Военно-политическая обстановка в Ираке: октябрь 2005 года

10 ноября 2005
В.П. Юрченко

В октябре 2005 года военно-политическая обстановка в Ираке продолжала оставаться сложной со значительными элементами напряженности. Главным событием в стране в прошедшем месяце стал общеиракский референдум 15 октября, итогом которого явилось одобрение новой конституции республики. Положение дел в сфере безопасности по-прежнему было очень сложным: в различных районах Ирака не прекращались многочисленные акты насилия, приведшие к значительным человеческим жертвам и нанесшие серьезный материальный ущерб.

Внешнеполитическая деятельность иракского руководства, как и прежде, была направлена на упрочение международных позиций страны и получение возможно большей разнообразной помощи из-за рубежа.

Положение дел в сфере безопасности оказывает доминирующее влияние на общую ситуацию в стране. По оценке министерства обороны США, с января 2004 года в Ираке в результате нападений повстанцев и боевиков были убиты и ранены около 26 тыс. местных жителей. При этом в Пентагоне полагают, что хотя «80% всех атак направлено против коалиционных сил, однако в 80% случаев жертвами становятся иракцы».

По признанию представителей вашингтонской администрации и Пентагона, проблема ликвидации вооруженного сопротивления в Ираке не может быть решена только военными методами. При этом посол США в Багдаде З. Халилзад считает, что «повстанцы и террористы остаются сильными» и представляют «серьезный вызов».

Регулярно проводимые войсками США при участии иракских правительственных сил войсковые и специальные операции с целью ликвидации опорных баз местных повстанцев и иностранных боевиков в большинстве случаев имеют ограниченный эффект и приводят в основном к временному ослаблению (вытеснению) сил вооруженной оппозиции и террористов из отдельных населенных пунктов.

По американским же оценкам, накануне октябрьского референдума по конституции число вооруженных акций со стороны партизан и террористов достигало 650 в неделю. Вместе с тем следует признать, что благодаря принятым командованием США и иракскими властями чрезвычайным мерам по обеспечению безопасности в день проведения референдума число насильственных акций было незначительным и голосование в целом прошло в спокойной обстановке. Причем в период с 13 по 16 октября границы Ирака были закрыты.

Национальная ассамблея (парламент) Ирака принял в октябре специальный закон о борьбе с терроризмом, который предусматривает восстановление смертной казни за террористическую деятельность, а также ее финансирование. К пожизненному тюремному заключению могут быть приговорены лица, преднамеренно скрывающие информацию о такого рода деятельности или укрывающие террористов. Новый закон вступает в силу в ноябре 2005 года.

В октябре 2005 года, как и прежде, силы местной вооруженной оппозиции и иностранные боевики наиболее активно действовали в Багдаде и его окрестностях, а также в городах (и прилегающих к ним районах) на западе, в центре и на севере Ирака: Баакубе, Рамади, Киркуке, Эль-Каиме, Талль-Афаре, Эль-Фаллудже, Карабaиле, Сада, Эль-Миндадие, Эд-Дауре, Эль-Хадите, Эль-Халилие и целом ряде других мест.

Американцы намерены возвести специальную защитную стену вокруг так называемой зеленой зоны в Багдаде, где расположены важнейшие иракские государственные учреждения, военное командование и посольство США, с тем чтобы усилить безопасность в этой части города.

Вооруженные силы США при участии иракских правительственных сил продолжали осуществлять войсковые операции против местных повстанцев и иностранных боевиков в западных районах Ирака, в первую очередь вблизи границы с Сирией (операция «Железный кулака» в районе городов Эль-Каим, Сада и Карабаила), а также в долине реки Евфрат в районе городов Эль-Хадита, Эль-Халилия, Барвана (операция «Речные ворота»). В конце октября войсковая операция в районе Эль-Каима была проведена повторно. В каждой из операций участвовали от 1 до 2,5 тыс. американских военных и несколько сотен иракских силовиков. Действия наземных сил активно поддерживались боевой авиацией. В то же время зачастую жертвами авиаударов становились мирные иракцы. Так, 31 октября в результате бомбардировок американской авиацией Эль-Каима погибли и были ранены около 60 жителей города.

Регулярно имели место боестолкновения боевиков с американскими войсками и иракскими правительственными подразделениями в Рамади.

