О ситуации в Турции (октябрь 2005 г.)

05 ноября 2005
А.А. Гурьев

Решение вопроса о переговорах с ЕС относительно вступления Турции в эту организацию в качестве полноправного члена определило в октябре направление основных усилий Анкары в области внутренней и внешней политики. Представляют интерес и происшедшие за октябрь некоторые события в российско-турецких отношениях, которые еще раз подтвердили приоритетность этого аспекта в турецкой внешней политике.

В ночь с 3 на 4 октября председательствующий в ЕС глава дипломатического ведомства Великобритании Джек Стро встретился в Люксембурге с министром иностранных дел Турции Абдуллахом Гюлем и объявил эту встречу началом переговоров о вступлении Турции в Евросоюз в качестве полноправного члена. Этому заявлению предшествовали полные драматизма переговоры и согласование рамочного документа — «дорожной карты» предстоящих переговоров. 25 министров иностранных дел стран — членов ЕС в течение 48 часов не могли придти к единому мнению по этому вопросу.

Одним из препятствий на пути к нему была Австрия, которая настаивала на включении в итоговый документ о начале переговоров положения о возможности отказа от приема Турции в ЕС, если Анкара не сможет выполнить все условия европейских государств. В случае такого развития событий Вена предлагала Анкаре довольствоваться ролью привилегированного партнера Евросоюза.

Со своей стороны, Анкара была готова на переговоры лишь о своем полноправном членстве в ЕС, и Вена сняла формулировку о «привилегированном партнерстве». Глава австрийского дипломатического ведомства Урсула Плассник заявила: «Наша общая цель — полноправное членство Турции в ЕС».

Серьезные разногласия среди участников переговоров вызвала 5-я статья рамочного документа о принципах ведения переговоров. Ее формулировка лишала Турцию права вето в отношении Республики Кипр, если та обратится с просьбой о вступлении в НАТО. В результате острых дебатов в данную статью были внесены изменения, в соответствии с которыми Турция сохраняет за собой право на использование в случае необходимости такого вето. Вместе с тем Анкара дала устные гарантии Вашингтону, что она не будет препятствовать принятию Кипра в НАТО.

Вашингтон оказал Анкаре в этом вопросе мощную поддержку, что дало основание экспертам заявить, что Турция получила паспорт в ЕС с визой США. Турецкая сторона не скрывает решающего значения позиции США для принятия решения о начале переговоров. Особая роль Вашингтона была отмечена, в частности, председателем турецкого парламента Бюлентом Арынчем 20 октября на торжественном ужине в Анкаре в честь делегации Совета американо-турецкого общества.

«Мы никогда не забудем эту поддержку и надеемся, что она будет продолжаться и в ходе начавшихся переговоров», — подчеркнул глава парламента Турции. По сведениям из турецких дипломатических кругов, в этот решающий день существенную помощь Анкаре по выводу из тупика переговоров по утверждению «дорожной карты» оказали также лидеры Великобритании, Италии и Германии Т. Блэр, С. Берлускони и Г. Шредер.

Глава турецкого правительства Р.Т. Эрдоган провел с ними серию телефонных переговоров и консультаций, в результате которых удалось согласовать приемлемый для всех сторон текст рамочного документа о принципах ведения переговоров и их конечной цели.

Без сомнения, начало переговоров Турции с ЕС ознаменовало собой самый важный этап в жизни страны за последние 42 года. Премьер-министр Турции Р.Т. Эрдоган в обращении к нации сказал: «Этот долгий, полный трудностей и препятствий путь пройден достойно. Мы все отстояли идеалы страны и в итоге достигли той точки, с которой отныне Турция будет развиваться в рамках современности. Это победа всей турецкой нации».

Глава правительства также отметил, что, несмотря на протесты ряда стран, на переговорах будет решаться вопрос исключительно о полноправном членстве Турции в ЕС. «Нам удалось согласовать «дорожную карту» с учетом требований Турции», — подчеркнул он.

