Восстановление и развитие экономики Ирака (по материалам Центра стратегических и международных исследований США)

05 ноября 2005
Л.Н. Руденко

Главной предпосылкой достижения успеха в созидании стабильного и демократического Ирака является строительство здоровой экономики. Несмотря на то, что по размеру подтвержденных запасов нефти эта страна занимает второе место в мире после Саудовской Аравии, имеются серьезные трудности при восстановлении подорванной экономики Ирака и реинтеграции ее в международное сообщество в качестве независимой экономической силы.

Нехватка необходимой инфраструктуры, низкий жизненный уровень, неэффективный государственный сектор, неразвитый частный сектор, крупный внешний долг — это только некоторые из насущных проблем, которые требуют своего разрешения. Они являются наследием как политики предыдущих иракских правительств, так и действий, предпринятых с момента падения режима С. Хусейна.

Чтобы понять истинную природу сегодняшних проблем и выработать правильные решения, важно осознать, что делалось неправильно в период до вторжения США в Ирак.

Обзор экономики Ирака в монархический период — с 1921 по 1958 гг., когда в стране правили представители хашимитской династии, показывает, что в результате политики монархических правительств выросла зависимость от нефтяных доходов, укрепилась феодальная база экономики, индустриализация игнорировалась, потерпели неудачу попытки создать государственный сектор, способный играть роль лидера в экономическом росте, процветала коррупция в бюрократической среде.

Подобная хозяйственная практика лежит и в основе современной иракской экономики. Наследие монархического периода прослеживается в сильной зависимости доходов от экспорта нефти. Эта зависимость, отражаемая государственными бюджетами Ирака на 2005 г., 2006 г., 2007 г., наблюдалась также в 1940-е и 1950-е гг.

К тому же феодальная база экономики, которую укрепляли монархические правительства, не только препятствовала повышению эффективности производства, но и мешала формированию сильного частного сектора, до сих пор занимающего незначительное место в иракской экономике.

Следующий период в развитии Ирака охватывает 10 лет: с 1958 по 1968 гг. Тогда у власти в стране находились военные правительства. В этот период в республике началось строительство инфраструктурных объектов, внедрялись современных технологий и развивался промышленный сектор.

В 1968 г. к власти в Ираке пришла партия Баас. В стране достаточно быстро была создана однопартийная система, которая просуществовала до 2003 г. Принятые в период правления баасистов под руководством С. Хусейна ключевые решения (увеличение военных расходов, начиная с конца 1970-х гг.; объявление войны Ирану в 1980 г. и вторжение в Кувейт в 1990 г.) оказали катастрофическое воздействие на экономику страны.

Они послужили главной причиной образования крупного внешнего долга, высокого уровня безработицы и полной хозяйственной разбалансированности. В подтверждение этого достаточно привести некоторые статистические данные. В частности, военные расходы Ирака выросли за 1975-1980 гг. с 3,1 до 19,8 млрд долл., а их доля в ВВП — с 22,5 до 38,8%. В последующие четыре года (1981, 1982, 1983, 1984) эти ассигнования ежегодно составляли в среднем 25 млрд долл., или 57% ВВП.

Общий ущерб, нанесенный иракской экономике войной с Ираном, оценивается в 452 млрд долл. Уместно отметить, что до начала ирано-иракской военной кампании Иракская Республика представляла собой одну из наиболее процветающих и продвинутых стран арабского мира с доходами выше среднего уровня и со значительным средним классом, с существенными техническими возможностями, а также с приемлемыми стандартами в области образования и здравоохранения.

Вторжение Ирака в Кувейт, международные санкции, введенные против него в 1990 г., и война в Персидском заливе в 1991 г. привели к падению иракского ВВП с 66,2 млрд долл. в 1989 г. до 26,1 млрд долл. в 2002 г., или в 2,5 раза. Согласно оценке, ВВП на душу населения снизился с 3600 долл. в 1980 г. до 770-1000 долл. в 2001 г.