Высокой активностью характеризовалась деятельность повстанцев и боевиков в так называемом треугольнике смерти южнее Багдада в районе городов Эль-Махмудия, Эль-Юсифия, Эль-Искандерия.

Все чаще различного рода вооруженные акции и теракты происходят на юге Ирака. Прежде всего, речь идет о крупнейшем городе региона — Басре. Насильственные действия в прошедшем месяце также имели место в городах Эн-Наджаф, Кербела, Хилла, Эн-Нуумания и в ряде других мест.

В октябре теракты были совершены в Сулеймании в Иракском Курдистане, однако обстановка в этом районе в целом сохранялась относительно спокойной.

По-прежнему очень активно проявляют себя в стране иностранные боевики и террористы. Именно они чаще всего совершают наиболее громкие и эффективные теракты. С января по октябрь 2005 года в Ираке были задержаны 376 иностранных боевиков, незаконно проникших на территорию страны.

Вместе с тем по данным, полученным местными органами безопасности, один из главных лидеров иностранных террористов в Ираке А.М. аз-Заркауи призвал иностранцев, действующих на иракской территории, возвращаться на родину для подготовки и проведения террористических операций в тех странах, откуда они прибыли. Преимущественно речь идет об арабских государствах, в частности, Иордании, Саудовской Аравии и Сирии.

В различных районах Ирака постоянно происходят вооруженные столкновения между шиитскими и арабскими суннитскими группировками, регулярно совершаются вооруженные акции и теракты против суннитских и шиитских мечетей. Все это, по существу, говорит о развертывающейся в стране гражданской войне. Причем, если «год назад еще можно было говорить о потенциальной угрозе гражданской войны в стране, то сейчас она уже идет, унося ежемесячно сотни жизней в неделю». При этом, по оценке экспертов, «гражданская война в Ираке, где шииты и сунниты зачастую являются членами одной семьи, одного племени, не будет носить открытый позиционный характер, а будет вестись так же как и сейчас: террористические операции, диверсии, похищения, убийства на этноконфессиональной почве, сведение политических счетов».

Но в итоге результат будет один — отсутствие стабильности и безопасности в стране, отсутствие сильной государственной власти, способной навести порядок. Причем курды, как видится, постараются по мере возможности и необходимости активно не вмешиваться в суннитско-шиитское противоборство, а будут предпринимать дальнейшие шаги по укреплению собственной государственности.

Здесь же отметим, что численность наиболее организованных вооруженных формирований шиитов — «Корпуса Бадр», руководимого Высшим советом исламской революции в Ираке (ВСИРИ), и «Армии Махди», состоящей из сторонников радикального шиитского лидера М. ас-Садра, — достигает в общей сложности 13 тыс. человек.

Силы иракской вооруженной оппозиции и иностранные боевики не снижают активности вооруженных действий на автодорогах в различных районах Ирака. Здесь, по оценке американского командования, самую серьезную опасность для военнослужащих США и их техники представляют различного рода взрывные устройства, применяемые партизанами и террористами. Именно от их действия войска несут наибольшие потери. Партизаны постоянно совершенствуют свои взрывные устройства, многие из которых схожи с теми, что использовали боевики шиитской экстремистской организации «Хизбалла» в Южном Ливане в 1990-е годы против израильской армии. Британское командование со своей стороны считает, что в этом деле просматривается иранский след, так как именно Иран готовил и снабжал боевиков «Хизбалла».

В целом же, практика боевых действий в Ираке показывает, что какие бы приемы и технические новинки не применяли американские войска и их союзники по коалиции, иракские партизаны довольно быстро находят эффективные способы их обходить.

В октябре, как и прежде, наиболее часто подвергались нападениям представители официальных органов власти различных уровней, иракские военнослужащие и полицейские, политические и религиозные деятели, иностранцы, работающие в Ираке, и местные граждане, обслуживающие иностранные (американские) войска.

Постоянными объектами для вооруженных нападений и диверсий остаются нефтепроводы и объекты нефтяной отрасли (в подавляющем большинстве случаев на севере Ирака), а также водопроводы.

Многие теракты совершаются террористами-смертниками, подрывающими автомобили, начиненные взрывчаткой, около различных объектов или на пути движения колонн американских войск.

Не прекращается практика похищения людей и захвата заложников как из числа граждан Ирака, так и из числа иностранцев, работающих в стране.

