Европа - колыбель и экспортер терроризма

10 ноября 2005
Д.А. Нечитайло

Западная Европа превратилась в убежище террористов и источник будущих терактов. Это происходит из-за отсутствия правильной интеграционной политики в отношении мусульманского меньшинства в европейское общество, что делает его уязвимым для влияния идеологий радикальных группировок. Западная Европа становится в равной степени колыбелью и экспортером терроризма.

Взрывы 7 июля с.г. в Лондоне означают нечто весьма тревожное, а именно то, что Европа становится очагом антизападных настроений. Из Ирака доходит большое количество сведений о том, что европейские мусульмане приезжают в Ирак, чтобы примкнуть к силам джихада против войск объединенной коалиции во главе с США.

Среди мусульман Европы воспитывается «культура глобального джихада». Существует ряд причин, обусловливающих успех этого явления. Среди них целая серия конфликтов, которые тем или иным образом настраивают мусульманскую молодежь против иноверцев: Афганистан, Босния, Албания, Косово, Чечня, Филиппины, Индонезия, Кашмир. Перемещение центров активности радикальных исламистских структур в Европу.

Либеральное отношение европейских стран к идеологическим ориентирам прибывающих к ним мигрантов и беженцев из стран Ближнего и Среднего Востока. Стремительное развитие коммуникаций, информационных технологий, позволяющих радикальным исламистам успешно координировать свои действия в различных регионах мира и выступать одним фронтом, преподнося широким массам свою деятельность как борьбу между правдой и ложью, Всевышним и дьяволом, светом и тьмой.

Эта ориентированная на широкую общественность пропаганда находит отклик прежде всего среди тех молодых мусульман, которые полностью не востребованы в странах Европы.

Американский социолог Э. Хоффер писал, что большинство массовых движений ищет своих адептов среди людей определенного типа, тех, которые по тем или иным причинам чувствуют, что их жизнь проходит впустую. Он проводит параллель между состоявшимися людьми и теми, кто столкнулся с крушением надежд и потерял жизненные ориентиры. Одни стараются сохранить сложившийся порядок вещей, другие требуют решительных перемен.

Таким образом, радикальные движения с целью привлечь как можно большее число последователей стараются представить «настоящее» в самом мрачном облике, чтобы идеализировать прошлое. Посредством этого приема в умах последователей создается миф о справедливом, заново воссозданном будущем [1].

Исламистские группировки активно используют террористов-смертников. Американский социолог С. Атран и израильский психолог А. Мерари провели исследование среди 32 палестинских семей, чьи близкие совершили акции самопожертвования. Они также опросили участников этих акций, которые после неудавшихся попыток совершить террористический акт были арестованы израильскими военными. Они составили психологический портрет смертников, которых нельзя охарактеризовать как отчаявшихся, доведенных до нищеты людей, это были выходцы из обеспеченных семей, часто образованные.

Их близкие не замечали за ними особого проявления религиозности. Исследователи приходят к выводу, что они были введены в особое психическое состояние. «В этих группировках умеют манипулировать внутренними эмоциями человека. Его вводят в состояние, подобное тому, которое ощущает мать, жертвуя собой ради своего ребенка» [2].

Они опровергли широко распространенное на Западе мнение, что участники акций самопожертвования — недовольные жизнью, психически неуравновешенные одиночки. Пример Мухаммада Атта, Марвана Аш-Шеххи, Зияда Джарраха, совершивших теракт 11 сентября 2001 года, является результатом умелой идеологической работы исламистов.

Это были молодые люди из обеспеченных семей, интеллектуалы, получившие отличное образование в немецких университетах. По свидетельству их близких, до определенного момента они не отличались особой религиозностью [3]. Они мечтали сделать карьеру на Западе или на родине. Однако постепенно поведение их стало меняться. Все трое посещали мечеть «Аль-Кудс» в Гамбурге, где часто собирались радикальные исламисты, некоторые из которых были членами «Аль-Каиды», и где обсуждались темы, носящие антизападную направленность.

Многие экстремистские группировки переместили свою деятельность в Европу. Так, ячейки «Аль-Каиды» в Германии состоят из так называемых спящих агентов, многие из которых умеют вести пропагандистскую работу, имеют опыт ведения боевых действий в различных «горячих точках» мира, окончили университеты Гамбурга, Берлина, Франкфурта, Мюнхена и т.д. [4]

В последнее время ряды сторонников джихада все больше пополняются молодыми людьми с хорошим образованием. Причем часто завербованные родились и живут в Европе и относятся уже ко второму или третьему поколению эмигрантов. Есть среди них и небольшое число принявших ислам «коренных» европейцев.