Накануне вторжения в страну в марте 2003 г. сил коалиции во главе с США экономика Ирака находилась в крайне тяжелом состоянии: деградацией были затронуты все хозяйственные секторы, повысилась зависимость от нефтяных доходов, внешний долг, гиперинфляция и безработица достигли пиковых значений, экономическая инфраструктура сохранилась в минимальном объеме. Согласно данным Всемирного банка, ВВП страны снизился с 31,8 млрд долл. в 2000 г. до 12,1 млрд долл. в 2003 г.

После оккупации Ирака и создания Временной коалиционной администрации (ВКА) режим санкций был отменен, а ВКА начала предпринимать усилия по восстановлению экономики страны, а также по ее либерализации и реформированию.

Программа восстановления экономики Ирака Временной коалиционной администрацией, которая функционировала с марта 2003 г. по июнь 2004 г., включала создание базирующейся на рыночных принципах финансовой системы, действенных государственных институтов, приватизацию государственных предприятий, трансформацию основных секторов экономики, обеспечение населения основными услугами (образование, электроэнергия, вода, здравоохранение), создание рабочих мест, а также нормализацию отношений страны с внешним миром, обеспечение безопасности, соблюдение законов и наведение общественного порядка.

В рамках реформ был создан независимый Центральный банк Ирака. Министерство финансов США отправило в министерство финансов Ирака советников и организовало курсы для банковских служащих по изучению банковских стандартов и технологий. Денежная реформа может, по некоторым данным, также оцениваться как достаточно успешная. 15 января 2004 г. был введен новый иракский динар, который с тех пор оставался стабильным и в течение лета 2005 г. повысился по отношению к доллару США.

В 2004 г. Временная администрация ввела в действие закон № 39, который позволяет зарубежным инвесторам иметь в Ираке коммерческие структуры со 100-процентным иностранным капиталом и менеджментом. Целью этого нормативного акта стало создание в стране коммерческой среды, более благоприятной для бизнеса.

Однако многие экономисты выражают озабоченность в отношении усилий, направленных на быстрое преодоление сложившейся в течение длительного времени коммерческой культуры, что потенциально, как они считают, может нанести серьезный ущерб иракской экономике.

Более того, многие аналитики полагают, что Администрация не обладала законными полномочиями, чтобы предпринимать столь фундаментальные преобразования. ВКА также ликвидировала импортные таможенные пошлины и другие ограничения на торговлю и при этом установила 5%-ный дополнительный сбор в качестве налога на восстановление страны наряду с существенным снижением корпоративных налогов.

Оптимальным с точки зрения краткосрочной перспективы представляется решение Временной администрации отказаться от приватизации государственных предприятий, нефтяных терминалов и от отмены сельскохозяйственных субсидий, оставив эти вопросы на рассмотрение законного иракского правительства.

Как предостерег Всемирный банк, осуществление этих задач без должной макроэкономической стабильности серьезно отразилось бы на повседневной жизни иракцев. Но это едва ли означает, что сохранение статус-кво государственных предприятий и сельскохозяйственных субсидий желательно с экономической точки зрения.

Усилия ВКА по трансформированию нефтяной промышленности оказались неэффективны. Официальная цель — поднять добычу нефти до предвоенного уровня (2,5 млн баррелей в сутки) — не была достигнута. За время деятельности Временной администрации Ирак также продолжал импортировать нефтепродукты в объеме, который резко вырос благодаря субсидируемым низким ценам.

Другая серьезная неудача экономической политики Администрации заключается в значительном распространении коррупции (включая американских и иракских официальных лиц, а также американских подрядчиков, американских государственных аудиторов и др.), недостаточной прозрачности распоряжения ВКА доходами от нефти и финансовыми средствами, предоставляемыми США на восстановление экономики Ирака. Администрация оказалась беспомощной в вопросе отслеживания расходов иракского правительства с целью предотвращения коррупции.

