К вопросу о заявлении президента ИРИ М.Ахмадинежада в отношении государства Израиль

05 ноября 2005
В.И. Cажин

Прошло несколько дней с момента, когда президент Ирана Махмуд Ахмадинежад взорвал над миром информационную бомбу.

Пыль немного улеглась. И перед всем мировым сообществом предстал довольно подпорченный имидж Исламской Республики Иран.

Напомним, президент ИРИ господин Ахмадинежад на традиционной для нынешнего Ирана ежегодной конференции «Мир без сионизма», публично процитировав лидера исламской революции, основателя Исламской Республики Иран покойного аятоллу Хомейни - «сионистский режим должен быть стерт с лица земли, и с помощью божественной силы в скором времени мир будет жить без США и Израиля», заявил: «в Палестине сейчас зреет новая волна недовольства, которая рано или поздно уничтожит Государство Израиль… Нет сомнения, что новая волна в Палестине скоро сотрет это позорное пятно с лица исламского мир. Исламский мир не позволит своему давнему врагу жить в самом центре мусульманского мира».

Эти высказывания официального иранского лица, занимающего второе место в сложной иерархии руководства ИРИ, вызвало шок в мировых столицах.

Первая реакция глав государств – это неправильный перевод: надо подождать и уточнить смысл сказанного Ахмадинежадом. Никто не верил, что президент одного государства – члена ООН отказывает в праве на существование другого государства – также члена ООН и призывает к его уничтожению. Никто не верил, поскольку, как вспоминают ученые, в новейшей истории подобные идеи были лишь у одного государственного лица - фюрера немецкого народа Адольфа Гитлера в тридцатые годы прошлого века. Именно он в своих речах настаивал на неправомочности существования на карте мира Австрии, Чехословакии, Польши, России, других государств. И самое главное, это была не только риторика. Это была политика Третьего рейха, осуществляемая им на практике. Результаты этой политики все знают очень хорошо.

После разгрома нацизма весь мир объединился под флагом ООН. Конечно, в течение 60 лет члены этой организации не были ангелами, в том числе и Израиль. Страны соперничали друг с другом, жестко конкурировали, призывали к агрессии, к свержению тех или иных политических режимов в различных странах, вели «холодные» и не очень холодные войны, воевали с оружием в руках за спорные территории, против неугодных режимов, но никто не осмеливался отказать в праве на существование страны, государства, народа.

Именно подобный подход президента Ирана к нормам современных международных отношений вызвал резкую антииранскую реакцию в мире. Ведь перевод выступления президента Ирана Махмуда Ахмадинежада оказался правильным.

Наблюдатели, не поверившие в серьезность политической позиции иранского президента, стали наперебой утверждать, что такие заявления Ахмадинежада следствие его молодости (49 лет), политической неопытности (только три месяца на посту президента) и так далее.

Были мнения, что эти высказывания Ахмадинежада являются дипломатической глупостью и по своей сути безрассудны или случайны (мол, что не бывает с эмоциональными и не совсем адекватными политиками?).

Но прошло совсем немного времени, и сам иранский президент и его команда доказали, что господин Ахмадинежад вполне адекватен, слова его неслучайны, и он выражает политическую линию правительства ИРИ.

Свое заявление президент, как выяснилось, сделал «при полном одобрении духовного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи». Ахмадинежада поддержали также командующий Корпусом стражей исламской революции (КСИР), председатель иранского парламента (меджлиса) Голям-Али Хаддад-Адель, руководитель одного из ключевых органов государственного управления ИРИ – Высшего совета национальной безопасности, глава министерства информации (разведки и безопасности).

Министр иностранных дел Ирана Манушехр Моттаки официально подтвердил, что изложенная президентом Ирана Махмудом Ахмадинежадом точка зрения в отношении Израиля «выражает политику Исламской Республики Иран».