Сложной остается обстановка на границах Ирака с соседними государствами. В первую очередь, это относится к иракско-сирийской границе. Вашингтон и Багдад постоянно обвиняют Дамаск в попустительстве проникновению иностранных боевиков из Сирии в Ирак. В ответ сирийское руководство заявляет, что оно уже приняло и продолжает принимать необходимые меры по усилению охраны границы с Ираком, но отсутствие встречных шагов со стороны командования ВС США и иракских властей затрудняет решение задач по обеспечению безопасности в приграничной зоне. Власти САР также заявляют о случаях обстрела сирийской территории со стороны Ирака, причем американское командование представило сирийцам официальные извинения по каждому из имевших место эпизодов. В Дамаске подчеркивают, что меры по усилению охраны границы с Ираком привели к обострению гуманитарных вопросов. В частности, пришлось разделить пограничной чертой деревни и живущие в них семьи. Но главное, как считают сирийцы, заключается в том, что обвинения в адрес САР в «экспорте насилия» в Ирак выдвигаются в рамках общей кампании разнопланового давления на официальный Дамаск, развязанной США. Причем эта кампания, по мнению сирийского руководства, преследует также цель скрыть просчеты багдадского правительства и коалиционных сил в деле обеспечения безопасности в Ираке.

В Иордании в октябре была ликвидирована подпольная группировка, планировавшая направлять боевиков в Ирак. В ее состав входили 15 человек в возрасте от 27 до 38 лет. Боевики намеревались совершать диверсии и теракты против американских войск в Ираке, частей иракской армии и полиции, в том числе с использованием заминированных автомобилей. Члены группировки предполагали проникать в Ирак через сирийскую территорию. Это уже десятая по счету группировка, готовившаяся участвовать в боевых действиях в Ираке, которую ликвидировали в Иордании в этом году.

Силовые структуры Ирака (вооруженные силы и МВД), по состоянию на 1 ноября 2005 года, насчитывали около 197 тыс. человек (армия — 91 тыс., силы и органы МВД — 105 тыс.). С января по октябрь 2005 года военные и сотрудники МВД потеряли убитыми 2186 человек.

Правительственные силы, несмотря на принимаемые меры, по-прежнему остаются «наиболее слабым звеном в цепи безопасности Ирака». Медленно идет процесс качественного улучшения личного состава армии и полиции, повышения боеспособности подразделений и частей, большинство из которых не могут действовать самостоятельно, без серьезной поддержки американских войск. По оценке военных США, уровень технической оснащенности правительственных сил все еще уступает уровню оснащенности партизан и боевиков. Значительные трудности иракские силовики испытывают в деле снабжения горючим и запасными частями.

С июля 2004 года по сентябрь 2005 года армия и МВД получили более 186 тыс. автоматов Калашникова, 166 тыс. пистолетов, около 330 млн патронов, 220 тыс. бронежилетов, около 30 тыс. радиостанций и до 20 тыс. автомашин.

По мере готовности иракских сил безопасности продолжается постепенная передача под их контроль отдельных районов страны. Так, в октябре американцы передали иракским военным ответственность за обеспечение безопасности в четырех районах Багдада. Части ВС США выводятся из восточной провинции Дияла. Всего с февраля по октябрь 2005 года вооруженные силы США передали иракской армии 10 из 27 передовых операционных баз на севере и в центре страны. Однако, как показывает практика, уход американских военных зачастую ведет к ухудшению положения дел в сфере безопасности, усилению активности повстанцев и иностранных боевиков.

В настоящее время в иракских силовых структурах, прежде всего в армии и органах безопасности, активно идет процесс «шиитизации». Причем власти стараются набирать в них не просто выходцев из шиитской общины, а преимущественно лиц, чьи родственники были репрессированы при режиме С. Хусейна или пострадали от действий нынешних повстанцев (в большинстве своем арабов-суннитов), иностранных боевиков и террористов. Таким путем правительство стремится сформировать силы, которые будут решительно и беспощадно воевать против вооруженной оппозиции и зарубежных террористов.

Вместе с тем процесс «шиитизации» в целом ряде случаев приводит к установлению контроля над местными правоохранительными органами со стороны боевиков радикальных исламистских организаций. Так, представители «Бригад Бадра», «Армии Махди» и более мелкой группировки «Аль-Фадиля» фактически заправляют делами в полиции и органах безопасности Басры, именно они «принимают все ответственные решения и командуют операциями».