Сегодня перед участниками начавшихся переговоров стоят два основных вопроса: сможет ли ЕС «переварить» Турцию, а Анкара в свою очередь выполнить все требования этой организации, которые предполагают кардинальные изменения в основах политической, экономической, правовой, социальной и общественной жизни турецкого общества. Однозначного ответа на эти сложные вопросы сегодня нет ни в ЕС, ни в самой Турции.

Несмотря на полярность мнений по проблеме начала переговоров о полноправном членстве Турции в ЕС как в самой Турции, так и в Европе, думается, что все же можно сделать вывод о необходимости этого процесса. Ведь начало переговоров о вступлении Турции в ЕС — это первый конкретный шаг в глобальном масштабе на пути к формированию реальной основы для диалога между цивилизациями, христианским и мусульманским миром.

Этот диалог может оказаться эффективным рычагом противодействия новым угрозам и вызовам, прежде всего международному терроризму.

Конечно, обеим сторонам предстоит длинный и тернистый путь. По оценкам специалистов, на приведение турецкого национального законодательства в соответствие с общеевропейским, которое насчитывает в общей сложности 88 тысяч страниц, потребуется 10-15 лет. Все переговоры разделены на 38 этапов, прохождение каждого из них потребует единогласного утверждения всеми странами — членами ЕС.

Турции предстоит урегулирование таких застарелых известных проблем, как кипрская, курдская и армянская. Переговорный процесс ЕС – Турция ускорит их решение. Это действительно сложный путь, однако сегодня важен тот факт, что 3 октября ЕС и Турция вступили на него и вместе двинулись к конечной цели.

Очень важный для Турции голос поддержки ее усилиям, направленным на вступление в ЕС, прозвучал и из арабского мира. Заместитель премьер-министра Сирии Абдуллах Дардари, находившийся в Турции с рабочим визитом, 7 октября заявил, что Дамаск придает огромное значение началу переговоров ЕС – Турция по вопросу о полноправном членстве последней в этой организации. Теперь единственная сухопутная граница Европы с арабским миром проходит через сирийскую границу, поэтому решение о начале переговоров имеет большую важность и для Сирии, подчеркнул заместитель главы сирийского правительства. Он указал, что это решение обязывает Дамаск более активно развивать отношения с Турцией, в первую очередь создать с ней зоны свободной торговли.

По мнению члена сирийского правительства, это, без сомнения, окажет позитивное влияние не только на экономику Сирии, но и на психологию сирийского общества, а также будет способствовать политическим реформам в стране. Это одно из первых после 3 октября подтверждений того, что примеряемая Турцией роль своеобразного моста между Западом и арабским миром вполне реальна.

В США также произошло событие, которое непосредственно связано с процессом переговоров ЕС – Турция. 8 октября Армянский национальный комитет Америки (ANCA) официально отреагировал на попытку Госдепартамента США воспрепятствовать принятию конгрессом двух резолюций, касающихся геноцида армян.

В частности, Госдепартамент обратился к конгрессу с письмом, в котором высказался против утверждения резолюций. В ответном письме госсекретарю США Кондолизе Райс председатель ANCA Кен Хачикян от имени армянской общины выразил возмущение политикой американской администрации, которая, по его мнению, поддерживает усилия Турции по отрицанию геноцида.

Напомним, что 15 сентября Комитет по международным делам палаты представителей конгресса США принял две резолюции по геноциду армян в Османской Турции 1915 г. Первая резолюция призывает Турцию признать геноцид армян, а вторая — сделать то же самое американскую администрацию и президента США. За первую резолюцию проголосовали 35 членов комитета, против — 11; за вторую, соответственно, 40 и 7.

В свою очередь, глава турецкого правительства Р.Т. Эрдоган в рамках участия в заседаниях юбилейной сессии ГА ООН провел ряд встреч с лидерами еврейских организаций в США и заручился их поддержкой при нейтрализации деятельности армянского лобби в плане его влияния на американский конгресс по данной проблеме.