Выступая в эфире иранского телевидения, он напомнил, что Иран «не признает сионистский режим и не считает его законным». По словам министра, осуждение мировыми лидерами высказываний Ахмадинежада об Израиле служит лишь «сокрытию преступлений» еврейского государства в отношении палестинцев.

Сам Махмуд Ахмадинежад на следующий день после своего скандального выступления подтвердил свое заявление о том, что Израиль «необходимо стереть с карты», отметив, что его слова «были правильны и справедливы». При этом, комментируя политику США и Израиля, он заявил: «Эти наглые существа думают, что весь мир должен им повиноваться».

Таким образом, нет ни малейшего сомнения, что, делая такие публичные заявления, президент Исламской Республики Иран отдавал себе отчёт во всех последствиях такого шага.

Но, к сожалению, нынешний президент ИРИ Махмуд Ахмадинежад не единственный и не первый из официальных лиц этого исламского государства, кто предавался антиизраильской риторике.

Немного истории. Еще задолго до исламской революции в своих речах и проповедях аятолла Хомейни проводил четкую антиизраильскую, антисемитскую линию. Приведем всего несколько примеров.

2 мая 1963 года в речи в кумской мечети аятолла Хомейни сказал: «Они [паломники] вынуждены терпеть придирки презрительного [шахского] чиновника, если кто-нибудь выскажет правдивое мнение, что исламу угрожают евреи. Господи, уж не жид ли управляет всеми нами на самом деле? Уж не прожидовлена ли и наша страна?».

15 апреля 1964 года аятолла Хомейни произнес в Куме большую речь о социально-экономических реформах шаха Мохаммада Резы Пехлеви, названных «Белой революцией шаха и народа». В этой обличительной речи Хомейни, в частности, сказал: «Мы считаем, что программы наших реформ на самом деле разработаны Израилем, и это к Израилю вы [то есть шахские власти] обращаетесь за помощью и советом, когда надо составить план. Вы зовете израильских советников в нашу страну. Вы посылаете студентов из нашей страны в Израиль…Бог знает, чему они могут научиться у евреев, кроме искусства мошенничать, обманывать и предавать..?» «Любимый мой народ ненавидит Израиль, ненавидит любое правительство, заискивающее перед Израилем». «Не стоит любой стране доверять евреям… Гибельно для любой исламской страны, для мусульман доверять им, иметь отношения и заключать договоры с правительством, которое сейчас враг ислама, которое противостоит исламу и незаконно захватило Палестину».

26 октября 1964 года перед своим домом в Куме аятолла Хомейни выступил с речью, где отметил: «Все наши нынешние беды порождаются Израилем».

18 февраля 1978 года в Неджефе (Ирак) в мечети шейха Ансари аятолла сказал: «Такие империалистические государства, как Америка и Британия, дали жизнь Израилю. Теперь мы видим, какие унижения испытывали и продолжают испытывать там мусульмане и особенно шииты. А тем временем они навязали Египту своего агента по имени Садат, каждый шаг которого направлен на служение империализму и который совсем недавно посетил Израиль, где официально признал его и одобрил каждое слово, высказанное израильтянами».

После смерти аятоллы Хомейни в 1989 году было обнародовано «Религиозное и политическое завещание имама Хомейни». В нем лидер исламской революции, создатель Исламской Республики Иран также не забыл нанести удар по Израилю. Касаясь характера израильского государства, имам Хомейни наставлял:

«Америка — природный террорист — совершила поджог всего мира, а его союзник, мировой сионизм, ради достижения своих грязных целей совершает преступления, о которых стыдно говорить и писать. С точки зрения ислама и мусульман, а также всех международных критериев, Израиль — агрессор и захватчик…»

«Я считаю план независимости Израиля и его признание катастрофой для мусульман и подрывом деятельности исламских правительств».

По мнению имама Хомейни, единственный путь к освобождению Иерусалима — это вера в Бога, самопожертвование и вооруженный поход до полного уничтожения Израиля.

Поэтому совершенно очевидно, что пока в Иране господствующей официальной идеологией остается «хомейнизм», вопрос о признании Израиля стоять не может.