Подобное положение дел серьезно беспокоит американское и британское командование. Это, по их мнению, может при определенных обстоятельствах привести к распаду единых армии и полиции, так как «для бывших боевиков по-прежнему интересы своей религиозной общины важнее, нежели интересы иракского государства».

Продолжает развиваться военное и военно-техническое сотрудничество Ирака с зарубежными странами, которое особенно значимо в деле подготовки кадров для армии и постепенного (хотя и медленного) улучшения технического оснащения национальных ВС.

По состоянию на конец октября с.г., на территории Иордании прошли обучение 23 тыс. иракских военнослужащих и полицейских. В настоящее время там проходят подготовку еще 3 тыс. человек. Иордания намерена и впредь оказывать Ираку помощь в укреплении его армии и сил безопасности. В ходе визита в октябре в Амман иракского премьер-министра И. аль-Джаафари было подписано двустороннее соглашение о сотрудничестве в области безопасности и охраны границ.

5 октября в багдадском пригороде Рустам представителями НАТО был открыт Университет национальной обороны, который будет готовить командные кадры для иракской армии.

17 октября из Венгрии в Ирак были отправлены 77 отремонтированных и модернизированных танков Т-72. Кроме того, венгерское правительство решило направить в Ирак 150 военнослужащих, которые будут обучать иракцев по программам НАТО.

Чехия безвозмездно передала Ираку 1500 автоматов, 50 пулеметов и 1500 комплектов обмундирования, выделила 87 млн долларов на обучение иракских военных и полицейских, а также на обеспечение деятельности полевого госпиталя в Басре.

В конце октября иракское военное подразделение было направлено в Пакистан для оказания помощи в проведении восстановительных работ в районе землетрясения.

В целом, по оценке американского командования, потребуется не менее двух лет для того, чтобы иракская армия «смогла обрести дееспособное командование и получила самостоятельность».

По состоянию на 1 ноября 2005 года, численность группировки вооруженных сил США в Ираке составляла около 152 тыс. человек.

Потери личного состава американских ВС в Ираке в октябре 2005 года заметно возросли по сравнению с сентябрем и составили убитыми 96 и ранеными около 450 человек. Таким образом, общие потери вооруженных сил США со времени начала иракской кампании в марте 2003 года составили, по уточненным данным, убитыми 2065 и ранеными около 16180 человек.

Потери среди военнослужащих других стран — участниц международной коалиции составили в октябре три человека убитыми (Великобритания, Дания) и семь ранеными (Дания, Латвия, Украина).

Ежемесячные расходы США на деятельность, связанную с иракской кампанией, составляют в настоящее время около 5,9 млрд долларов, что на 19% больше, чем в прошлом году. Пентагон испытывает трудности в содержании крупной группировки в Ираке, так как это постоянно требует большого числа хорошо обученных солдат и офицеров, в то время как число желающих вступить в ряды американской армии сокращается.

Президент США Дж. Буш в октябре в очередной раз подтвердил, что американские войска будут оставаться в Ираке столько, сколько потребуется для того, чтобы иракская армия и полиция смогли самостоятельно обеспечивать безопасность в стране.

В целом, по мнению военных экспертов, за прошедшие после окончания войны 30 месяцев американские войска «не смогли не только переломить хребет иракскому сопротивлению — они не могут даже захватить стратегическую инициативу. Иракские повстанцы навязывают американцам свою стратегию, а те вынуждены придумывать контрмеры, чтобы хоть как-то противостоять подполью». Потери ВС США в Ираке растут. Так, если первая тысяча американских военнослужащих погибли в этой стране за 18 месяцев, то вторая тысяча уже за 13 месяцев.

По данным военных медиков США, у 12% вернувшихся из Ирака американских военнослужащих был диагностирован посттравматический стресс.

Глава Лиги арабских государств Амр Муса призвал США как можно скорее определить график вывода войск из Ирака, назвав это «решающим фактором» для стабилизации обстановки в стране. При этом Муса подчеркнул, что условия и сроки вывода войск должны быть согласованы с иракским правительством.

Общая численность войск других стран коалиции в Ираке (26) существенно не изменилась и на 1 ноября 2005 года составляла около 22,5 тыс. человек. Наиболее крупными контингентами располагали Великобритания (8,5 тыс. чел.), Южная Корея (3,3 тыс. чел.) и Италия (3,0 тыс. чел.). Кроме того, в Ираке находятся 150 военнослужащих из Фиджи, которые охраняют сотрудников миссии ООН и не входят в состав многонациональных сил.

