Пакистан - Израиль: на пути к признанию?

10 ноября 2005
С.Н. Кузнецов

1 сентября с.г. в Стамбуле прошла историческая официальная встреча министра иностранных дел Пакистана Х.М. Касури с главой внешнеполитического ведомства Израиля Сильваном Шаломом. Причем ее инициатором стала пакистанская сторона, обратившаяся к Турции с просьбой о миссии «добрых услуг».

В Израиле эту встречу рассматривали как пролог к установлению дипломатических отношений с Пакистаном, а затем и с другими мусульманскими странами. С. Шалом заявил: «Мы совершили огромный прорыв… Полагаем, он будет позитивным сигналом для израильского и палестинского общественного мнения в том, что уход из сектора Газы принес определенные плоды» (1).

Впечатление от достигнутого успеха в дальнейшем усилилось еще больше. Через две недели после встречи министров двух стран сообщалось, что на церемонии фотографирования глав делегаций после заседания Генеральной Ассамблеи ООН президент Пакистана П. Мушарраф подошел к премьер-министру Израиля А. Шарону и обменялся с ним любезностями.

Заметим, что информация о возможности встречи лидеров двух стран просочилась в прессу еще накануне, породив бурную общественную реакцию в Пакистане. Тем не менее официальные лица сохраняли интригу в течение продолжительного времени.

На вопрос журналистов о возможности встречи П. Мушаррафа с А. Шароном министр иностранных дел Пакистана прямо ответил, что сначала необходимо проанализировать общественную реакцию на первую встречу официальных лиц двух государств (2).

В то же время посол Пакистана в США Дж. Карамат в интервью пакистанской газете «Доон» сообщил, что, вероятно, у лидеров двух стран будет возможность встретиться во время саммита ООН в Нью-Йорке. Ситуацию наконец прояснил высокопоставленный сотрудник пакистанского внешнеполитического ведомства: «Никакой запланированной встречи не будет. Лидеры двух стран окажутся в одном месте в один и то же час и пожмут друг другу руки» (3).

Всего через несколько дней после этой «незапланированной встречи» П. Мушарраф в рамках своего визита в США выступил в Нью-Йорке перед собранием Американского еврейского конгресса.

Коснувшись вопроса о возможном признании Пакистаном Израиля, он, в частности, заявил: «Так как в процессе мирного урегулирования достигнуты определенные успехи по созданию независимого палестинского государства, мы предпримем дальнейшие шаги к нормализации отношений и сотрудничеству [с Израилем – С.К.], стремясь к установлению дипломатических отношений в полном объеме» (4). Президент подчеркнул также, что у Пакистана нет прямых конфликтов и споров с Израилем, и оба государства не угрожают национальной безопасности друг друга.

Эти внешнеполитические шаги Пакистана в отношении Израиля спровоцировали широкое общественное обсуждение. В некоторых кругах их назвали противоречащими идеологии Пакистана, другие рассматривали их как пролог к признанию Израиля, что соответствовало бы национальным интересам Исламской Республики.

Однако официальные лица Пакистана неоднократно подчеркивали, что признание Израиля возможно лишь после полного прекращения оккупации палестинских территорий. Состоявшиеся же контакты, по существу, являются жестом в сторону Израиля, с тем чтобы подчеркнуть важность, которую Пакистан придает прекращению оккупации Израилем сектора Газы и ближневосточному мирному урегулированию (5).

Кроме того, официальный представитель МИДа Пакистана Р.М. Хан заявил: «Эта инициатива также соответствует той важной роли, которую Пакистан продолжает играть в исламском мире с целью поддержания мира, стабильности и содействия разрешению долговечных проблем, которые продолжают досаждать мусульманским обществам» (6).

В то же время иногда заявления официальных властей Пакистана расходятся с этой позицией. Например, отвечая на вопросы журналистов после выступления в Американском еврейском конгрессе, П. Мушарраф затруднился назвать ту стадию пакистано-израильского урегулирования, на которой стало бы возможным установление дипломатических отношений между Пакистаном и Израилем (7).

Заметим, что идеи установления официальных отношений с Израилем возникали в Пакистане и раньше, однако, пожалуй, никогда еще осуществление этой возможности не казалось столь реальным. Первые открытые официальные контакты между двумя государствами заставляют проанализировать те преимущества и недостатки, которые могут получить стороны благодаря нормализации отношений.

Что касается Израиля, то его интересы в этой связи достаточно очевидны. Прежде всего, установление дипломатических отношений с Пакистаном способствовало бы укреплению его безопасности. Находясь в окружении недружественных мусульманских стран, Израиль вынужден значительное внимание уделять вопросам внешней обороны.

Пакистан на сегодняшний день является единственной мусульманской страной, испытавшей собственное ядерное оружие. Хотя пакистанская атомная бомба и создавалась в первую очередь как средство сдерживания Индии, потенциальную возможность ее применения против Израиля полностью исключать нельзя. Некоторые израильские СМИ даже называли Пакистан вскоре после проведения им ядерных испытаний «исламской сверхдержавой» (8).