Сегодня Иран является единственной из стран, не признающих возможность самого существования государства Израиль.

Естественно, что чрезвычайно радикальная позиция ИРИ по этому вопросу вытекает из самой сущности учения лидера исламской революции и основателя ИРИ аятоллы Хомейни. Продолжая антиизраильскую линию Хомейни в ближневосточном регионе, эту позицию неоднократно подтверждали нынешние иранские политики.

Иранский лидер аятолла Али Хаменеи по восточному образно, но решительно, как заправский хирург, называл Израиль «раковой опухолью на теле Ближнего Востока, подлежащей удалению».

Али Акбар Мохташами — представитель реформистов и один из основателей организации «Хизбалла», чрезвычайно аллегорично сравнив Израиль с «ножом в сердце исламского мира», заявил, что «настало время сопротивления агрессии великих держав и особенно агрессии их незаконного, не легитимного представителя в регионе — Израиля, который должен быть уничтожен».

Справедливости ради надо отметить, что эти и похожие высказывания были сделаны относительно давно. В последние годы руководство ИРИ публично не позволяло себе ничего подобного. Правда, многое по сути тождественное вышеприведенному было завуалировано дипломатическим флером и затуманено палестинолюбивыми прожектами.

Так, бывший министр иностранных дел Ирана Камаль Харрази (в правительстве либерала президента Хатами) заявил, что единственный путь к миру и спокойствию в Палестине заключается в создании свободного демократического государства с участием всех палестинцев, в том числе христиан и иудеев. Кстати, идея данного проекта слово в слово была повторена в заявлении иранского посольства в Москве, которое было призвано смягчить недипломатические высказывания президента ИРИ. По сути, этот проект предусматривает уничтожение Государства Израиль путем его поглощения и перевод его граждан в положение религиозного меньшинства в большой Палестине, находящейся под управлением арабов-мусульман. Вполне понятно, что этот утопический план нереалистичен. Он идет вразрез как с позицией абсолютного большинства стран мира, так и с решениями ООН, в том числе и с «дорожной картой». Осуществляемый ныне на Ближнем Востоке план «дорожная карта», разработанный представителями Российской Федерации, Соединенных Штатов Америки, Европейского союза и Организации Объединенных Наций, - направлен на претворение в жизнь идеи о достижении того, чтобы два государства — Израиль и Палестина — жили бок о бок в мире и безопасности, как было подтверждено в резолюции 1397 (2002 г.) Совета Безопасности.

Так что президент Ирана был отнюдь не первым в ряду иранских борцов с Израилем.

Возникают вопросы, зачем это нужно новому президенту ИРИ и почему именно 26 октября?

Безусловно, в первую очередь, – это внутриполитический аспект. Хорошо известно, как проходили президентские выборы в Иране, когда, на 100% использовав административный ресурс, политик второго (или третьего?) плана Махмуд Ахмадинежад, во втором туре одержал победу. Как полагают специалисты, опора нового президента ИРИ среди народных масс меньше, чем кажется. Во втором туре за него проголосовали чуть больше 17 млн человек – это 36,5% всех иранцев, имеющих право голоса. Более того, в Иране много людей, причем видных политических деятелей, не согласных с радикализмом нового президента ИРИ. Кроме того, в Иране значительна, так называемая латентная, скрытая, внешне не проявляющаяся (пока) оппозиция.

В этих условиях, президенту Ахмадинежаду нужен мощный повод для сплочения и мобилизации иранского народа перед внешней угрозой, внешним давлением, причем под общенациональным лозунгом. Каков может быть этот лозунг? Конечно, антиизраильский.

Во-первых, Израиль – «малый шайтан» или «шайтан номер два» (после «большого шайтана» - США) – постоянный официальный, доктринальный противник Ирана со времен первых дней исламской революции в Иране.