Великобритании военная операция в Ираке и последующее содержание войск в этой стране обошлись в 3,1 млрд фунтов стерлингов. Между тем официальный Лондон считает, что британские войска «останутся в Ираке столько, сколько потребуется, но не дольше».

Болгария и Украина намечают завершить вывод своих воинских контингентов из Ирака к 31 декабря 2005 года. Японские войска (около 600 чел.) могут быть выведены из Ирака ориентировочно в мае 2006 года.

Президент Ирака Дж. Талабани подверг критике действия коалиционных сил за то, что они не координируют свои действия с иракской стороной. Отсутствие такой координации, отметил Талабани, ведет к тому, что «захлестнувшая большинство иракских городов волна терактов по-прежнему не стихает». Президент подчеркнул, что многонациональным силам следует отводить иракской армии и полиции более активную роль в обеспечении безопасности, а самим сосредоточиться на охране нефтепроводов, электростанций и других ключевых объектов инфраструктуры. Отметим, что США и их союзники, возможно, так бы и поступили, но при условии, что иракские силы безопасности находились бы, как говорится, в «лучшей форме».

По данным последнего опроса, подавляющее большинство иракцев — 82% — выступают категорически против присутствия в стране коалиционных сил во главе с США, а 72% опрошенных испытывают недоверие к иностранным военным. При этом 45% респондентов считают оправданными нападения местных сил сопротивления на коалиционные войска. Опрос также показал крайне низкий уровень доверия иракцев к многонациональным силам. Так, в их причастности к каким-либо заметным фактам укрепления безопасности в стране убеждены лишь 1% участников опроса. 43% респондентов считают, что на деле условия для достижения мира и стабильности в Ираке ухудшились.

Таким образом, положение дел в Ираке в сфере безопасности в октябре 2005 года не претерпело существенных изменений и продолжало оставаться очень сложным, а в ряде районов страны — напряженным.

Главным внутриполитическим событием в Ираке в прошедшем месяце, несомненно, стал общенациональный референдум 15 октября, на котором большинством голосов была одобрена новая конституция страны.

То, что референдум состоялся, в определенной степени стало результатом компромисса, достигнутого за несколько дней до его проведения между представителями шиитов, арабов-суннитов и курдов. В результате 12 октября Национальная ассамблея приняла решение о том, что дальнейшие поправки в текст конституции сможет внести новый состав парламента после его избрания в декабре 2005 года. Также в проект основного закона были включены фраза о неделимости Ирака и принципиальное положение о том, что бывшие члены правящей при С. Хусейне партии Баас, не причастные к массовым репрессиям, не будут подвергаться преследованиям. Еще одна поправка касалась языка в Иракском Курдистане, где федеральным и местным структурам предписано использовать два языка — арабский и курдский.

Внесенные поправки несколько смягчили позицию части суннитских политиков, ранее жестко выступавших против нового основного закона страны. Тем не менее часть духовных лидеров суннитов призвали граждан бойкотировать референдум или голосовать против конституции.

Итоги голосования известны. В референдуме приняли участие около 9 млн человек, или 60% общей численности электората, что несколько больше, чем было на январских выборах в Национальную ассамблею, когда к избирательным урнам пришли 58% иракцев, имеющих право голоса. За предложенный шиитами и курдами проект конституции проголосовали 78,59% избирателей, против — 21,41%. Конституция была отвергнута большинством в более чем две трети голосовавших лишь в двух суннитских провинциях — Анбар и Салах-эд-Дин. В первой «нет» сказали 96% участников референдума, во второй — 81,75%. Согласно законодательству, конституция не обрела бы силу закона только в том случае, если бы против нее высказались две трети населения как минимум в трех из 18 провинций Ирака. В провинции Найнава (Мосул), в которой выступавшие против нового основного закона сунниты также составляют большинство и от итогов голосования в которой, по сути, и зависела судьба конституции, ее поддержали 44,92% избирателей, а против высказались 55,08%, то есть менее двух третей голосовавших. Отметим, что в этой провинции были выявлены нарушения в процессе подсчета голосов и проводился их повторный подсчет.