Что касается американской финансовой помощи, предоставленной в период деятельности ВКА, то, по состоянию на июнь 2004 г., конгресс США одобрил выделение 18,4 млрд долл. Временная администрация планировала потратить 13 млрд долл. из этой суммы в 2004 г., однако из-за задержек, связанных с процедурой заключения контрактов, установленной правительством США, а также из-за борьбы между компаниями за получение контрактов ВКА, по данным на середину июня 2004 г., израсходовала на восстановительные проекты лишь 333 млн долл.

В начале своей деятельности Администрация поставила цель в рамках проектов по восстановлению страны предоставить работу 50 тыс. иракцев, но к июню 2004 г. сумела задействовать только 15 тыс. чел., которые были в основном заняты на еженедельной или месячной основе с минимальным уровнем заработной платы.

15 тыс. работающих составляют менее одной четверти от 1% общей численности трудовых ресурсов Ирака, оцениваемых в 7 млн чел. Поэтому сложилось общее мнение, что политика коалиции оказалась неэффективной с точки зрения сокращения уровня безработицы, а некоторые эксперты полагают, что она даже ухудшила ситуацию. Кроме того, другие макроэкономические показатели (снижение общего объема ВВП, уровня ВВП на душу населения и темпов прироста ВВП в реальном исчислении, рост потребительских цен и др.) свидетельствуют о деградации иракской экономики в период правления Временной администрации.

К моменту перехода власти от ВКА к временному правительству в июне 2004 г. Ирак имел пакет законов и правил, а также комплекс новых институциональных образований, которые, однако, не удалось объединить в единую стратегическую систему. Большая часть этих реформ осталась на бумаге.

Некоторые экономисты критикуют Временную администрацию за проведение непродуманной экономической политики. Так, они подчеркивают, что спонтанная либерализация цен и рынков, которая была предпринята с целью повышения эффективности распределения ресурсов и увеличения производства, на самом деле привела к увеличению безработицы, к быстро растущей нестабильности, а также уменьшила и без того низкую способность экономики Ирака абсорбировать инвестиции.

Неспособность ВКА предвидеть последствия экономических реформ минимизировала позитивные результаты процесса преобразований. Очевидно, в действительности Ирак нуждался не в исключительно ориентированных на бизнес-сообщество приоритетах, которые были выбраны Администрацией в качестве основных, а в политике, направленной на увеличение жизненного уровня беднейших и наиболее отчаявшихся слоев населения.

Конечный результат развития Ирака в период после Временной коалиционной администрации и вплоть до августа 2005 г. заключается в том, что Временная администрация породила больше проблем, чем смогла решить, и добавила Ираку множество экономических трудностей вместо того, чтобы уменьшить их число. Последующий период продемонстрировал дальнейшее ухудшение, а не улучшение ситуации и проводимой политики, что было обусловлено в значительной степени обстоятельствами войны.

Безработица. Согласно оценке, по состоянию на август 2005 г., безработица и неполная занятость в Ираке составляли примерно 50% общей численности трудовых ресурсов. Около 40% работающих были заняты в легальном секторе, в то время как большая часть самодеятельного населения получала работу в нелегальном (теневом) секторе. При этом многие занятые в маргинализированных сферах деятельности, где они трудятся в тяжелых и, самое главное, нестабильных условиях, получают недостойную оплату.

Необходимо учитывать, что чрезвычайно трудно получить и опубликовать достоверные данные о действительных темпах и уровне безработицы в Ираке. Центральной организацией статистики и информационных технологий (Central Organization for Statistics and Information Technologies — COSIT) были проведены три исследования, касающихся этой проблемы и положения трудоспособного населения в целом: в октябре 2003 г., мае 2004 г. и июле 2004 г.

Согласно этим исследованиям, национальный уровень безработицы составил 28,1; 10,5 и 26,8% соответственно. Однако эти показатели могут вводить в заблуждение, поскольку используемые COS1T методики, разработанные Международной организацией труда, в условиях Ирака в состоянии исказить реальное положение дел в рассматриваемой области.