Чувствительной для Анкары продолжает оставаться и курдская проблема. Боевики Рабочей партии Курдистана (РПК-КОНГРА-ГЕЛ) 5 октября объявили о снятии ранее продленного моратория на боевые действия, который был объявлен 20 августа. Противостояние между спецподразделениями ВС Турции и боевиками обостряется. Практически ежедневно с юго-востока поступает информация о перестрелках и терактах, в результате которых гибнут турецкие военнослужащие. Так, только за 11 октября в провинции Тунджели погибли пять военнослужащих, один получил ранение.

Однако, несмотря на обострение ситуации, Вашингтон не выполняет ранее данные Анкаре обещания по принятию жестких силовых мер в отношении боевиков, которые укрываются на базах в Северном Ираке. Наряду с этим американская сторона продолжает категорически возражать и против проведения такой операции турецкими спецподразделениями в приграничных с Турцией районах Северного Ирака. Напомню, что ранее (до свержения режима Саддама Хусейна) такие операции проводились с молчаливого согласия Багдада, который ограничивался лишь заявлениями о необходимости их скорейшего завершения.

Более того, в октябре стало известно о планах США по созданию военной базы в Северном Ираке. Эта американская военная база будет расположена в районе города Эрбиль неподалеку от местного гражданского аэродрома. По словам его директора Зеида Звеина, представительная и многочисленная делегация вооруженных сил США посетила этот район еще в апреле с.г. с целью оценить предполагаемое место военной базы с точки зрения соответствия требованиям безопасности.

В июне один из руководителей подразделения американских войск в Ираке по связям с общественностью сообщил, что курдские лидеры предложили Вашингтону построить военную базу на севере Эрбиля на территории бывшего аэродрома Харир.

По мнению экспертов, в Северном Ираке идет активная проработка вопроса о создании в этом районе военной базы США. Один из представителей коалиционных войск в Ираке, говоря о подобных планах американцев, сослался на министра обороны США Дональда Рамсфельда, который охарактеризовал эти действия по созданию военных баз как «часть глобальной стратегии Вашингтона по поддержке стабильности в проблемных регионах».

Работы американской стороны по созданию в Северном Ираке военной базы свидетельствуют о планируемом военном присутствии США в этой стране на долгую перспективу. Понятно, что курды, надеясь на поддержку США в постсадамовском Ираке, не возражают против таких действий США. И в этом есть своя логика. Опасность расчленения Ирака сохраняется.

В случае такого трагического для этой страны развития событий только курдский север, благодаря военной базе США, сможет остаться островком относительной стабильности и своеобразным плацдармом для проведения операций в центральном и южном Ираке.

Однако в интересы соседних с Ираком стран, думается, не вписывается дислокация военной базы США в непосредственной близости от их границ. В частности, теперь становится ясным, почему Анкара уже долгое время не может добиться у Вашингтона выполнения обещаний о принятии силовых мер в отношении объявивших Турции войну боевиков РПК, находящихся на территории Северного Ирака. По словам госсекретаря США Кондолизы Райс, «сейчас для этого не совсем подходящее время». И это действительно так.

Тем не менее некоторые эксперты полагают, что Вашингтону все же понадобится «добро» Анкары на создание такой базы, а согласие турецкой стороны может быть получено только после силовой операции американцев против боевиков РПК в Северном Ираке. Выход из этого замкнутого круга будет довольно сложным, в первую очередь для Вашингтона.

Не способствует укреплению стабильности в регионе, считают турецкие эксперты, и прозвучавший на конференции в Тегеране призыв президента Ирана М. Ахмадинежада «стереть Израиль с карты мира». В равной мере глава Ирана обрушивается на Иорданию и Египет, так как эти два важных арабских государства заключили с Израилем мирный договор. Они полагают, что такие заявления ускоряют иранский курс на изоляцию.