В Багдаде, городе, где проживают представители всех иракских национальностей и религиозных конфессий, проект основного закона получил одобрение 77,7% участников референдума.

В шиитских и курдских районах Ирака проект конституции получил поддержку подавляющего большинства населения. В Басре за нее высказались 96,02% участников референдума, в Кербеле — 96,58%, Кадисии — 96,74%, Ди-Каре — 97,15%, Васите — 95,70%, Мейсане — 97,79%, Мусанне — 98,65%, Наджафе — 95,82%, Дияле — 51,27%, Киркуке — 62,91%, Бабиле — 49,65%, в расположенных в Курдистане провинциях Дахук, Сулеймания и Эрбиль — соответственно 99,13; 81,75 и 99,36%.

Ни представители иракского Центризбиркома, ни наблюдатели от ООН не обнаружили серьезных нарушений, которые могли бы повлиять на итоги референдума. В фальсификации итогов голосования обвинили власти Ирака только представители суннитской общины страны.

В целом новая иракская конституция «имеет относительно демократический характер, хотя она не в полной мере отражает сложившуюся в стране политическую ситуацию; многие статьи носят декларативный характер, не подкреплены пока материальными или процессуальными гарантиями. Недостаточно обозначена роль судебных органов, равно как и конституционная ответственность государственных структур за проводимую политику». Однако, так или иначе, но сделан еще один шаг на пути иракского политического процесса. К сожалению, как показывает ход событий в стране, одобрение новой конституции не привело (да и не могло привести) к снижению противоречий и напряженности в обществе, не уменьшилась и активность вооруженной оппозиции и иностранных боевиков.

Эксперты считают, что причина нынешнего политического кризиса в Ираке кроется не только в этнической и религиозной разобщенности общества, но и в создаваемой Соединенными Штатами практически с первых дней оккупации новой политической системе, основанной на всяческом подчеркивании и выпячивании разделения иракцев по национальному и конфессиональному признакам.

Арабские политологи считают, что «после войны и смены режима в Ираке, когда одна часть общества — шииты и курды — считали себя победителями, а другая — сунниты — побежденными, нельзя было делить власть и вводить систему федерализма в стране, основываясь на этноконфессиональном принципе, и тем более закреплять его конституционно. До тех пор, пока одна часть общества — сунниты — считает себя обделенной и обманутой, а другая — шииты и курды — победителями, в Ираке не будет стабильности. ... В обществе, основанном на конфессиональном принципе, обделенного нельзя наделить за счет второй стороны, так как в этом случае обделенной будет считать себя она. Изменения в конституции могут стать лишь результатом изменения реального баланса политических сил в стране».

В настоящее время вашингтонская администрация пытается хоть как-то исправить положение. Представители США осуществляют активные контакты с различными иракскими политическими деятелями в центре и в регионах, учеными и даже бывшими чиновниками прежнего режим, «не запятнавшими себя преступлениями».

Кроме того, американцы признают, что отсутствие в Ираке лидера, который консолидировал бы все политические силы страны, является «большой проблемой». Поэтому они считают, что иракцам необходимо найти «такую харизматическую фигуру, какой является Карзай». Сама идея в принципе верна, хотя с тем, что нынешний президент Афганистана Х. Карзай представляет собой «харизматическую фигуру», вряд ли можно согласиться. Но все дело в том, что на нынешней иракской политической сцене, к сожалению, отчетливо не просматривается личность (личности), которая могла бы стать реальным общепризнанным национальным лидером.

Следующим важным шагом в иракском политическом процессе должны стать намеченные на 15 декабря с.г. выборы в Национальную ассамблею, новый состав которой должен будет сформировать постоянное правительство Ирака.

В конце октября в стране в основном завершилось формирование предвыборных политических блоков. Так, сунниты создали три основных блока: 1 — «Фронт национального согласия» (ФНС), в который вошли «Иракская исламская партия», «Конференция народов Ирака», «Совет национального диалога» и ряд более мелких партий; 2 — «Патриоты» — сформирован рядом малоизвестных суннитских партий и политиков; 3 — блок, созданный известным суннитским политиком Салехом аль-Мутлаком из «Совета национального диалога». Он отказался войти в ФНС по причине участия в нем «Исламской партии», поддержавшей на референдуме 15 октября новую конституцию страны.