Во-вторых, лидер исламской революции в Иране и основатель ИРИ аятолла Хомейни, как показано выше, неоднократно призывал к уничтожению Израиля. Поэтому цитирование почитаемого имама – беспроигрышный вариант. Оспорить его идеи в Иране не может никто.

В-третьих, именно призыв к уничтожению Израиля способен вызвать одновременно и солидарность иранцев, и возмущение всего мира, в первую очередь Запада. Это то, что нужно господину Ахмадинежаду и его окружению. Под естественной жесткой реакцией мировой общественности Иран предстает жертвой империалистического, сионистского заговора.

В-четвертых, скандальное заявление было сделано в конце октября – подходящий повод – ежегодная конференция «Мир без сионизма», проводящаяся совместно с многолюдными традиционными демонстрациями в последнюю пятницу священного месяца рамазана в защиту Палестины. Но главное - момент был выбран именно незадолго до ноябрьского заседания Совета управляющих МАГАТЭ, где жестко будет стоять вопрос о ядерных разработках в Иране. И, конечно, там будет оказываться давление на Тегеран. Поэтому иранские руководители заранее готовят иранский народ к сплочению против давления на Иран членов МАГАТЭ с целью выполнить законные требования этой международной организации.

Таким образом, новое руководство Ирана вновь возвращает страну к положению «осажденной крепости», что было во времена аятоллы Хомейни.

Несомненно, что, выступая с подобными заявлениями, президент Ирана преследовал и внешнеполитические цели.

Вспомним, еще в своих предвыборных заявлениях г-н Ахмадинежад подчеркивал, что одной из главных задач Ирана в современном мире является проведение грани между «друзьями» и «врагами», а также выяснение тактики врагов Ирана, оказание конкретного сопротивления их планам и своевременное предупреждение иранской нации об исходящих от врагов угроз.

Поэтому антиизраильское заявление президента Ирана можно рассматривать как разведку боем (или провокацию) с целью выявить реакцию союзников, партнеров и противников исламского Ирана.

В этом есть и исламская составляющая. Еще до своего знаменитого высказывания президент ИРИ на заседании правительства вечером 23 октября заявил: «Признание Израиля – черта, которую нельзя переступать». Лидеры мусульманских стран, признавшие Израиль, навсегда останутся самыми презираемыми людьми в исламском мире, утверждал иранский президент. На конференции «Мир без сионизма» Ахмадинежад, продолжил развитие этой идеи, в частности, сказав, что «новая волна борьбы палестинского народа с сионистским режимом поднимет моральный дух всех последователей ислама, и в скором времени навсегда сотрет это клеймо позора (Израиль) с исламского мира». Несколькими днями позже он повторил: «Исламские страны не должны признавать этот фальшивый режим, который не скрывает своей террористической сущности». Махмуд Ахмадинежад еще раз указал, что уход Израиля из сектора Газа является лишь «предлогом для официального признания этого режима исламским миром».

Более того, иранский президент пригрозил всем исламским государствам, вставшим на путь нормализации отношений с Израилем, сказав о «громе и молнии ислама», которые на них обрушатся. А это многие мусульманские государства. Израиль имеет дипломатические отношения с Египтом, Иорданией и Мавританией. С Марокко, Тунисом, Оманом, Катаром и Бахрейном Израиль поддерживает «отношения различного уровня» - это означает, что контакты с этими странами существуют, однако дипломатических отношений нет. Пакистан и Ливия стоят на пути к нормализации своих отношений с еврейским государством. И даже Саудовская Аравия, при определенных условиях готова установить с Израилем отношения.

В какой-то степени в речах президента ИРИ прослеживается также его стремление спровоцировать антиизраильские настроения среди мусульман всего мира (прежде всего, арабов) и достичь высшей цели - разжечь мировую исламскую революцию. Ведь верный последователь заветов имама Хомейни, революционер по своей натуре, сформировавшийся в жерле исламской революции в Иране в 1979 году и закалившийся в рядах спецподразделений КСИР в боях против Саддама Хусейна президент Ахмадинежад еще во время предвыборной кампании неоднократно заявлял, что исламская революция, которая одержала победу в Иране в 1979 году, распространится на весь мир. По его мнению, эпоха угнетения, авторитарных режимов, тирании подходит к концу, и «скоро волна исламской революции прокатится по всему миру».