Это, по их мнению, наносит существенный вред разновекторной внешней политике Анкары, которая на нынешнем этапе предпринимает во многом успешные попытки по углублению отношений и с Израилем, и с Ираном, а также с арабскими странами. Вероятность применения силовых методов в отношении Ирана, ранее расцениваемая турецкими экспертами как ничтожная, теперь повышается, что также не отвечает интересам Турции, которая после Ирака может оказаться в эпицентре нового конфликта.

Исходя из этого, Турция выразила несогласие с высказываниями президента Ирана М. Ахмадинежада. «Разумеется, невозможно, чтобы мы одобряли такие заявления», — говорится в заявлении официального представителя турецкого МИДа Н. Тана, которое было обнародовано 28 октября. В документе подчеркивается, что, по убеждению Турции, «урегулирование региональных конфликтов должны проходить только путем мирного диалога».

Следует отметить, что Турция — первая и пока
единственная мусульманская страна, которая официально отреагировала на заявление иранского президента.

Продолжает оставаться «головной болью» для Анкары и кипрская проблема. Глава правительства Р.Т. Эрдоган в категоричной форме подтвердил турецкую позицию по вопросу о признании Республики Кипр и открытии для греческой стороны турецких морских и воздушных портов, что необходимо сделать уже на первом этапе начавшихся переговоров ЕС – Турция. По его мнению, это возможно лишь при условии всеобъемлющего урегулирования проблемы острова с учетом интересов обеих его общин. Однако октябрь вновь продемонстрировал различный подход противостоящих сторон к этому процессу.

В связи с этим обращает на себя внимание заявление президента непризнанной Турецкой республики Северный Кипр (ТРСК) Мехмета Али Талата, сделанное им для российских средств массовой информации. По его мнению, интеграция Турции в ЕС может сыграть свою роль в кипрском урегулировании, однако всеобъемлющее решение этой сложной международной проблемы может быть достигнуто только в рамках ООН.

«ЕС не имеет ни средств, ни способности, ни инструментов, чтобы решить кипрскую проблему. Это наша политика, и такова реальность. План генсека ООН Аннана все еще существует, и никто не может отрицать его наличия, важности и значения, он остается основой для решения кипрского вопроса. Решение кипрской проблемы в рамках ЕС — это ненадежный путь урегулирования. ООН — единственная организация, которая знакома с кипрской проблемой во всех деталях», — подчеркнул лидер Северного Кипра.

Действительно, кипрский вопрос находится в поле зрения ООН более 50 лет. В 1954 г. Великобритания впервые вынесла эту проблему на обсуждение ООН. Греческая же сторона предпочитает сегодня поиск решения в рамках ЕС. А в ООН греки видят посредника, но не инструмент для урегулирования кипрской проблемы.

Что касается России, то она также выступает за всеобъемлющее, удовлетворяющее обе общины острова решение кипрской проблемы в рамках ООН на основе известного плана генсека Кофи Аннана. Эта проблема постоянно находится в поле зрения руководителей России и Турции во время их встреч и переговоров. Так, в июле этого года кипрский вопрос обсуждался во время российско-турецкого саммита в Сочи.

Президент России Владимир Путин констатировал, что «позиция Москвы по Кипру остается неизменной. Россия поддерживает и будет продолжать поддерживать усилия генсека ООН, направленные на достижение справедливого и прочного урегулирования кипрской проблемы. Что же касается изоляции Северного Кипра, считаем ее продолжение неоправданным», — подчеркнул российский президент.

Глава турецкого правительства, комментируя после возвращения из Сочи итоги своих переговоров с российским президентом, заявил, что подходы Турции и России по проблемам Карабаха и Кипра совпадают. При этом он отметил, что «схожесть подходов Анкары и Москвы по таким проблемам, как скорейшее устранение изоляции Северного Кипра, а также по неурегулированным конфликтам, угрожающим стабильности и безопасности в регионе, имеет очень большое значение».

