между сторонами.

Дом Раджуба в Битунии, предместье Рамаллы, очевидцы описывают как дворец, облицованный мрамором, увешанный огромными портретами владельца и превосходящий по роскоши даже дворцы самого Арафата. Ездит Раджуб в черном «мерседесе» с темными стеклами, который постоянно припаркован у самого лифта его канцелярии.

По свидетельствам бывавших там журналистов, каждого входящего тщательно обыскивают, зато в роскошно обставленном кабинете хозяина подают не кофе и не чай, а виски. Похоже, что «революционер» всей этой роскошью все же дорожит, потому и осторожен в заявлениях и действиях.

Раджуб женат на арабке из Восточного Иерусалима, которая является гражданкой Израиля со всеми вытекающими отсюда льготами, вплоть до получения пособия от израильской службы национального страхования. И Раджуб такое пособие исправно получает — информацию об этом обнародовал представитель ШАБАКа на заседании одной из парламентских комиссий.

Публичные заявления Раджуба весьма разноречивы. Он, к примеру, мог позволить себе сказать: «Я отнюдь не горжусь некоторыми нашими действиями — линчеванием двух израильских солдат в Рамалле, тем, что происходило у гробницы Йосефа и убийством двух израильтян в ресторане Туль-Карема. Многие палестинцы еще пожалеют об этом». И тут же продолжил, обращаясь к израильтянам: «Поймите, во всем виновата оккупация. Оккупация — это рак, который разъедает и вас, и нас. Нам терять нечего. Все зависит от вас, израильтян, и вы должны бросить эти глупости — есть теракты, нет терактов, не ищите повода, чтобы прекратить процесс. Вы что думаете, палестинская кровь ничего не стоит, только ваша кровь имеет цену? Если вы не интегрируетесь в регион, ваше будущее под угрозой».

Раджуб очень долго старался быть в своих заявлениях вежливым и «политкорректным». Он, правда, заявлял, что еще посчитается с поселенцами и что тому, кто посмеет вторгнуться в пределы автономии, не поздоровится. Но впервые выдержка изменила ему после того, как его дом подвергся обстрелу. «Израилем управляет правительство гангстеров, преступников и убийц, — заявил он. — И пока эта банда, которая все разрушает, находится у власти, нет шансов изменить ситуацию».

Слухи о том, что Раджуб — агент ШАБАКа, активно циркулируют и в ПНА, и в Израиле. Впрочем, дыма без огня не бывает. Известно, что когда израильские «конструкторы Осло» искали в Тунисе влиятельных деятелей ООП, способных на диалог, тогдашний заместитель начальника генерального штаба ЦАХАЛа Амнон Липкин-Шахак и тогдашний руководитель ШАБАКа Яаков Пери «положили глаз» на Раджуба и Дахлана. На Раджуба тогда «поставили», и можно предположить, что он дал в ответ определенные обещания, после чего и был внедрен на территории, получив свободу действий.

Видимо, в полной мере он этих обещаний не выполнил. Известно, что его спецслужба предпринимала жесткие меры против арабов, сотрудничавших с ШАБАКом.

* * *

До июля 2002 года Раджуб почти девяти лет был бессменным главой Службы общей безопасности на Западном берегу Иордана. Затем в результате интриг в высшем руководстве ПНА лишился своей должности и ушел в тень. До начала сентября его имя почти не появлялось в сообщениях новостных агентств и на газетных полосах.

Напомним, что к середине мая кресло под Раджубом серьезно зашаталось. Тогда он отправился в Каир и обратился к шефу египетской Службы общей разведки Омару Сулейману аль-Рифаи с просьбой о поддержке. Руководство Египта отреагировало официальным заявлением, согласно которому оно было не намерено вмешиваться во внутренние дела палестинцев.

В начале июля стало известно, что Арафат решил сместить Раджуба с занимаемого поста. Его преемником был объявлен куда менее популярный (и к тому же больной) Зухейр Манасра, бывший губернатором Дженина. В ответ группа офицеров от имени 700 сотрудников Службы общей безопасности обратилась к Арафату, предупредив, что они откажутся подчиняться кому-либо, кроме Раджуба. В крупных городах Западного берега Иордана прошли демонстрации в его поддержку. Несколько офицеров элитного спецподразделения даже явились в дом Манасры и, угрожая физической расправой, потребовали от него отказаться от предстоящего назначения.

Несмотря на столь бурный протест сторонников Раджуба, смена руководства этой спецслужбы все-таки состоялась. В начале августа между назначенцами Манасры и соратниками Раджуба возник конфликт, чуть было не переросший в вооруженное столкновение. Несколько ветеранов спецслужбы оказались за решеткой, многие другие были вынуждены уйти в отставку или влиться в состав Службы криминальной полиции.

О Раджубе вспомнили 2 сентября 2002 года, когда израильские СМИ сообщили о «беспрецедентной шпионской истории» с его прямым участием. Как выяснилось, в 1999 году он лично руководил операцией по вербовке четырех израильтянок, чтобы получить от них информацию военного характера. ШАБАК узнал об этом еще в начале апреля, однако огласить информацию было решено позднее.