В Европе джихад стал частью молодежной культуры. Как правило, вербовщики постепенно изолируют намеченных ими людей от родственников и друзей и навязывают им радикальные взгляды, имеют место открытые призывы присоединиться к джихаду в Чечне, а для того, чтобы получить физическую и стрелковую подготовку, молодым людям советуют пройти службу в армии, записываться в стрелковые клубы и секции по различным единоборствам.

Недавно для "борьбы с неверными" в Кашмир были направлены двое молодых жителей города Эйндховена, мусульмане Хасснуи и Эль-Бакиули. Эти молодые люди познакомились в популярном марокканском интернет-чате. Они не добрались до Кашмира, так как были убиты индийскими пограничниками при попытке перейти границу из Пакистана.

Распространению культуры «глобального джихада» способствуют и те радикальные исламисты, которые, скрываясь от преследований властей у себя на родине, обосновались в странах Западной Европы. Они выступают категорически против какой-либо интеграции в европейское общество. Они убеждены, что именно в «чистом исламе» содержится абсолютная истина.

Мусульманская молодежь осознает, что мировое господство остается за Западом. «Афганские» и «чеченские» ветераны, вернувшись в Европу, становятся очень популярными в мусульманской молодежной среде, ведут вербовку новых бойцов в радикальные исламистские группировки, организуют нечто вроде «джихад-туров» для молодых людей, желающих испытать себя» [5].

Радикальные исламистские организации стараются «реисламизировать» мусульманские общины европейских стран. При этом одни делают ставку на «даава» (призыв, пропаганду), другие — на вооруженную борьбу, проповедуют нетерпимость к представителям других религий. Согласно данным голландских спецслужб, тон в таких радикальных исламистских структурах задают в первую очередь ветераны, прошедшие афганскую и чеченскую кампании.

Однако влияние ветеранов не является решающим фактором в формировании «культуры джихада» в молодежной среде. Огромную роль здесь играют средства массовой информации. Конфликты в Чечне, Афганистане, Ираке стали предметом интенсивных обсуждений в Интернете среди европейской мусульманской молодежи.

Запад транслирует свою идеологию, насаждает чуждые традиционному мусульманскому обществу модели, образ жизни, ценности. С ним связывают падение нравов и экономический застой. Молодые люди понимают, что с Западом невозможно бороться на равных, и они выбирают террор. Они поддерживают тех, кто представляет оппозиционную, радикальную культуру. Задающие тон радикальные исламисты в мусульманских общинах Запада стараются изолировать молодежь от остального общества.

Радикалы от ислама не только внедряют в сознание молодых людей исламистскую идеологию, но и создают новые стандарты поведения в мусульманской молодежной среде Западной Европы. Особую ставку радикалы делают на тех молодых людей, кто родился и вырос в странах Запада, в силу чего их знания об исламе недостаточны.

Именно для них создается новый имидж ислама, формируется культ «настоящего мусульманина». Исламская молодежь, отправляясь воевать в «горячие точки»: Кашмир, Ирак, Чечню, Афганистан, проходит нечто вроде инициации. Быть мусульманином — значит совершить «джихад-тур» в одно из тех мест, где неверные ведут войну против мусульман. В европейских стран нарушена связь поколений, исламская традиция, носителями которой являются их отцы и деды, играет незначительную роль в молодежной среде, так как зачастую прежний жизненный опыт старших в Европе не работает.

Имеется также идеологическая база, способствующая укоренению «джихадийской культуры» в молодежной среде. Например, радикальный саудовский теолог Абд аль-Муним Абу Басир в своей фетве «Правила поиска политического убежища в мире неверных» пишет, что молодежь, живущая в западных странах, боится утратить свою религию и веру. Вопрос, как остаться мусульманином, беспокоит все возрастающее количество мигрантов, вынужденных спасаться от репрессий у себя на родине на Западе.

Этот радикальный теолог разрешает подобную иммиграцию на территории неверных. Он также пишет, что «мусульманин должен сделать все возможное, чтобы отделить себя от еретической культуры неверных» [6]. В книге «Иммиграция: вопросы и правила» Абу Басир пишет, что подобно тому, как мусульманину разрешено пить вино и есть свинину, чтобы не умереть от жажды и голода, ему разрешено иммигрировать в страны неверных, чтобы обезопасить себя от преследований властей. Но иммиграцию нужно использовать, чтобы «усилить мусульман и ослабить неверных». Одна из основных целей иммиграции — «возродить обязанность джихада и усилить давление на неверных». «Иммиграция и джихад нераздельны. Они дополняют друг друга» [7].

