Конституция Ирака одобренная на всеобщем референдуме 15 октября 2005 года: структура, основные положения, особенности

30 октября 2005
М.А. Сапронова

(Текст Конституции опубликован в «The New York Times» 15.10.2005)


15 октября 2005 года в Ираке начался новый этап политико-правового развития страны: правовые основы государственного строя были закреплены новой постоянной конституцией, одобренной в ходе всеобщего референдума большинством участвовавших в голосовании.

После одобрения на референдуме, выборы в новый парламент должны состояться не позднее 15 декабря 2005 года, а сформированное новое постоянное правительство приступит к выполнению своих функций 31 декабря этого же года.

Основной задачей временной Конституции Ирака 2004 года («Закон об управлении государством Ирак в переходный период») было формирование основ новой государственно-политической системы страны и подготовка к принятию нового постоянного Основного закона страны. Особенностью содержания и всего характера временной конституции было то, что она принималась в условиях иностранное военной оккупации, ликвидации всех старых государственно-правовых учреждений, запрета правившей в стране партии БААС, ломки многих сложившихся у иракцев государственных моделей и стереотипов, сформированных при прежнем режиме.

Поскольку к разработке временной конституции были привлечены, в основном, западные, и в первую очередь, американские конституционалисты, сам текст временной Конституции в значительной степени был построен на принципах и моделях западной демократической системы и в незначительной мере отражал не только традиционные для арабских политических систем нормы и принципы, но и сложившееся на данном этапе в стране соотношение политических сил.

Сам текст «Закона об управлении государством Ирак в переходный период» был довольно суммарный и включал в себя 9 небольших глав и всего 62 статьи. Проект же новой постоянной Конституции состоит из общей преамбулы, шести глав, разделенных на части и включает уже 139 статей. Значительный объем Конституции позволяет уже регулировать значительно больший спектр различных общественно-политических отношений.

Западные исследователи и политики склонны усматривать в новой Конституции Ирака синтез демократических прав и свобод человека и исламских принципов, который явился итогом определенного компромисса между различными этно-конфессиональными группами населения, которые долго не могли договориться по целому ряду спорных вопросов (из-за чего срок, отведенный Временной конституцией для принятия постоянного Основного закона дважды продлевался). Этот синтез демократии и ислама проявился в некоторых статьях конституции, которые носят противоречивый характер и требуют определенной конкретизации.

Постоянная Конституция Ирака начинается преамбулой, которая подчеркивает уникальность геополитического положения Ирака и его пройденного исторического пути, связывая эту уникальность как с исламскими святынями, так и с достижениями древнейшей в мире месопотамской цивилизации.

Преамбула декларирует приверженность Ирака господству права, преемственности власти, готовности извлечь уроки из недавнего прошлого, борьбе с терроризмом, принципам справедливого распределения богатства и предоставлением равных возможностей для всех.

Первая глава Конституции («Основные принципы») закрепляет базовые положения, на которых должна строиться новая государственность: статья 1 провозглашает Ирак независимым, суверенным, демократическим и федеративным государством с парламентской республиканской формой правления.

Статья 2 Конституции провозглашает ислам официальной религией государства и основным источником законодательства (ни один закон не может быть принят, если он противоречит основным нормам ислама). При этом гарантируется исламская идентичность большинства иракского народа при одновременном признании религиозных прав каждого человека, свободы его вероисповедания и отправления религиозных обрядов.

Конституция закладывает, таким образом, основу для прямого влияния ислама на текущее законодательство, однако, сразу же оговаривая, что ни один закон не может также противоречить и принципам демократии (без конкретизации этих принципов), а также правам и основным свободам, провозглашенным в Конституции.

Конституция закрепляет как представительную, так и прямую или непосредственную форму демократии через участие населения в выборах и референдумах.

Конституция характеризует Ирак как многоэтническое и многоконфессиональное государство, которое является частью исламского мира, а его народ – частью арабской нации. Согласно статье 4 официальными языками теперь являются арабский и курдский, при этом любой район или провинция могут использовать в качестве дополнительного местный язык, но при условии, если большинство населения данной местности одобрит это на всенародном референдуме.