Как известно, в условиях непрекращающегося конфликта любые обвинения в адрес кого-то со стороны Израиля вызывают лишь симпатии палестинцев к этому человеку. В данном же случае информация ШАБАКа свидетельствовала, что еще за год до начала «интифады Аль-Акса» Раджуб активно готовился к предстоящему противостоянию.

Почти в то же время представители Службы общей разведки Египта начали оказывать давление на руководство ПНА, пытаясь вернуть Раджубу прежние позиции. С этой целью египтяне «предложили» Арафату назначить его заместителем главы МВД.

С 2003 года Раджуб — советник правительства ПНА по вопросам национальной безопасности. Он стал первым высокопоставленным представителем палестинского руководства, объявившим об отставке после того, как 9 января 2005 года Махмуд Аббас победил на выборах президента автономии.

МУХАММАД ДАХЛАН

Мухаммад Дахлан (Юсеф Сахер), бывший руководитель Службы общей безопасности («Аль-Амн аль-Викаий») в секторе Газы, а ныне министр Палестинской национальной администрации по гражданским делам, — один из самых молодых палестинских политиков, который может похвастать доверием как американцев, так и израильтян. По данным израильских СМИ, он — единственный палестинец, не считая покойного Арафата, который встречался с бывшим президентом США Биллом Клинтоном. В Израиле многие считают, что если с кем-то из руководителей ПНА и стоит вести переговоры, то именно с Дахланом.

* * *

Он родился в 1961 году в Хан-Юнесе (населенный пункт на юге сектора Газы). В юности был членом «Шабибы» — молодежной организации ФАТХа. 1983-1984 годах отбывал заключение в израильской тюрьме по обвинению в принадлежности к террористической организации. В общей сложности задерживался израильскими спецслужбами 11 раз. Именно за решеткой он научился говорить на иврите.

После освобождения в 1984 году возглавил организацию «Шабиба». Он был одним из молодых палестинских активистов, возглавивших интифаду 1987 года. Однако сразу же после ее начала Дахлана арестовали и выслали в Иорданию. Оттуда его отправили в Египет. Там он был задержан местными спецслужбами и изгнан в Ирак.

В 1988-1993 годы был членом «Комитета сектора Газы» при «Западной секции» ФАТХа, которая организовывала и координировала террористическую деятельность против Израиля. На этом посту Дахлан руководил подготовкой многочисленных терактов. В тот же период сблизился с лидером «Организации освобождения Палестины» (ОПП) Ясиром Арафатом.

На израильско-палестинских переговорах 1993-1994 годов Дахлан был представителем палестинской стороны, ответственным за вопросы безопасности. Помимо этого являлся советником в области безопасности по сектору Газы. В декабре 1993 года израильские власти позволили ему вернуться на территории.

В начале 1994 года он вернулся в Газу, где за короткое время стал одним из наиболее влиятельных представителей ПНА. В том же году при содействии израильтян был назначен на должность шефа самой мощной спецслужбы в секторе Газы «Аль-Амн аль-Викаий». Израильские лидеры тогда полагали, что его можно будет использовать в качестве противовеса старым и более радикально настроенным соратникам Арафата.

В середине 90-х Дахлан установил контроль над пропускными пунктами сектора Газы. Сотрудники «Аль-Амн аль-Викаий» до начала «интифады аль-Акса» взимали с товаров импорта и экспорта дань в пользу своего шефа. Кроме того, он установил контроль над торговлей бензином.

Дахлан неоднократно встречался с руководителями израильских спецслужб: с бывшими начальниками ШАБАКа Карми Гилоном, Ами Аялоном и нынешним шефом Ави Дихтером. Он поддерживал тесные отношения с экс-резидентом ЦРУ в Израиле и ПНА Стенли Московичем. Был связан с его преемником Джеффом О`Лоннером.

В октябре 2000 года Дахлан прервал все контакты с израильтянами. При этом он занял крайне агрессивную позицию и неоднократно выступал с угрозами в адрес Израиля.

По его указанию из тюрем Газы были выпущены десятки террористов «Хамаса» и «Исламского джихада». Он содействовал террористической деятельности против солдат ЦАХАЛа и еврейских поселенцев. При этом, по данным ЦРУ, сотрудничал с боевым крылом ФАТХа — «Танзимом».

20 ноября израильские спецслужбы обвинили его в косвенной причастности к теракту в секторе Газы. По этой причине вечером того же дня штаб «Аль-Амн аль-Викаий» подвергся атаке израильских ВВС. В начале декабря ему был запрещен въезд на территорию Израиля.