По предварительным подсчетам, число активных сторонников «Аль-Каиды» в Великобритании составляет около 10 тыс. человек [8]. По сообщениям немецких спецслужб, в Германии это число еще выше — 31 тыс. В Европе можно выделить три типа исламских радикалов, принимающих участие в боевых действиях в Афганистане, Чечне, Ираке и т.д.

Первый — выходцы из мусульманских стран, которые в силу тех или иных причин не приспособились к новому социоэкономическому окружению в Европе, не смогли интегрироваться в европейское общество. Хотя это могут быть вполне преуспевающие люди.

Второй тип — второе и третье поколения иммигрантов, которые по всем признакам могут считаться европейцами, но не востребованы в европейском обществе и в силу расовых, религиозных предубеждений не могут реализовать себя.

Третий тип — новообращенные европейцы (Ричард Рейд, Джером Куртайе).

Представители «Аль-Каиды» очень часто используют каналы нелегальной иммиграции, фальшивые паспорта. Например, по сообщениям итальянских спецслужб, на север Италии под видом беженцев прибывают члены радикальных исламистских группировок, они останавливаются в студенческих общежитиях, получают «новые» поддельные документы и затем отправляются в Чечню, Косово, Боснию, куда угодно, где «джихад» требует их присутствия [9]. Один из частных самолетов перевез так много боевиков, что получил название «Джихад Эир».

В 2003-2004 годах Милан стал эпицентром деятельности радикальных исламистов. В ходе рейдов были задержаны пять тунисцев и марокканец. Их обвинили в сборе средств алжирской радикальной организации «Салафитская группа проповеди и джихада», которая связана с «Аль-Каидой». Итальянские власти считают, что активность радикальных исламистских группировок в стране объясняется в первую очередь тем, что отсюда легче всего отправлять моджахедов в Ирак.

В 2003 году итальянская полиция раскрыла сеть исламистских организаций, действующую на территории Германии, Испании и Нидерландов. В ходе расследования, проведенного итальянскими спецслужбами в Милане, выяснилось, что исламисты вербовали североафриканцев в мечетях Европы, выдавали им деньги и визы для поездки в Ирак, чтобы они могли участвовать в джихаде против неверных9. Генеральный прокурор Италии Дамбросо обнародовал итоги расследования, в котором говорится, что алжирская исламистская организация «Вооруженная исламская группа» завербовала в Европе 13 молодых алжирцев.

В октябре 2004 года испанские власти раскрыли сеть радикальных исламистских организаций, представленную в основном алжирскими боевиками «Вооруженной исламской группы» («ВИГ») и «Группы проповеди и джихада», связанных с «Аль-Каидой». Развязанная алжирскими властями война против радикальных исламистских группировок, война на истребление, дала результаты. Например, «ВИГ» потеряла почти все алжирские кадры и стала пополняться за счет боевиков из других стран. Под ударами алжирской армии исламисты переместили свои центры в более безопасное место — в Европу.

Многие боевики, спасаясь от спецслужб, постоянно перемещаются по странам ЕС, усиливая радикализм в среде европейских мусульманских общин.

В Испании исламисты из «Вооруженной исламской группы» создали радикальную организацию «Мученики Марокко», состоящую из алжирцев, марокканцев, мавританцев и афганцев. Эта группировка собиралась устроить покушение на Верховного судью Испании Б. Гарсона, который обвинил «Аль-Каиду» в сотрудничестве с группировкой «ЭТА». 18 человек были арестованы по подозрению в подготовке теракта около здания Верховного суда, причем два человека были готовы совершить акты самопожертвования [10].

Возглавляет группировку «Мученики Марокко» алжирец Мухаммад Ашраф, являющийся членом «ВИГ». Также был арестован А. Бенисмаил, отвечающий за финансовое обеспечение «ВИГ». А. Бенисмаил в свою очередь был связан с А. Ламари — руководителем, группы, совершившей недавний теракт в Мадриде, также алжирец из «ВИГ». Испанские власти утверждают, что тюрьмы стали «очагами исламизма» [11].

Группировка «Мученики Марокко» была сформирована в тюрьме. В настоящее время в тюрьмах находятся 7 тыс. мусульман из общего числа заключенных 60 тыс. чел. В октябре 2004 года министр внутренних дел Испании Жозе Антонио Алонсо заявил, что одной из мер по борьбе с терроризмом в стране было бы продуманное распределение исламистов по тюрьмам Испании.