Инфраструктура. Большинство иракского населения (его численность, по состоянию на июль 2005 г., оценивалась в 26 млн чел.) имеют ограниченный доступ (если вообще его не лишены) к таким жизненно важным услугам, как водоснабжение, электроэнергия и другие или вынуждены полагаться на дорогостоящие альтернативы подобного обслуживания.

Экстренное восстановление и строительство новых инфраструктурных объектов необходимо не только для удовлетворения самых насущных потребностей людей, но и для привлечения инвестиций и стимулирования развития частного сектора, а также для облегчения импорта и улучшения системы распределения стратегических товаров, в целом — для обеспечения всех усилий по восстановлению экономики страны.

Сельское хозяйство. В этой отрасли производится 9,8% ВВП. Аграрное население, занятое в данной сфере экономики, насчитывает 7 млн чел. (около 20% общей численности занятых). В течение последних 15 лет производство сельскохозяйственной продукции снижалось в среднем на 1,1% в год, что приводило к уменьшению производства аграрной продукции на душу населения на 3,9% в год.

В последние годы в стране создана система нормированного снабжения населения продовольствием. Согласно исследованию, проведенному Всемирной продовольственной программой в 2002-2003 гг., 60% иракских граждан зависят от этой системы — они обладают недостаточной покупательной способностью, чтобы быть независимыми от продовольственной помощи. Более половины общего потребления продовольствия приходится на импорт.

Финансовый сектор. Финансовый сектор Ирака остается слабым. Банковская система состоит из Центрального банка и 22 банков, два из которых являются государственными («Рафидейн» и «Рашид», аккумулирующие 90% коммерческих банковских активов и 75% отделений банковской сети), 16 — частные коммерческие банки и 4 — специализированные государственные банки. Общая сумма активов банковской системы эквивалентна 2 млрд долл.

В стране практически отсутствует финансовое посредничество, существующие финансовые институты неэффективны, а система регулирования налажена слабо. Новый закон о банковской системе вступил в действие в августе 2003 г., он открыл иракский финансовый сектор для иностранных инвестиций.

Государственные предприятия. В течение всей современной истории Ирака его экономика была плановой и централизованной, в ключевых секторах хозяйства доминировали государственные предприятия. Санкции, введенные после войны в Заливе, в значительной степени способствовали созданию экономики, полностью изолированной от внешнего мира и обладающей обширным «черным» рынком.

Хорошо известно, что 192 государственных предприятия Ирака (SOE) отличаются дефицитом современных технологий, а также испытывают декапитализацию активов вследствие искусственного завышения издержек производства из-за отсутствия каких-либо стимулов для их снижения. В настоящее время отсутствует достоверная открытая информация о положении госпредприятий, не имеется сообщений о планах их приватизации.

Что касается современной структуры государственных финансов Ирака, то она может быть проиллюстрирована следующими данными.

Государственный бюджет Ирака в 2004-2007 гг. (млрд долл.)

....................................2004 г...2005 г...2006 г..2007 г.

Доходы...........................12,8.....32,0.....39,0....39,0

Расходы........................13,4.....36,8.....40,5....38,4

Дефицит/профицит............-0,6.....-4,8.....-1,5....0,6

(Источники: Republic of Iraq, Ministry of Finance and Ministry of Planning, 2004 Budget, October 2003; National Strategic Review Board, Iraqi Ministry of Planning and Development Cooperation, «National Development Strategy», June 30, 2005, p. 10).

Тщательность составления государственных бюджетов в Ираке и строгость контроля за их исполнением, мягко выражаясь, не вполне очевидны. В частности, ассигнования не учитывают растущие расходы на силы безопасности. В структуре бюджета четко не прописаны пределы юрисдикции по использованию доходов между органами иракского правительства и министерствами. Контроль над различными сегментами иракской экономики определен не четко. Существует недостаток информации о взаимодействии между финансированием восстановления экономики со стороны США и доходами иракского бюджета, особенно в отношении финансирования инвестиционных проектов.