Запрещены в соответствии с конституционными нормами организации или общества, стоящие на позициях расизма и терроризма, и в качестве основной запрещенной партии фигурирует партия БААС, которой отказано в праве быть частью политической многопартийной системы страны. С этой целью Конституция разрешает продолжить работу Национальному комитету по «дебаасизации» в контакте с судебными и исполнительными органами власти.

При этом специально оговаривается, что все высшие посты в государстве, как на уровне регионов, так и во всех высших органах законодательной, исполнительной и судебной властях не могут занимать лица, подпадающие под положения законодательства о «дебаасизации».

Представляется, что эта конституционная норма может серьезно ограничить права значительного количества граждан, в той или иной степени и по различным основаниям сотрудничавших с режимом Саддама Хусейна.

Кроме того, бесконтрольная деятельность комиссии по «дебаасизации» вызывала серьезные опасения в ее объективности. Видимо этим и объясняется внесение в переходные статьи конституции за несколько дней до референдума положения о праве Национальной Ассамблеи сформировать из своих депутатов комитет для осуществления контроля за деятельностью этой комиссии.

Поэтому вопрос о «дебаасизации», ее формах и временных рамках действия явно не закрыт. Очевидно, что будущее постоянное правительство Ирака, если оно поставит цель разрешения внутриполитических конфликтов, несомненно, вынуждено будет вернуться к этим конституционным нормам.

С другой стороны, с целью привлечения иракских граждан в свое время покинувших страну и проживающих за рубежом, к современному политическому процессу, статья 18 конституции предоставляет право иракцам иметь более одного гражданства, за исключением тех, кто занимает высокие посты, связанные с безопасностью государства.

Несомненно потребует и уточнения формула борьбы иракского государства с терроризмом и защиты его территории от превращения ее в базу терроризма. При всей привлекательности этой формулы, ее практическая реализация в конкретных иракских условиях без четкого определения понятия терроризма и форм его проявления может перерасти в государственную борьбу с любым проявлением оппозиции и недовольства действующим правительством или американским присутствием.

Конституция декларирует принцип подчинения вооруженных сил и органов безопасности страны гражданской власти, запрещая им вмешиваться в политические дела и участвовать в процессе смены власти. Военным разрешено участвовать в выборах в качестве избирателей, но не в качестве кандидатов на выборные должности.

Они не могут проводить политические акции или принимать прямое участие в избирательных кампаниях других кандидатов. Деполитизация иракской армии дополняется запретом армии действовать в качестве орудия подавления иракского народа и запретом на формирование воинских подразделений вне рамок государственных вооруженных сил. Те же ограничения распространяются и на организации Национальной разведывательной службы.

Конституция закрепляет принцип верховенства самой конституции, рассматривая ее как основной и высший закон иракского государства, устанавливая, что любые законы и другие нормативные акты, противоречащие конституции, рассматриваются как ничтожные, и не могут вступить в действие.

Конституционные нормы о правах и свободах человека и гражданина выдержаны в моделях западной концепции демократии. Конституция декларирует равенство всех иракцев перед законом, широкий объем личных прав, которые могут быть ограничены только на основании закона и при наличии соответствующего судебного решения. В общедемократическом духе выражены и конституционные права в экономической, социальной и культурной сферах.

Особенностью в данном случае является довольно активная роль государства в экономической сфере, которое по тексту конституции гарантирует реформирование иракской экономики в соответствии с современными экономическими требованиями, наибольшее возможное использование природных ресурсов, диверсификацию их источников, поощрение развития частного сектора, гарантий поощрения капиталовложений в различные отрасли экономики и т.д.

Целый ряд статей носит социальную направленность, стремление государства защитить лиц с низкими доходами, вплоть до освобождения их от уплаты налогов в той мере, которая гарантирует им поддержание необходимого минимального уровня жизнеобеспечения и выживания, обеспечение широкой системы социального страхования, службы поддержания здравоохранения, защиту и сохранение экологической безопасности и т.д.

В этом видно влияние современных демократических конституций, особенно последнего периода, для которых характерна тенденция к широкой социализации общественных отношений. Вопрос заключается в том, насколько социально-экономические статьи иракской конституции могут быть реально осуществлены на практике в стране с кризисным состоянием современной экономики, разрушенной инфраструктурой, внутриполитическими конфликтами и продолжающейся иностранной оккупацией.