США и нынешнее иракское правительство надеются, что активное участие суннитов в декабрьских парламентских выборах позволит более широко вовлечь их в политический процесс и тем самым оторвать, по возможности, значительную часть арабского суннитского населения от поддержки вооруженной оппозиции.

Изменения произошли и в ныне правящем «Объединенном иракском альянсе» (ОИА), который располагает 140 местами (из 275) в нынешнем составе парламента. К трем входящим в это объединение партиям — «Ад-Даава», ВСИРИ и «Аль-Фадиля» — присоединилось возглавляемое М. ас-Садром радикальное шиитское движение «Ас-Садр». В то же время ряды ОИА покинула партия «Иракский национальный конгресс» во главе с вице-премьером А. Чаляби. Немаловажным является и то, что духовный лидер иракских шиитов аятолла А. ас-Систани в отличие от январских выборов на сей раз не будет поддерживать «Объединенный иракский альянс». Кроме того, эксперты полагают, что многие шииты могут отвернуться от ОИА по причине своего разочарования неспособностью входящих в него политиков решить основные проблемы страны и хоть как-то облегчить положение населения.

Две основные политические силы курдов — Демократическая партия Курдистана (М. Барзани) и Патриотический союз Курдистана (Дж. Талабани) — вновь пойдут на выборы общим списком.

Свой избирательный блок создал и бывший премьер-министр Ирака А. Алауи. Помимо возглавляемой им партии «Иракское национальное согласие» в альянс вошли иракская компартия, традиционно пользующаяся влиянием в стране, «Партия свободных демократов» во главе с известным суннитским политиком А. Пачачи, а также ряд суннитских и шиитских политических деятелей.

Всего в Ираке создана 21 предвыборная политическая коалиция.

В октябре открыто проявились противоречия между шиитами и курдами. Президент страны Дж. Талабани (курд) выступил с требованием отставки премьер-министра И. аль-Джаафари (шиита), обвинив шиитских руководителей в том, что они не пускают курдов на ключевые посты в правительстве, препятствуют деятельности министерств, возглавляемых курдами, и отказываются принимать решение о возвращении курдов в Киркук. Конфликт с трудом удалось погасить.

Трудная ситуация сохраняется в иракской экономике и социальной сфере. Нормализация в национальной экономике «идет в некоторых направлениях не так быстро, как прогнозировали эксперты администрации Дж. Буша». В первую очередь, это касается электроэнергетики и добычи нефти. Сейчас Ирак ежесуточно экспортирует около 1,5 млн баррелей нефти, что на 700 тыс. баррелей меньше, чем в довоенный период. Поставки осуществляются главным образом через южные порты в Персидском заливе. Северный экспортный нефтепровод Киркук-Джейхан (Турция) регулярно выводится из строя боевиками. Постоянные диверсии наряду с плохим управлением и политической нестабильностью в стране не позволяют Ираку поступательно наращивать добычу и экспорт нефти.

После многих лет санкций и войн восстановлены далеко не все нефтяные поля. Требуются крупные инвестиции для восстановления и модернизации нефтяной отрасли. Однако в условиях отсутствия должной безопасности и четкой законодательной базы, а также неопределенности с будущим страны очень многие серьезные зарубежные инвесторы опасаются вкладывать средства в иракские проекты. И еще одна существенная деталь — по мнению аналитиков, конституция, которая передает административные полномочия над нефтяным сектором от центрального правительства провинциям, порождает опасение, что о нефтяных сделках станет договариваться еще труднее.

Большая часть населения Ирака продолжает иметь ограниченный доступ (если вообще его не лишена) к таким жизненно важным услугам, как водоснабжение, электроэнергия и другие, или вынуждена полагаться на дорогостоящие альтернативы подобного обслуживания.

Высоким остается уровень безработицы и неполной занятости — до 50% общей численности трудовых ресурсов. При этом только около 40% работающих заняты в легальном секторе, в то время как большая часть самодеятельного населения получает работу в нелегальном (теневом) секторе. Причем многие заняты в маргинализированных сферах деятельности, где они трудятся в тяжелых и, самое главное, нестабильных условиях, получают низкую плату за свою работу.

12 октября в Каире впервые за 15 лет приземлился самолет, прибывший рейсом из Багдада. Намечается еженедельно осуществлять два рейса в египетскую столицу самолетами национальной авиакомпании «Ираки эйруэйз». В настоящее время иракские пассажирские самолеты совершают рейсы в Иорданию, Сирию, Турцию и ОАЭ.