Положение с доходами от нефти также неоднозначно. Иракский бюджет в очень высокой степени опирается на доходы от углеводородов (на них приходится 97% доходов бюджета в период 2004-2007 гг.). При составлении доходной части госбюджетов иракское правительство исходило из консервативной оценки цены на нефть: 38 долл. за баррель в 2005 г. и 40 долл. — в 2006 г. и 2007 г., хотя, по состоянию на 8 июля 2005 г., цена на иракскую сырую нефть была 52,6 долл. за баррель. В любом случае, такая экстраординарная опора на единственный товар делает экономику чрезвычайно зависимой от колебаний цены на нефть и вызывает беспокойство. Правительство запланировало уровень экспорта нефти в объеме 1,5, 1,8 и 2,0 млн баррелей в сутки в 2005 г., 2006 г. и 2007 г. соответственно, тогда как средний уровень экспорта оставался на отметке в 1,3 млн баррелей в сутки в 2004 г.и 1,4 млн баррелей в сутки в 2005 г.

Потенциально зависимость от нефтяных доходов в ближайшие 5-20 лет может привести к деиндустриализации иракской экономики. Результатом увеличения нефтяного экспорта может стать повышение курса иракского динара, что в свою очередь может сделать будущее производство готовых изделий и экспорт ненефтяных товаров менее конкурентоспособными. В результате импорт будет расти, а экспорт — снижаться. Для поддержания здорового баланса в иракской экономике приоритет должен быть отдан экономической диверсификации.

Серьезной проблемой Ирака, как уже отмечалось, является безработица. Преобладание капиталоемкого нефтяного сектора усиливает тенденцию к дефициту возможностей для занятости. Развитие трудоемких секторов, таких как сельское хозяйство и промышленность, возможно в средне- и долгосрочной перспективе.

На этом фоне различные вариации экономических ожиданий среди трех крупных этноконфессиональных групп Ирака играют и будут играть значительную роль в экономическом развитии страны до тех пор, пока не будут устранены серьезные противоречия.

Ожидания курдов. Курды в Ираке получили широкие права и представительство после выборов, прошедших 30 января 2004 г. В настоящее время существуют курдский парламент, независимый от Национальной ассамблеи Ирака, и курдский флаг. Новый иракский президент Джалал Талабани — курд.

Экономическое положение Курдистана сильно зависит от расположенных в непосредственной близости нефтяных месторождений. Около 1 млн баррелей в сутки из 3 млн баррелей в сутки, добывавшихся в стране в довоенный период, приходилось на нефтяные месторождения Севера. Киркукское месторождение является вторым крупнейшим нефтепромыслом страны с добычей нефти, равной 550-700 тыс. баррелей в сутки. Киркукские нефтяные ресурсы могли бы потенциально обеспечить процветание автономного Курдистана, если бы доходы от них были отданы курдам.

Современные политические и экономические цели иракских курдов можно свести, во-первых к продвижению к наиболее свободной форме федеральной системы для нового Ирака при сильных региональных правительствах, которые могли бы пользоваться максимальной автономией. Во-вторых, к превращению Киркука и его нефтяных запасов в часть автономного Иракского Курдистана.

Несмотря на то, что курдские официальные лица стремятся в качестве предела своих желаний в конце концов получить независимость, перспектива свободных северных курдских территорий в ближайшем обозримом будущем крайне нежелательна для страны в целом. В этой связи президент Ирака Талабани предостерег курдских лидеров от сепаратизма.