Конституционный набор личных и политических свобод также довольно значителен. Конституция декларирует защиту свободы и достоинства личности, свободу в отправлении религиозных культов, свободу выражения мнений, мысли и слова, передвижения и выбора места жительства и др., и запрещает произвольный арест, пытки и бесчеловечное обращение.

Большое значение имеют конституционные нормы о свободе прессы, свободе проведения собраний и мирных демонстраций, свободе учреждать и состоять в политических партиях при запрете принуждать к вступлению в любую политическую организацию. Эти нормы при реальном их применении, видимо, могут способствовать созданию демократической политической системы.

При этом одна из статей прямо предусматривает стремление государства к созданию и укреплению гражданского общества, защиту независимости различных компонентов гражданского общества, право каждого пользоваться правами, закрепляемыми международными договорами о правах человека и т.д. Ограничение конституционных прав и свобод человека и гражданина возможно лишь на основании закона и в такой мере, чтобы такое ограничение не подрывало самого существа гражданских прав и свобод.

Очевидно, что декларируемый иракской конституцией правовой статус личности вполне соответствует стандартам современных западных демократий и, конечно, разительно отличается от практики недавнего тоталитарного режима с его единственной господствовавшей партией и фактическим отсутствием демократических прав и свобод.

Разумеется, будущее Ирака покажет, насколько реальны декларируемые конституцией права и свободы и насколько практика будущего иракского правительства сможет гарантировать существование демократического политического режима и установление иракского конституционализма.

Важнейшей задачей послевоенного Ирака, по-прежнему, остается восстановление экономики и разрушенной инфраструктуры, что отразилось в конституции, которая в статье 26 декларирует поощрение со стороны государства по привлечению инвестиций в различные отрасли экономики. В этой сфере одним из спорных вопросов считался вопрос о распределении добычи и доходов от нефти между различными районами.

С целью избежания дальнейших конфликтов по поводу распределения средств, полученных от продажи нефти, конституция подробно оговаривает эти вопросы. Так, статья 108 конституции декларирует, что нефть и газ являются собственностью всего иракского народа во всех районах и провинциях. При этом Федеральное правительство осуществляет управление нефтяными и газовыми ресурсами, добываемыми из действующих источников в сотрудничестве с правительствами производящих районов и провинций при условии, что доходы будут справедливо распределяться на демографической основе по всей стране.

Квота будет определена в установленное время для тех районов, которые были ее лишены несправедливым путем прежним режимом с тем, чтобы обеспечить сбалансированное развитие различных частей страны, что должно быть урегулировано последующим законом (статья 109).

При этом декларируется, что Федеральное правительство и правительства производящих районов и провинций должны совместно разработать необходимую стратегическую политику по развитию нефтяного и газового богатства с целью получения наибольшей выгоды для иракского народа.

Конституция исходит из принципа разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную.

В системе государственных органов конституция на первое место ставит органы законодательной власти, что соответствует предполагаемой иракской форме правления в виде парламентской республики. Конституция вводит двухпалатный законодательный орган, состоящий из Совета Представителей и Совета Союза. В Совет Представителей избирается один депутат от каждых ста тысяч жителей страны на основе всеобщего, прямого и тайного голосования. Эта палата должна представлять все население страны и избираться сроком на 4 года.

Совет Союза должен состоять из представителей районов и провинций, не входящих в состав районов. Состав Совета, условия членства в нем, сфера его компетенции и другие вопросы будут в дальнейшем определены законом.

В парламенте Ирака Совету Представителей отводится основная роль. Конституция закрепляет принцип несовместимости постов, поскольку членство в Совете Представителей запрещено совмещать с занятием любых других государственных постов. Совет Представителей будет проводить две сессии в год общей продолжительностью в восемь месяцев, что позволяет отнести его фактически к постоянно действующему органу государственной власти.

Впервые в истории Ирака конституционно предусмотрено, что в соответствии с избирательным законом квота женщин – депутатов в Совете Представителей должна составлять не менее 1/4 общего числа депутатов нижней палаты (статья 47).

Роль парламента в значительной степени проявляется в реальной возможности осуществления им своих полномочий, среди которых могут быть выделены такие традиционные сферы парламентской деятельности как законодательная, бюджетная, внешнеполитическая и парламентского контроля.

Наибольшее значение имеет законодательная деятельность парламента, хотя данная конституция не устанавливает общий объем законодательной сферы, равно как не урегулирован и порядок прохождения законопроекта, что, видимо, также будет отнесено к дальнейшему конкретизирующему законодательству.