Помимо этого, установление отношений с Пакистаном создало бы благоприятный прецедент, который мог бы способствовать признанию Израиля и другими мусульманскими странами, разрывая «единый фронт», направленный против Израиля. Исламабад мог бы служить и посредником в возможных полуофициальных контактах других мусульманских стран региона с Израилем.

Кроме того, Пакистан мог бы содействовать принятию более сдержанных резолюций на различных мусульманских форумах, таких как организация «Исламская конференция». Проблема нормализации отношений с мусульманскими странами приобретает для Израиля особую актуальность в связи с недавним заявлением президента Ирана М. Ахмадинежада о необходимости «стереть Израиль с лица Земли».

В настоящее время Израиль поддерживает дипломатические отношения с четырьмя мусульманскими странами: Египтом, Иорданией, Турцией и Мавританией, а также с постсоветскими мусульманскими республиками.

Последствия признания Израиля для Пакистана не столь однозначны. С одной стороны, в Исламабаде возлагают надежды на то, что такой шаг позволил бы установить взаимовыгодные торгово-экономические связи между двумя странами. При этом гораздо большее значение придается возможности налаживания военно-технического сотрудничества с целью ликвидации дисбаланса в вооружениях с Индией, отчасти проистекающего за счет израильских поставок в эту страну современных оружейных систем.

Кроме того, предполагается, что нормализация отношений способствовала бы созданию благоприятного имиджа Пакистана среди различных еврейских лобби, прежде всего в США. Возлагаются надежды на то, что это позволило бы увеличить приток иностранных инвестиций в Пакистан, а также содействовало бы продвижению чувствительных для Исламабада вопросов в процессе принятия внешнеполитических решений в США: таких, например, как поставки современных видов оружия и оказание финансово-экономической помощи.

Скептики, однако, считают, что установление дипломатических отношений между двумя странами вряд ли повлияет на ВТС Израиля с Индией, в то время как налаживания широкоформатного пакистано-израильского сотрудничества в этой области может и не произойти.

Аналитики отмечают, что в связи со значительным американским технологическим компонентом в производстве израильских вооружений Израиль должен получать одобрение США при экспорте военной техники.

Таким образом, даже в условиях обоюдного интереса в ВТС и в Израиле и в Пакистане многое будет зависеть от позиции в этом вопросе Соединенных Штатов.

Что же касается возможности увеличения притока иностранных инвестиций, то представляется сомнительным их резкий рост лишь благодаря признанию Пакистаном Израиля. В Пакистане по-прежнему сохраняется сложная военно-политическая обстановка, что оказывает негативное влияние на инвестиционный климат страны. В связи с этим думается, что отношение потенциальных инвесторов к возможности увеличения капиталовложений в Пакистане будет скорее формироваться исходя из прагматического подхода, а не под влиянием изменения внешней политики Пакистана на израильском направлении.

Таким образом, преимущества, которые Пакистан мог бы получить, признав Израиль, представляются в этой стране весьма спорными. В то же время внешнеполитические потери могут оказаться весьма значительными. Такой шаг Исламабада может вызвать острую негативную реакцию в других мусульманских странах, прежде всего арабских.

На официальном уровне это может грозить Пакистану снижением уровня экономических и политических отношений, на неофициальном — уменьшением притока инвестиций и различных грантов, прежде всего из арабских стран. Кроме того, это может способствовать и дискредитации правящего режима внутри страны.

Пакистан смог выдержать резкий крен во внешней политике на афганском направлении, удастся ли ему избежать внутриполитических потрясений в случае признания Израиля?

Поэтому в настоящее время официальные власти Пакистана тщательно изучают эти факторы и с большой осторожностью осуществляют поворот во внешней политике на этом направлении.

По информации ведущей пакистанской газеты «Доон», полученной из дипломатических источников, официальным Исламабадом рассматриваются три варианта установления отношений с Израилем:

1) уполномочить посольство Пакистана в одной из соседних с Израилем дружественных стран представлять Пакистан и в их отношениях;

2) обмен торговыми представительствами;

3) дальнейшие контакты по укреплению мер доверия, которые в итоге приведут к установлению дипломатических отношений.

Более предпочтительным, по информации газеты, считается последний вариант, так как в этом случае у пакистанских официальных властей будет больше времени для того, чтобы подготовить общественность к коренной смене внешнеполитического курса в отношении Израиля (9). Причем Израиль уже сделал первый шаг в этом направлении.

Менее чем через две недели после исторической встречи министров иностранных дел двух стран официальный представитель МИДа Израиля объявил о временном приостановлении действия требования об обязательном лицензировании импорта товаров из Пакистана (10). Тем не менее этот шаг имеет скорее символическое значение.