* * *

Дахлан — прагматик и знаток политической тактики. Входил в секретную команду переговорщиков, встречи которых с израильтянами в конечном итоге привели к подписанию соглашений 1993 года и созданию Палестинской национальной администрации. Входил в делегацию палестинцев, ездивших в 2000 году на переговоры в Кемп-Дэвид. Там, по его собственным словам, он «делал все, чтобы достичь соглашения с израильтянами». После начала «интифады аль-Акса» не раз встречался с представителями Израиля и вел с ними переговоры о возможном прекращении огня.

Подчиненная ему служба безопасности сектора Газы под давлением израильтян и американцев провела ряд операций, направленных против исламских экстремистских группировок. Понятно, что многие палестинцы были этим недовольны.

С подозрением относятся палестинцы и к его связям в американских и израильских политических кругах. Некоторые даже обвиняют Дахлана в коллаборационизме.

Как бы то ни было, но с началом «интифады аль-Акса» он буквально ворвался в сознание израильского обывателя, в заголовках газет замелькало и его имя. Более подробно о нем знали лишь некоторые офицеры ЦАХАЛа, члены правительства и сотрудники спецслужб.

Дахлан превратился чуть ли не в звезду первой величины на политическом небосклоне. Он почти еженедельно давал интервью западным и израильским СМИ. Высокопоставленные сотрудники ШАБАКа встречались с ним чуть ли не чаще, чем с собственным премьер-министром, а офицеры военной разведки АМАН постоянно обвиняли его в терроризме.

Среди журналистов и экспертов по «палестинскому вопросу» мнения о нем расходятся. Одни называют его «ставленником Израиля», другие — «убийцей еврейских детей» и «пособником исламских экстремистов».

В израильских спецслужбах и правительстве существует несколько версий относительно того, почему Дахлан внезапно превратился из верного союзника в одного из самых непримиримых противников.

В политических кругах существует мнение, что он все еще заинтересован в возобновлении мирных переговоров. Сторонники данной концепции до сих пор уверены: Дахлан стремится снизить уровень напряженности. По их словам, любые атаки против его людей и объектов еще больше отталкивают от Израиля столь важного союзника в руководстве автономии.

В то же время некоторые представители армейского руководства считают, что Дахлан просто попал под влияние экстремистов. Другие же полагают, что его действия полностью соответствовали стратегии Арафата: только с помощью террора можно вынудить израильтян пойти на уступки.

По свидетельствам израильских журналистов, побывавших в канцелярии Дахлана, у него имеется специальный шкаф для памятных подарков от израильских силовых ведомств. На них трогательные надписи от бывшего министра обороны Ицхака Мордехая, от генерального инспектора полиции Асафа Хефеца. Но особенно выделяется гравировка от ШАБАКа: «От бывших противников будущим сотрудникам, во имя продолжения плодотворной деятельности».

Можно понять, что за шок пережил обладатель этой внушительной коллекции, когда его «мерседес» обстреляли силы еще недавно столь дружественной израильской армии. Три пулевые пробоины в бронированном корпусе автомобиля и буквально изрешеченный пулями джип охраны привели шефа палестинской контрразведки в полное неистовство. «Меня хотели ликвидировать, — заявил он в телефонной беседе с Шимоном Пересом, поспешившим извиниться за ошибку. — Никакая это не ошибка. 72 пули не выпускают по ошибке».

Дахлан, видимо, скоро понял, что это было предупреждение, исходившее, возможно, от тех же друзей из ШАБАКа…

* * *

В последнее время появилось много слухов о том, что он якобы собирается уйти из большой политики из-за проблем со здоровьем. В сентябре он прошел медицинское обследование в Иордании по причине сильных болей в спине, вызванных, как сообщали палестинские источники, смещением межпозвоночных дисков. Позднее находился в Белграде, где его консультировали местные врачи.

Тем не менее сегодня Дахлан считается одним из наиболее вероятных будущих руководителей палестинского правительства. На следующих «президентских» выборах может быть выдвинут кандидатом от партии ФАТХ.

Я убежден, что Дахлан готовится к возможному исчезновению Махмуда Аббаса и Ахмеда Куреи с политической арены. Может быть, именно поэтому он не только охотно сотрудничает с «Хамасом», но и называет себя «представителем палестинских лидеров новой формации».

Кстати сказать, Дахлан, по мнению экспертов, являет полную противоположность Раджубу. Их объединяет лишь то, что каждому подконтрольны серьезные военные силы, и любому политическому деятелю, чтобы утвердить свою власть на местах, придется заручиться их поддержкой.

СПРАВКА

Служба общей безопасности («Аль-Амн аль-Викаий») — самая мощная секретная служба ПНА. Она была первой палестинской спецслужбой, признанной Израилем. Официально считается контрразведывательным органом, однако в действительности имеет гораздо более широкий комплекс полномочий.

Ее главные обязанности — обеспечение внутренней безопасности, контроль над оппозиционными экстремистскими группировками и политическими организациями. Помимо прочего, занимается сбором разведывательной информации на территории Израиля. Многие ее сотрудники до принятия на службу являлись активистами ФАТХа и были причастны к террору.

Насчитывает свыше 5 тысяч постоянных сотрудников и тысячи агентов.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03059 sec