13 октября в Гардабанском районе Грузии (неподалеку от Тбилиси) состоялась торжественная церемония ввода в строй грузинского участка нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан, в которой приняли участие президенты Турции, Грузии и Азербайджана. Глава Турецкой республики Ахмет Недждет Сезер, выступая на церемонии, заявил: «БТД будет способствовать укреплению региональной стабильности и экономическому возрождению стран Южного Кавказа.

Реализация этого гигантского проекта имеет неоценимое стратегическое значение, так как будет способствовать укреплению энергобезопасности стран региона, их благополучию и расширению связей с западными государствами». В связи с этим следует отметить, что соглашение о транспортировке казахской нефти по БТД до сих пор не подписано. Переработанный по настоянию казахской стороны вариант документа представлен президенту Н. Назарбаеву и находится на его рассмотрении.

По данным Государственной нефтяной компании Азербайджана, с 25 мая до нынешнего времени из Сангачальского терминала в трубопровод БТД закачано 3 млн баррелей нефти. Эта нефть заполнила азербайджанский и грузинский участки трубопровода. На заполнение турецкого участка БТД понадобится 3 месяца и еще 7 млн баррелей нефти.

Важным событием внутренней политики Турции, с которым в обозримой перспективе будут непосредственно связаны и основные внешнеполитические действия турецкого руководства, является утверждение 24 октября на заседании Совета национальной безопасности (СНБ) новой концепции национальной безопасности страны.

Концепция получила официальное название «Политический документ о национальной безопасности» (Milli Gьvenlik siyaset belgesi – MGSB). В обиходе он также известен под названиями «красная книга», «секретная конституция», «красная конституция».

В сложной, продолжавшейся более года работе над проектом этого документа принимали участие все политикоформирующие ведомства Турции. О напряженности работы говорит, в частности, тот факт, что первоначальный вариант конституции насчитывал около 300 страниц. Окончательный проект документа объемом 90 страниц после предварительного обсуждения на одном из очередных заседаний СНБ в начале сего года (они проходят регулярно, раз в месяц) был вновь отправлен на доработку, после которой был сокращен до 25 страниц.

В соответствии с турецкими законами, документ является секретным. Однако произошла утечка содержания его отдельных положений в прессу. Спустя три дня после его утверждения правительство поручило спецслужбам найти виновника разглашения государственной тайны. По заявлению официального представителя МИДа Турции, «безответственные лица, повинные в разглашении государственной тайны, совершили серьезное преступление». Спецслужбы начали расследование. Виновнику, в соответствии со статьей Уголовного кодекса, грозит тюремное заключение до восьми лет.

Из вопросов внутренней политики следует также выделить обсуждение в парламенте Турции политики страны в сфере энергетики. Это связано, в частности, с тем, что именно эта область экономики обозначена Москвой и Анкарой как приоритетное направление российско-турецкого многопланового сотрудничества. Министр энергетики и природных ресурсов Хильми Гюлер, выступая в парламенте, сообщил депутатам, что, по расчетам турецких экспертов, стране через 15 лет придется закупать более 80% энергоресурсов из-за рубежа.

Министр также заявил, что к 2020 г. потребление угля увеличится в Турции в четыре раза (его разведанные запасы оцениваются сегодня в 1 млрд 100 млн тонн), природного газа — в 2,5, а потребление электроэнергии возрастет с 168 млрд до 440 млрд кВт/ч. Для Турции, не очень богатой энергоресурсами, эта ситуация может оказаться катастрофической. По словам главы энергетического ведомства, «страна окажется под угрозой погружения во тьму».