В настоящее время торговля Пакистана с Израилем носит чрезвычайно ограниченный характер и осуществляется в основном через третьи страны. Причем большую роль здесь играют не столько экономические ограничения, установленные двумя странами, сколько морально-психологические барьеры, вынуждающие пакистанские предприятия воздерживаться от торгово-экономических контактов с израильскими компаниями с целью сохранения делового имиджа в стране и мусульманском мире.

Как представляется, стратегический выбор Исламабада будет зависеть от того, насколько высокую цену будет готов заплатить Израиль за установление дипломатических отношений с Пакистаном.

Пока же Израиль получил неплохой демонстрационный эффект. На фоне вывода израильских поселений из сектора Газы произошла первая публичная встреча официальных лиц двух стран. Кроме того, вскоре после этой встречи сработал «эффект домино»: в кулуарах Генеральной Ассамблеи ООН с министром иностранных дел Израиля провели переговоры главы внешнеполитических ведомств Индонезии и Катара.

Эти контакты позволяют Израилю продемонстрировать мировому сообществу свое стремление к миру, а также в какой-то мере компенсировать негативный внутриполитический эффект от ликвидации поселений в секторе Газы.

Что касается Пакистана, он тоже получил некоторые выгоды от первых официальных контактов с Израилем.

Прежде всего, выступив с предложением об официальной встрече глав внешнеполитических ведомств двух стран, он взял инициативу в свои руки, в целом не отказавшись от своей прежней позиции по ближневосточному конфликту.

Таким образом он подчеркнул, что не занимает антисемитских позиций и не испытывает враждебных чувств по отношению к Израилю. В то же время это позволило ему несколько укрепить свои позиции на международной арене: Исламабад-де стремится внести посильный вклад в ближневосточное урегулирование. То, что за ним последовали и другие мусульманские страны, косвенно подкрепило его амбиции, направленные на лидерство в мусульманском мире.

Увязка признания Израиля с созданием Палестинского государства соответствует положениям резолюций ООН и подчеркивает уважение Пакистаном международного права. Здесь уместно сопоставить ближневосточный конфликт с проблемой Кашмира, судьба которого, в соответствии с резолюциями ООН, должна была определяться на основе референдума.

Таким образом, демонстрируя приверженность международному праву в решении мирным путем палестино-израильского конфликта, Пакистан косвенно указывает и на необходимость придерживаться подобных принципов в решении пакистано-индийского территориального спора.

Кроме того, эта внешнеполитическая инициатива может принести дополнительные бонусы лично президенту Пакистана П. Мушаррафу. Позиционируя себя в качестве секулярного лидера мусульманской страны, стремящегося к мирному урегулированию региональных конфликтов и к межконфессиональному диалогу, он может в какой-то мере нейтрализовать остроту критики в свой адрес относительно сохранения за собой поста начальника штаба сухопутных сил, что противоречит демократическим принципам.

Пакистан сделал первый ход на шахматной доске в партии с Израилем, который теперь должен доказать свою приверженность мирному урегулированию и международному праву. Таким образом, даже если в долгосрочной перспективе состоявшиеся официальные контакты между Пакистаном и Израилем успеха не принесут, Исламабад сможет отнести это исключительно на счет последнего.

1 - Hasan W.Sh. On Way to Recognizing Israel. // http://www.nation.com.pk/daily/sep-2005/20/columns1.php

2 - Kasuri Defends Israel Contacts: Move to Create Diplomatic Space. // http://www.dawn.com/2005/09/13/top6.htm

3 - Musharraf, Sharon in Corridor Encounter. // http://www.dawn.com/2005/09/15/top2.htm

4 - Haider M., Iqbal A. Musharraf Links Israel Ties to Palestine State. //http://www.dawn.com/2005/09/19/top1.htm

5 - См., например, Akhlaque Q. Istanbul Meeting a ‘Gesture’ to Israel; Talks Do not Imply Recognition: Riaz. // http://www.dawn.com/2005/09/02/top3.htm; Pakistan not to Recognize Israel until Establishment of Free Palestinian State. // APP, 02.09.2005.

6 - Akhlaque Q. Istanbul Meeting a ‘Gesture’ to Israel; Talks Do not Imply Recognition: Riaz. // http://www.dawn.com/2005/09/02/top3.htm

7 - Haider M. Op. cit.

8 - Israel Channel 2 Television, 19.06.98. Cited at Kumaraswamy P.R. Beyond the Veil: Israel-Pakistan Relations. / Jaffee Center for Strategic Studies, Memorandum #55. – Tel Aviv: JCSS, Tel Aviv University, 2000. – P. 16.

9 - Iqbal A. Options on Ties with Israel under Study. // http://www.dawn.com/2005/09/05/top2.htm

10 - Israel Waives Import License for Goods from Pakistan. MFA Press Release. 12 September 2005. // http://www.mfa.gov.il/

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.0401 sec