Известный французский следователь Жан-Луи Брюгьер, который участвовал в расследовании наиболее громких террористических актов в Европе и сейчас занимает пост первого заместителя председателя Суда высшей инстанции Парижа, курирующего антитеррористическое направление, прибыл в Москву для встречи с директором ФСБ Н. Патрушевым в связи с расследованием деятельности одной из сетей радикальных исламистских организаций, которая была раскрыта и ликвидирована еще в 2002 году и состояла в основном из выходцев из Северной Африки. Несколько ее активистов принимали участие в боевых действиях на Северном Кавказе.

Следователь заявляет, что располагает доказательствами оперативных контактов между «Аль-Каидой» и чеченскими структурами, связанными с Басаевым. Он также говорит, что французские спецслужбы интересуют связи этих исламистских структур во время пребывания их на территории России. Французскую сторону также интересуют проекты, которые были разработаны в Чечне для операций в Европе. Жан-Луи Брюгьер рассказал, что к убийству нидерландского кинорежиссера Тео Ван Гога, кроме непосредственного исполнителя Мухаммада Буэйри, причастны и выходцы из Чечни.

У нидерландской стороны имеются веские улики в виде отпечатков пальцев и анализов проб ДНК, доказывающие виновность российского гражданина чеченского происхождения Б. Исмаилова. В мае с.г. нидерландские власти попросили французскую сторону произвести арест Б. Исмаилова. Французский следователь также сказал, что в Европе до сих пор существуют каналы по переброске добровольцев в Чечню; радикальные исламистские группировки используют Чечню, хотя и с меньшей интенсивностью, для подготовки боевиков, которые в последующем совершают теракты в европейских странах.

В настоящее время европейские исламистские организации переключили свою деятельность на Ирак, куда направляют молодых мусульман, желающих принять участие в джихаде. «Ирак в этом плане беспокоит нас больше всего. Определенно есть каналы, по которым люди пробираются в Ирак, в том числе из европейских стран, особенно выходцы из Магриба. В Ирак отовсюду съезжаются желающие участвовать в джихаде, особенно молодые исламисты. Ирак стал территорией джихада»[12]. До недавнего времени «центром» подготовки радикальных исламистов была Чечня.

В результате рейда, проведенного французскими спецслужбами и полицией в парижских пригородах Ла-Курнев и Роменвилль, задержаны два выходца из Алжира, проживающие во Франции. Их подозревают в причастности к так называемым чеченским связкам. Этот термин употребляется французскими антитеррористическими структурами по отношению к исламистским организациям, занимающимся набором и отправкой боевиков в Чечню. Абдер-Рахман Алам и Мухаммад Али Арус, оба приблизительно тридцати лет, были арестованы согласно мандату судебных следователей Жан-Луи Брюгьера и Жан-Франсуа Рикара по обвинению в "причастности к организации злоумышленников, связанной с террористической ячейкой". Оба задержанных тесно контактировали с уже находящимися под следствием во Франции боевиками-исламистами, прошедшими подготовку на базах террористов в Панкисском ущелье, на границе Грузии с Россией, а потом заброшенными в отряды чеченских "моджахедов"[13].

Одно из самых лучших определений «глобального джихада» было дано идеологом радикального исламизма Омаром Абу Омаром: «Это те группы и организации, которые были созданы для того, чтобы уничтожить еретические режимы и возродить исламское правление, которое объединит нации в исламский халифат». Более того, Абу Омар утверждает, что истинное движение джихада отличается от тех исламских групп, которые существуют в мусульманских странах и стараются стать легитимными в условиях еретических режимов. «Глобальный джихад» не реформирует существующие режимы, он уничтожает их. Он также говорит, что «глобальный джихад» по своей сути — это не только вооруженная борьба, но и прежде всего всестороннее цивилизационное видение. Это движение выступает за салафитское миропонимание, очищение от всевозможных остатков суфийской идеологии, не принадлежащее к какой-либо правовой школе, кроме Корана и сунны. Для того чтобы создать всемирный халифат, необходимо «открывать новые арены для джихада за пределами территорий мусульманских стран». Эта риторика обращена к тем, кто страдает от безнадежности и обиды. Однако она находит отклик и среди тех, кто живет в относительном благополучии и комфорте в Европе и США, как в случае с теми, кто совершил теракты 11 сентября. Европейский мусульманин, отправляющийся воевать в Чечню, Афганистан или Ирак, качественно отличается от исламистов недавнего прошлого. Он лучше образован и знаком с западной культурой. И вместо того, чтобы использовать это в своих собственных интересах, реализовать себя, он готов пожертвовать собой во имя планетарного господства шариата.