Один из выходов из подобной ситуации турецкие специалисты видят в строительстве атомных электростанций. По их расчетам, чтобы к 2020 г. покрыть спрос на электроэнергию и максимально снизить объемы импортируемых энергоресурсов, нужно построить в стране три атомные электростанции общей мощностью 4500 мВт. Они также полагают, что перспективным направлением является строительство теплоэлектростанций. Речь идет прежде всего о 8-10 теплоэлектростанциях, которые необходимо построить в западных вилайетах страны, потребляющих наибольшие объемы электроэнергии.

Большое внимание правительство уделяло вопросам борьбы с распространением в стране «птичьего гриппа». 10 октября Анкара официально подтвердила факты заражения домашней птицы этим вирусом. Евросоюз прекратил импорт из Турции мяса птицы. Турция заказала у швейцарской фармацевтической фирмы «Рош» более миллиона упаковок специальных лекарств, которые будут использованы для прививок жителям районов, охваченных эпидемией. По заявлению министра сельского хозяйства Мехди Экера, в местах заражения создан 100-километровый карантинный пояс. «В настоящее время распространение вируса находится под контролем. Причин для паники нет. Карантин будет продлен до полной нейтрализации вируса», — отметил министр.

Из событий в финансовой сфере обращает на себя внимание понижение Центробанком Турции базовой процентной ставки до рекордно низкой отметки — 14%. Это связано с решением о начале переговоров с ЕС о полноправном членстве Турции в этой организации. Аналитики, опрошенные агентством Блумберг, полагают, что подобное решение стимулирует рост иностранных инвестиций, способствует укреплению турецкой лиры и доверия к стране со стороны иностранных инвесторов.

Из российско-турецких отношений следует отметить телефонный разговор президента России В.В. Путина и премьер-министра Турции Р.Т. Эрдогана, который состоялся 4 октября. Президент России поздравил главу турецкого правительства с официальным началом переговоров о вступлении Турции в Европейский союз в качестве полноправного члена. В ходе беседы были также обсуждены актуальные вопросы двустороннего сотрудничества в русле российско-турецких договоренностей, достигнутых в рамках встречи двух руководителей в июле 2005 г. в Сочи.

Напомню, что во время российско-турецкого саммита в Сочи российский президент отметил, что у России и Турции есть ряд перспективных задач не только в торговой сфере, но и в инвестиционной, энергетической и высокотехнологичных областях. Обе стороны могут сообща эффективно решать эти задачи. Среди них В.В. Путин особо выделил сотрудничество в области энергетики, в частности, в строительстве газо- и нефтепроводов, а также газохранилищ на территории Турции, доведение до проектной мощности проекта «Голубой поток» с продолжением этого газопровода на юг до Джейхана с последующим выходом на израильский рынок.

Руководители двух стран едины во мнении о необходимости развивать сотрудничество в области электроэнергетики, включая такое направление, как совместный выход на рынок третьих стран, в том числе на иракский. Выполнение, в частности, этих задач, считают в Москве и Анкаре, позволит достичь запланированного на 2007 г. между двумя странами уровня товарооборота на сумму 25 млрд долларов.

Показательно, что 19 октября состоялся еще один телефонный разговор В.В. Путина и Р.Т. Эрдогана. Стороны обсудили все актуальные вопросы сотрудничества и график работы на различных уровнях на ближайшую перспективу. Российский президент также поблагодарил турецкого премьера за выраженное сочувствие и поддержку в связи с вылазкой террористов в столице Кабардино-Балкарии Нальчике.

Телефонные разговоры двух руководителей еще раз подтвердили, что российско-турецкие контакты на высшем уровне приобрели сегодня регулярный и устойчивый характер. Это свидетельствует о стабильном политическом диалоге между двумя странами. При этом важным является тот факт, что оба руководителя условились регулярно контролировать исполнение своих договоренностей и ставить новые задачи. Думается, что телефонные разговоры президента России и премьер-министра Турции — это также и своеобразная подготовка к подведению промежуточных итогов выполнения сочинских договоренностей, которое состоится в Турции 17 ноября в рамках проведения торжественной церемонии по торжественному официальному открытию проекта «Голубой поток».