В целом анализ развития событий в стране показывает, что внутриполитическая обстановка в Ираке в ближайшее время вряд ли заметно улучшится.

В октябре 2005 года руководство Ирака вело активную внешнеполитическую деятельность, направленную на укрепление позиций Багдада в регионе и на международной арене.

Итоги конституционного референдума в Ираке получили позитивную оценку во многих странах, прежде всего в США и других государствах — участниках многонациональной коалиции.

В начале октября в Джидде (Саудовская Аравия) состоялось совещание глав внешнеполитических ведомств восьми арабских стран — Алжира, Бахрейна, Египта, Иордании, Ирака, Кувейта, Саудовской Аравии и Сирии. Его главной темой стало обсуждение вопросов оказания содействия Ираку в восстановлении стабильности и безопасности, а также в возрождении национальной экономики. Выступая на совещании, министр иностранных дел Ирака Х. Зебари обвинил арабские страны в недостаточной помощи Багдаду.

Совещание после долгих и порой резких дискуссий приняло единственное решение о подготовке межарабской конференции по национальному примирению в Ираке. Однако в Багдаде отвергли арабское посредничество в организации подобного форума.

Иордания считает референдум по новой конституции Ирака важнейшим шагом на пути восстановления соседней страны. Амман намерен и в дальнейшем оказывать Багдаду всестороннюю помощь и содействие в восстановлении экономики, инфраструктуры и в сфере безопасности, что было подтверждено в ходе состоявшегося в октябре визита в Иорданию главы иракского правительства.

Премьер-министр Ирака И. аль-Джаафари опроверг утверждения о вмешательстве Ирана во внутренние дела его страны, назвав подобные обвинения безосновательными. Одновременно аль-Джаафари подчеркнул, что «между Ираком и Ираном в настоящее время установились дружественные отношения, которые развиваются и укрепляются», чем в Багдаде «гордятся». Здесь же отметим, что США всячески препятствуют развитию ирако-иранских отношений, и правительство Ирака вынуждено это учитывать в своих конкретных действиях в отношениях с ИРИ.

В целях достижения стабилизации обстановки в Ираке Вашингтон намерен, «взяв на вооружение успешные прецеденты в Афганистане», развернуть «в ключевых частях» Ирака так называемые региональные группы восстановления. По словам госсекретаря США К. Райс, «это будут смешанные гражданско-военные команды, готовящие полицию, судей, помогающие местным органам власти налаживать работу основных коммунальных служб». Первые подобные группы должны начать свою работу уже в ноябре с.г.

Соединенные Штаты пока не готовы дать четкий ответ на вопрос о необходимости созыва международной конференции для обсуждения положения дел в Ираке.

В опубликованном докладе генерального инспектора США по реконструкции Ирака С. Боуэна говорится, что значительные средства (речь идет о нескольких десятках миллионов долларов), выделенные в начале 2004 года на восстановление южных и центральных районов страны, были разбазарены, а возможно, расхищены американскими и иракскими чиновниками. В этой связи проводится дополнительное расследование с целью более точного определения ущерба и выявления конкретных виновных.

Евросоюз на сегодняшний день превратился в крупнейшего донора в деле восстановления системы образования и здравоохранения Ирака. В частности, при европейском содействии в стране уже подготовлены более двух тысяч медицинских работников, а в настоящее время оказывается помощь в восстановлении 272 поликлиник и медицинских пунктов, поставляются учебные материалы и оборудование для 15 тыс. начальных школ, восстановлено 150 школьных зданий. Начата реализация проекта по подготовке 50 тыс. учителей для начальных школ и 30 тыс. — для средних учебных заведений.

Франция выступает за созыв международной конференции по Ираку для того, чтобы «попытаться спасти единство этой страны». Италия списала 80% иракского долга, или 2,4 млрд евро.

Таким образом, военно-политическая обстановка в Ираке в октябре 2005 года оставалась очень сложной. Ситуация в стране все еще далека от стабилизации. Более того, усиливаются противоречия между суннитами и шиитами, все чаще принимающие форму вооруженного противоборства, растет сепаратизм курдов и шиитов, происходит дальнейшая радикализация арабов-суннитов.

Подобное развитие событий все более остро ставит вопрос о перспективах существования Ирака как единого государства.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03936 sec