* * *

Хотя само явление миграции существует очень давно, оно лишь в последнее время стало рассматриваться как важнейшая проблема внутренней и международной политики, особенно в развитых странах, где все более заметен приток нелегальных иммигрантов. В результате в Европе происходят изменения в интеграционной политике, которые были необходимы не только для успешной реализации иммиграционных проектов, но и для ослабления социальной напряженности в европейских странах. В европейском подходе к управлению миграционными процессами фактически произошла революция.

Первым решительный шаг сделало Соединенное Королевство. Новая, более открытая иммиграционная политика, по мнению британских специалистов, должна способствовать более эффективному использованию преимуществ, обеспечиваемых международным рынком труда, и усилению интеграции внутри страны [14].Следствием жестких изменений иммиграционной политики в Великобритании может служить недавний арест Абу Катады и еще девяти радикальных исламистов в ходе рейдов, проведенных в разных районах страны.

Предполагается, что именно Абу Катада был идейным вдохновителем египтянина Мохаммеда Атты — участника нападения на США 11 сентября 2001 года. Аудиозаписи проповедей Абу Катады были найдены в квартире в Гамбурге, в которой, по данным следствия, жили некоторые из участников атаки на США. Бывший министр внутренних дел Великобритании Дэвид Бланкетт назвал Абу Катаду главным проповедником исламского экстремизма в Соединенном Королевстве.

Абу Катаду скорее всего вышлют в Иорданию, с которой Британия совсем недавно подписала соглашение об экстрадиции опасных лиц. В этом документе оговорено условие: выданных деятелей не должны пытать либо казнить. Власти Великобритании намерены подписать такие же соглашения с десятком других стран, в числе которых Алжир, Египет и Ливан. Глава МВД Чарльз Кларк подчеркнул, что присутствие в стране арестованных радикальных исламистских деятелей не является благоприятным для общественного блага по причинам национальной безопасности [15].

Премьер-министр Дании после победы правой либеральной партии на выборах в 2001 году четко сформулировал существующую проблему: «Сегодня многие датчане чувствуют, что иммигранты не уважают датские ценности». Французский президент Жак Ширак после лондонских событий признал, что от таких атак никто в Европе не застрахован. В результате в стране усилены меры безопасности, на границе проверяют документы у всех, кто ее пересекает, а скоро заработает иммиграционная полиция.

В начале следующего года она приступит к своим обязанностям. В нее войдут 300 человек, которые будут тесно сотрудничать с пограничниками, а также с властями в каждом отдельном городе страны. Основной задачей иммиграционных полицейских станет выявление подпольных сетей, которые организуют нелегальное прибытие и размещение иммигрантов во Франции. Таковые, по данным местного МВД, действуют по всей стране.

Во Франции действует специальный Комитет по миграции, который выявляет и выдворяет из страны нелегалов. В ближайших планах властей — отмена автоматического присвоения французского гражданства при вступлении в брак с французом, а также создание списка «безопасных стран», гражданам которых разрешат предоставлять политическое убежище или статус беженца. То есть гражданам тех стран, которые в этот список внесены не будут, въезд во Францию на правах беженца или под иным политическим прикрытием будет заказан [16].

В 2003 году во Франции обсуждалась новая правительственная программа, в основу которой положен «контракт о приеме и интеграции». Иммигрантам, прибывающим во Францию на длительный срок или на постоянное проживание, предлагается подписать контракт, суть которого заключается в следующем. Иммигрант обязуется посещать курсы французского языка (от 200 до 500 часов) и курс «Ценности французского общества».

Если иммигрант успешно пройдет обучение и получит соответствующий сертификат, то правительство обязуется выдать ему вид на жительство сроком на 10 лет. В противном случае иммигрант получает разрешение на проживание сроком на один год, после чего контракт может быть возобновлен только один раз.

* * *

События в предместьях Парижа, где проживают иммигранты — выходцы из стран Африки, выявили ряд проблем, таких как расовая дискриминация и отсутствие реальных возможностей интеграции иммигрантов во французское общество. Они отражают и проблемы всей Европы, связанные с социальной интеграцией иммигрантов и их детей. Перед правительством Франции стоит непростая задача интеграции в общество крупной общины иммигрантов-мусульман.