Ожидания арабских шиитов. Шииты населяют главным образом юг Ирака и составляют 60% иракского населения. Центральное правительство, особенно режим С. Хусейна, угнетало их в течение многих десятилетий. В то же время районы Ирака, населенные шиитами, производят более чем две трети всей иракской нефти. Согласно данным департамента энергетики США, только на нефтепромыслах Северной и Южной Румейлы добывается 1,3 млн баррелей нефти в сутки. Другие месторождения (Западная Курна, Аз-Зубейр, Мисан, Бузурган, Маджнун и др.), которые расположены также на шиитском Юге, вместе взятые могут производить 2 млн баррелей в сутки.

В настоящее время шииты имеют самое многочисленное политическое представительство в Национальном совете и в правительстве Ирака. Стремление к федерализму также находит весьма сильную поддержку среди иракских шиитов.

Основные политические и экономические цели шиитов следующие: создание исламской политической структуры; придание новому Ираку статуса феодального государства; распределение нефтяных доходов на местном, а не на национальном уровне (нефтяные доходы должны быть сосредоточены в руках местных администраций, а не в Багдаде).

Несмотря на то, что стремление шиитов к исламскому Ираку противоречит устремлениям многих курдов, склонным к секуляризму, важно отметить, что экономические интересы и ожидания курдов и шиитов во многом близки. Это, в частности, полностью относится к проблеме федерализма.

Ожидания иракских суннитов. Сунниты Ирака населяют главным образом центральную и юго-западную части страны. Несмотря на то что на них приходится лишь 20% населения, их представители находились у власти, начиная с периода правления Оттоманской империи. Тем не менее сунниты были исключены из парламента, так как они протестовали против выборов, прошедших в январе 2004 г., и отказывались голосовать.

Среди суннитов сильны настроения против оккупации Ирака, поэтому они играют доминирующую роль в сопротивлении силам коалиции. Международное сообщество и США

убедили курдов и шиитов включить суннитское меньшинство в политический процесс. Иракские сунниты выступают против ослабления контроля центрального правительства над нефтяными доходами страны. Их единственная крупная цель: сохранить национальный характер нефтяных доходов.

Противоречия между тремя основными группами препятствуют развитию национальной экономики Ирака. Растет число сообщений о том, что шииты на юге Ирака, например, вовлечены в крупномасштабную контрабанду нефти с месторождений и в контрабандные поставки ее на внешний рынок, минуя центральную власть. Помимо других факторов, это приводит к тому, что высокие нефтяные цены на мировом рынке не превращаются в растущие национальные доходы Ирака в целом. Аналогичный феномен наблюдается и в Иракском Курдистане. Согласно оценке экспертов, 5-10% национальных нефтяных доходов теряются из-за контрабанды, и этот показатель растет.

Существование Ирака в условиях военного конфликта оказывает серьезное тройственное влияние на процесс восстановления экономики и усилия по ее развитию. Во-первых, это связано с массированным отвлечением финансовой помощи и государственных доходов на непроизводительные цели. Львиная доля из 22 млрд долл., одобренных конгрессом США в июне 2004 г. и направленных на стимулирование восстановления и развития экономики, использовалась на обеспечение безопасности. Согласно самому свежему сообщению Агентства энергетической информации департамента энергетики США, сумма, составляющая 40% от 18,4 млрд долл., выделенных в 2004 г., по данным на июнь 2005 г., фактически потрачена на безопасность, а не на восстановление.

Во-вторых, иракское государственное бюджетное финансирование не покрывает расходы на войну. В бюджеты не заложены средства, необходимые для привлечения дополнительной военной силы; в них не включены статьи, предусматривающие использование иностранного финансирования в отдельных сегментах экономики. В-третьих, постоянные боевые действия, высокий уровень преступности и нападения на иностранных гражданских лиц, включая подрядчиков и рабочую силу, занятую на восстановлении инфраструктуры, делают Ирак местом в высокой степени неблагоприятным для инвестирования.