Верит ли сам революционер Ахмадинежад в это? Неизвестно. Но, то, что мусульманский мир с ним не согласен, - это точно.

Первыми на «октябрьские тезисы» президента ИРИ из арабов высказались палестинцы, - те самые за которых ратует иранский президент. Официальный представитель Палестины, руководитель переговорной группы Палестинской национальной администрации с Израилем Саиб Арикат назвал неприемлемыми высказывания президента Ирана Махмуда Ахмадинежада об Израиле. «Это неприемлемо для нас, мы признали Израиль и продолжаем следовать мирному процессу с Израилем», - подчеркнул С.Арикат.

Свое резкое осуждение антиизраильским высказываниям президента Ирана выразила и мусульманская Турция.

Политологи и аналитики утверждают, что арабские противники Ирана тихо радуются тому обстоятельству, что радикальный режим этой страны будет изолирован за свой экстремизм. Они отмечают, что бескомпромиссная политика президента Ахмадинежада подчеркивает отличие Тегерана от других ближневосточных правительств, что должно еще больше укрепить решимость международного сообщества в необходимости введения санкций против Ирана.

Никогда в истории не было и не будет, чтобы арабы, сунниты признали бы верховенство шиитского Ирана. Они будут стремиться к тому, чтобы минимизировать значение Ирана в исламском мире и сам Тегеран дает им прекрасный повод.

Таким образом, на широком пространстве исламского мира ни одно государство не поддержало Иран в лице его президента, требующего стереть с карты Израиль. Только самые радикальные, экстремистские исламистские организации солидаризируются с Тегераном. Это «Хизбалла», ХАМАС, «Исламский джихад». Их лозунги, их идеология, их деятельность как раз и направлена на достижении тех целей, о которых говорит президент Ирана – никаких переговоров с Израилем, никаких «дорожных карт», развивающих мирный процесс, - только уничтожение Израиля и создание на его территории мусульманского государства.

В редакционной статье газеты «Известия» (31.10.2005), подмечено: «и только был снят с пьедестала один символ [Садам Хусейн], как не замедлил появиться другой: откровенный до наглости, наглый до откровенности новый президент Ирана, чьи высказывания характерны только для самых «отмороженных» политических исламистов. Теперь он отвечает за персонификацию абсолютного зла».

Возникает вопрос, чего достиг иранский президент, делая антиизраильские заявления?

Надо отдать ему должное, внутри страны успешно создается атмосфера единства на основе ненависти к враждебной загранице, которая защищает Израиль и препятствует развитию иранской ядерной программы. Это, пожалуй, единственные две проблемы, по которым в иранском обществе, в целом, существует консенсус между правящей элитой и населением.

Во внешней политике г-н Ахмадинежад, скорее всего, рассчитывал на другой эффект от своей речи. Ведь, объективно говоря, в итоге выиграли только противники Ирана. Это США, Израиль, многочисленные неприятели ИРИ в мусульманском, арабском мире. Израиль и США на заявления иранского президента не замедлили ответить, что иранский режим в очередной раз продемонстрировал свое истинное лицо. Высказывания Ахмадинежада – еще одно доказательство того, что необходимо принять действенные меры для обуздания угрозы, исходящей от Тегерана.

Страны, умеренно относившиеся к ИРИ - нейтралы, сомневающиеся, неопределившиеся, прежде всего Западная Европа, кажется, сделали выбор не в пользу Ирана.

Европейцы шокированы: тирады иранского президента они расценивают как абсолютно неприемлемые, вызывающие глубокую тревогу и просто отвратительные. Да и как по другому, когда иранский лидер лишил аккредитации послов Великобритании, Франции и Германии в Тегеране.