Как совместить принципы лаицизма и мусульманской морали? Всем известны события января 2004 года, когда во Франции прошли массовые антиправительственные демонстрации мусульман, протестующих против планируемого принятия закона о светском характере общества, который должен был запретить учащимся государственных школ носить предметы одежды, символизирующие их религиозную принадлежность.

К демонстрациям мусульман присоединились французские сикхи, которые также считают, что их религиозным чувствам нанесено оскорбление. Аналогичные законодательные акты были приняты в Германии и Бельгии. В других странах Евросоюза этот вопрос находится в стадии дискуссии. Такие действия не способствуют интеграции мусульман в общественную жизнь Европы и могут привести к объединению мусульман для совместной борьбы за свои права, усилению маргинализации арабо-мусульманских общин Европы и эскалации экстремистских настроений.

По словам Коста-Ласку, эксперта парижской антидискриминационной группы «SOS Racism», некоторые иммигранты, участвующие в беспорядках в предместьях Парижа, поддерживают связи с радикальными мусульманскими группировками в других странах [17].

Несмотря на все сложности взаимоотношений ислама и европейских ценностей, Востока и Запада, как не согласиться с Умберто Эко, который пишет: «Третий мир стучится в двери Европы и входит в них, даже тогда, когда Европа не согласна пускать. В следующем тысячелетии Европа превратится в многорасовый или, если предпочитаете, в многоцветный континент» [18].

По мнению Френсиса Фукуямы, профессора университета Джонса-Хопкинса, будущее западной цивилизации зависит от того, насколько Великобритания, Франция и Германия сумеют приручить и ассимилировать своих мусульман: «Пожалуй, интеграция мусульман в общество в целом является одной из главных задач, которая стоит перед этими странами. От того, как они с ней справятся, зависит будущее демократии и западного мира. Речь идет о неудачной ассимиляции. Мы имеем дело не с иностранцами, не с пришельцами. Английские террористы были британскими гражданами во втором и третьем поколении. Они выросли в британском обществе, обществе абсолютно открытом и демократичном. Тем не менее они чувствовали себя в этом обществе чужими» [19].

----------------------------------------
(1)E. Hoffer. “The True Believer: Thoughts on the Nature of Mass Movements”. Harper & Row, 1951,p.74.

(2)”Cult of the Kamikaze”, Ed Blanche reports from Beirut, The Middle East, May, 2003, p.23.

(3)John Hooper. ”The Shy, Caring, Deadly Fanatic”, The Guardian, 23 September 2001.

(4)Verfassungs–Schutzbericht 2000, p.211 (German Interior Ministry: Berlin, May 2001).

(5)D. Darling. “Chechnya VS the Israeli-Palestinian conflict”, www.windsofchange.net/archives/006479/. 13.03.05.

(6)Абу Басир. «Хукм уль-истинаф ли талаб аль-луджу ас-сияси фи дар аль-куфр»,www.aloswa.org/book/lojoa.zip.

(7)Абу Басир. «Аль-хиджра масаиль ва ахкам»,www.abubaseer.com.

(8)“Drive to halt spread of Al-Qaeda in UK”,”Telegraf”,31 may, 2004.

(9)Simon Reeve. ”The new Jacklas: Ramzi Yousef, Osama Bin Laden and the future of terrorism” (Boston: Northeastern University Press, 2003), p.209.

(10)K. Haahr-Escolano. “Algerian salafists and the new face of terrorism in Spain”.

(11)“El Pais internet”, 21.10.04.

(12)«Теракты для Европы готовились в Чечне?», www.vremya.ru/2005/115/5/128722.html., 30.06.2005.

(13)П. Розварин. «Чеченские связки» Европы// Время новостей, № 82, 17.05.04.

(14)“Secure Borders, Safe Haven: Integration with Diversity in Modern Britain”, Home Office, 2002.

(15)«Тюрьма для имамов Усамы бен Ладена»// Время новостей, 12.08.05.

(16)Е. Огнева. «Охота на нелегалов. Во Франции создается первая в Европе иммиграционная полиция»// Новые известия, 16.08.05

(17)L. Bryant. «French Government Announces Steps to Restore Order», http://www.voanews.com/english/search. 06.11.05.

(18)Эко Умберто. «Пять эссе на тему этики»/ Пер. Е. Костюкович. СПб.: Симпозиум, 2000. С. 137—138.

(19)И. Кухар. «Европа и терроризм», http://www.voanews.com/russian /search.cfm 12.09.05.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03271 sec