Иракские международные финансовые обязательства — еще один источник нестабильности. В перспективе они будут ограничивать полное использование средств на восстановление экономики Ирака по двум причинам. Во-первых, долговое бремя, созданное режимом С. Хусейна, будет отвлекать крупные суммы доходов, которые могли бы быть использованы для реставрации иракской экономики, на погашение долга. Во-вторых, иракский внешний долг и другие финансовые обязательства служат препятствием для экономической интеграции страны в международные рынки капиталов. Эти международные финансовые обязательства можно свести к трем основным типам: претензии по репарациям в связи с войной в Персидском заливе — 33,3 млрд долл.; незавершенные контракты — 57,2 млрд долл.; внешний долг — 90 млрд долл. Таким образом, общая сумма иракских международных финансовых обязательств оценивается в 180 млрд долл.

Возможности иракского правительства по финансированию восстановления экономики предстают недостаточно прорисованными. Согласно госбюджетам, планируемым на 2005 г., 2006 г. и 2007 г., на инвестиции в проекты по восстановлению экономики предполагается ассигновать 5,9; 6,5 и 6,8 млрд долл. соответственно. При этом в 2005-2007 гг. прогнозируется вложить в иракскую экономику суммарно 9; 10 и 7 млрд долл. иностранных финансовых средств соответственно. Однако не совсем ясно, какая часть этих сумм будет потрачена на инвестиции.

Иностранная помощь для восстановления Ирака, пожалуй, единственный надежный источник перевода экономики на стабильные рельсы. Несмотря на богатые природные ресурсы страны, их оказалось явно недостаточно для финансирования экстренного восстановления и развития экономики после падения режима С. Хусейна. Способность иракского правительства увеличить доходы остается проблематичной. Поэтому основная часть финансовых средств для экономической реконструкции, как ожидается, должна поступить от США. Американское финансирование — это главная опора иракского хозяйственного развития, и эффективность помощи США будет определять успех конечного результата. Правильная стратегия американской реконструкции Ирака — это ключ к достижению цели строительства устойчивой и самодостаточной либеральной экономики страны.

Согласно докладу Государственного департамента США, посвященному освобождению и реконструкции Ирака, по состоянию на июль 2005 г., общая одобренная сумма американской помощи на цели экономического восстановления составила 26,5 млрд долл. Из этой суммы 2,5 млрд долл. (апрель 2003 г.) и 18,4 млрд долл. (ноябрь 2004 г.) были одобрены конгрессом для выделения Фонду освобождения и реконструкции Ирака (Iraq Relief and Reconstruction Fund — 1RRF). В докладе Госдепа указывается, что, по данным на 29 июня 2005 г., 13,6 млрд долл. (74% от 18,4 млрд. долл., обещанных IRRF) были выделены, а 6,35 млрд долл. были израсходованы.

Необходимым условием возрождения страны также является помощь из других внешних источников. Предполагаемые финансовые поступления от международных организаций и стран, помимо США, можно разбить на три категории: Международный фонд помощи реконструкции Ирака (International Reconstruction Fund Facility for Iraq (IRFFI), включающий 20 стран-доноров; Европейскую комиссию, МВФ и Всемирный банк. Общая сумма обещанной помощи достигает 13,5 млрд долл.

Иран согласился расширить кредитные линии для Ирака до 1 млрд долл., в том числе займы для иракского частного сектора, а также прямые кредитные линии для иракского правительства. Исламский банк развития согласился предоставить иракскому правительству 500 млн долл.

Тем не менее, если принять во внимание расходы иракского бюджета и потребности страны в капиталовложениях, международный вклад (исключая США) в восстановление Ирака представляется лишь символическим жестом, а не существенной финансовой поддержкой.

Эксперты Центра стратегических и международных исследований США полагают, что американским и иракским официальным лицам необходимо более активно призывать своих союзников (особенно в регионе Персидского залива) к принятию решений о дальнейшем облегчении бремени внешней задолженности и обязательств по выплате репараций Ирака, а также к сотрудничеству с правительством этой страны в области подготовки сил внутренней безопасности.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04142 sec