Как одно из направлений реализации договоренностей на высшем уровне следует рассматривать состоявшееся 20-21 октября в Анталье 11-е заседание российско-турецкого Делового совета. В заседании приняли участие представители правительств двух стран, а также бизнесмены из 36 российских регионов и 265 ведущих турецких компаний. Приветственное послание участникам форума направил премьер-министр Турции Р.Т. Эрдоган, который отметил особую важность расширения российско-турецких связей по всем направлениям. Интерес представляет мнение одного из ведущих представителей турецких деловых кругов, председателя турецко-российского Делового совета Тургута Гюра. «Мы намерены превратить Россию в партнера номер один для Турции.

Сегодня товарооборот между нашими странами составляет 15 млрд долларов. Через несколько лет он вырастет до 25 млрд долларов. Сегодня наш основной экономический партнер — Германия, но Россия, в том числе благодаря усилиям деловых кругов, со временем обойдет ее. Мы в этом абсолютно уверены», — констатировал глава турецко-российского Делового совета.

Еще одним подтверждением действенности российско-турецких договоренностей на самом высоком уровне стал визит представительной делегации МВД Турции во главе с министром Абдюлькадиром Аксу в Москву, где 19 октября у нее состоялись содержательные переговоры с российскими коллегами. Глава МВД России Рашид Нургалиев и Абдюлькадир Аксу договорились активизировать координацию действий двух спецслужб в борьбе с международным терроризмом, незаконным оборотом наркотиков, преступлениями в экономической сфере, незаконной миграцией и торговлей людьми.

Одним из важных аспектов активизации совместных действий правоохранительных органов России и Турции, считают министры двух стран, станут регулярные профилактические и оперативно-розыскные мероприятия по этим направлениям работы.

По мнению экспертов, эта московская договоренность министров позволит Москве и Анкаре более эффективно использовать уже существующий механизм взаимодействия двух стран в борьбе с новыми угрозами и вызовами. Напомню, что в феврале 2001 г. в Анкаре побывала делегация МВД России во главе с тогдашним министром Владимиром Рушайло.

По итогам ее визита на основании Соглашения о сотрудничестве МВД РФ и Турции от 30 октября 1992 г. был подписан Протокол о взаимодействии этих ведомств. Этот документ, действие которого автоматически продлевается каждый год, позволяет планировать практические мероприятия двух ведомств по предупреждению, выявлению, пресечению и раскрытию преступлений, связанных с актами терроризма, незаконным оборотом оружия, наркотических и психотропных средств, стратегического сырья, отмыванием доходов, полученных незаконным путем, а также по взаимодействию в рамках Международной организации полиции — Интерпола.

Так, в ходе нынешних московских переговоров был обнародован следующий факт. С начала этого года по каналам Интерпола правоохранительные органы России и Турции направили друг другу свыше 900 материалов, большинство которых связано с преступлениями против личности и в сфере экономики. Кроме того, ведется активная работа по экстрадиции преступников. Один из самых свежих примеров: в августе из Турции экстрагирован гражданин России, находившийся в международном розыске за совершение тяжкого преступления.

Важным для Анкары с точки зрения ее нынешних взаимоотношений с ЕС является заявление главы российского внешнеполитического ведомства Сергея Лаврова. 11 октября, выступая в Париже в фонде политических исследований «Республика» перед представителями политической и интеллектуальной элиты Франции, министр иностранных дел России высказался в поддержку вступления Турции в ЕС.

«Мы рассматриваем европерспективу как одно из средств стабилизации на Балканах. Как многие в Европе и США, мы высказываемся в поддержку европерспективы Турции», — констатировал российский министр. Особая значимость этого заявления заключается в том, что оно было сделано во Франции, которая входит в число стран — членов ЕС, которые наиболее сдержанно относятся к перспективе полноправного членства Турции в этой организации.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.02819 sec