Слова иранского президента осудил Ватикан. Хотя, понявший все последствия этого Тегеран, как сообщили официальные представители Ватикана, несколько раз требовал от Святого престола: не осуждать высказывание президента страны Махмуда Ахмадинежада. При этом, иранские представители заявляли Ватикану, что в противном случае могут пострадать христиане в Иране, а также под угрозой окажется свобода отправления христианских обрядов.

По всей вероятности, западноевропейцы, станут более жестко подходить к Ирану, но вряд ли ему грозят какие-то особые санкции и тем более силовые. Несмотря на то, что уже после своей знаменитой речи президент Ахмадинежад «назло врагам» заявил, что мирные ядерные исследования в исфаханском центре будут продолжены. Евросоюз и США считают, что этот завод способен производить высокообогащенный уран, используемый при создании ядерных боеголовок.

Поэтому трудно сказать, в каком формате сейчас будут происходить переговоры Ирана с Евросоюзом по ядерной программе ИРИ. И реальны ли вообще эти переговоры. Хотя все стороны, по неподтвержденным данным, готовы работать и дальше.

Но самое неприятное из данного конфликта, это то, что больше всего пострадали партнеры Ирана. Они оказались в сложнейшем положении. Особенно Россия, которая на всех уровнях защищала Иран, смягчала все резкие акции против Тегерана, убеждала его быть постоянно в рамках переговорного процесса и с МАГАТЭ и с Западной Европой.

Не лишенная логики аргументация России сводится к следующему: Тегеран подписал договор о нераспространении ядерного оружия и уверяет, что заинтересован не в создании оружия, а в мирном использовании атомной энергии, на что каждая страна имеет законное право. Поэтому до официальных доказанных МАГАТЭ фактов обратного, что в ИРИ есть военная составляющая ядерной программы, никаких санкций против Тегерана вводить нельзя.

Все это верно, если бы Тегерану можно было доверять. Но как доверять государству, высшие представители которого открыто призывают к уничтожению другого государства (подчеркиваю – не враждебного им режима, а именно государства)? Подобные режимы заслуживают самого резкого осуждения и глубочайшего недоверия.

Однако любое чрезмерное давление на Иран может привести к обратным результатам.

Поскольку, по мере нарастания давления извне (что при такой политике Тегерана неизбежно), не в последнюю очередь под воздействием тотальной исламистской пропаганды, будет усиливаться консолидация общества и возрастать культивируемая правящей элитой ненависть к внешним врагам ИРИ. Это развяжет руки руководству страны в деле радикализации внешней политики, что, соответственно, приведет к новому давлению на Тегеран международного сообщества и вновь по кругу. То есть инициируется цепная реакция, которая может привести к страшному взрыву.

Но это один из вариантов развития ситуации вокруг Ирана.

Другой, как считают российские и зарубежные аналитики и политологи, будет заключатся в том, что с Ираном никто ничего делать не будет. Хотя, как утверждает российский ученый Георгий Мирский, «с точки зрения всех лидеров международного сообщества надо было бы добиться того, чтобы страна, во главе которой стоят люди с такими взглядами, не имела оружия массового уничтожения. Но к сожалению это нереально. Нет политической воли, нет достаточной мотивации. Ни Европа, ни Россия не пойдут до конца, не окажут достаточно жесткого давления. Поэтому с Ираном ничего не сделаешь. А вот такое половинчатое давление, которое сейчас оказывается, оно только приводит к тому, что народ теснее сплачивается вокруг президента, поддерживает его, действительно видит себя как жертва международного империалистического заговора. И поэтому реального выхода из положения, на самом деле, как ни горько признать, нет».

Вывод может быть только один: в Иране де-факто начался процесс возврата к эпохе Хомейни, к первым революционным годам. Происходит свертывание демократических либеральных преобразований, связанных с реформатором экс-президентом Хатами, ужесточение исламистских норм в обыденной жизни иранцев. Во внешней политике все отчетливее проявляются радикализм.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04128 sec