Одной из важнейших прерогатив иракского парламента является утверждение государственного бюджета страны и заключительного доклада о предшествующих расходах, представляемые ему Кабинетом министров. Совет представителей имеет право перераспределять ассигнования между секторами государственного бюджета, снизить общий денежный объем и в случае необходимости предложить кабинету министров увеличить общие расходы (статья 59).

Среди внешнеполитических полномочий Совета представителей наиболее важным является ратификация международных договоров и соглашений большинством в 2/3 голосов Совета. Здесь важно отметить, что конституция не оговаривает какие договора и соглашения подлежат ратификация (как это предусмотрено, например, в Конституции Сирии), не ограничивая таким образом сферу внешнеполитической деятельности парламента и не позволяя главе государства единолично заключать международные соглашения.

К числу важнейших полномочий парламента традиционно относят осуществление контроля за деятельностью исполнительной власти. Его эффективность при этом во многом зависит от взаимоотношений парламента с правительством. Конституция Ирака в этой сфере предусматривает достаточно широкий объем средств парламентского контроля:

- обсуждение Советом Представителей политики правительства или отдельного министра, право задавать вопросы по любой теме, входящей в их компетенцию и право комментировать полученные ответы.

- Не менее 25 членов Совета представителей могут предложить общую тему для дискуссии с целью разъяснения политики правительства или выполнения своих полномочий кабинетом министров или отдельным министром, после чего такое предложение передается председателю Совета Представителей для установления даты присутствия премьер-министра или министров на парламентском заседании.

- Каждый член Совета Представителей при одобрении не менее 25 членов может направить интерпелляцию премьер-министру или министрам с требованием отчета по вопросам, входящим в их компетенцию.

- Совет представителей может выразить недоверие министру абсолютным большинством голосов и министр считается отстраненным от должности с даты вынесения ему вотума недоверия. Вопрос о доверии министру может быть поставлен только по его требованию или по требованию, подписанному не менее 50 членами Совета как результат обсуждения интерпелляции, направленной министру.

Совет может рассматривать требование о недоверии министру не ранее семи дней с момента внесения такого требования. Совет представителей может выразить недоверие министру абсолютным большинством голосов и министр считается отстраненным от должности с даты вынесения ему вотума недоверия. Вопрос о доверии министру может быть поставлен только по его требованию или по требованию, подписанному не менее 50 членами Совета после обсуждения интерпелляции, направленной министру, при этом Совет может рассматривать требование о недоверии министру не ранее семи дней с момента внесения такого требования.

- Совет Представителей, основываясь на требовании 1/5 своих членов, может проголосовать за выражение недоверия и премьер-министру, однако это требование может быть представлено только после интерпелляции, направленной премьер-министру и не ранее семи дней после представления такого требования. При этом вопрос о недоверии премьер-министру решается абсолютным большинством голосов депутатов. В случае вынесения недоверия премьер-министру, в отставку должен уйти весь кабинет.

- Совет Представителей может заслушивать президента республики и абсолютным большинством голосов досрочно освободить его от должности.

Кроме вышеуказанных традиционных парламентских полномочий, Совет Представителей Ирака обладает также определенными полномочиями в области государственного управления, в частности полномочиями по утверждению назначения следующих должностных лиц:

- главы и членов Федерального кассационного суда, главы Генеральной прокуратуры и главы Департамента судебных инспекций (абсолютным большинством голосов, опираясь на рекомендации Верховного судебного совета);

- послов и других лиц со специальным рангом (опираясь на рекомендации кабинета министров);

- начальника Генерального штаба армии, его заместителей и всех, кто получает звание дивизионного руководителя и выше, главы службы разведки (опираясь на рекомендации кабинета министров).

Совет Представителей имеет также право абсолютным большинством голосов в соответствии с процедурой, принятой в отношении министров, освобождать со своих постов должностных лиц независимых учреждений (ассоциаций).

Кроме того, Совету Представителей предоставлено право введения чрезвычайного положения в стране и объявления войны, большинством в 2/3 своих членов, основываясь на совместном предложении президента республики и премьер-министра.

Совет представителей может быть распущен абсолютным большинством его членов по требованию 1/3 его членов или предложению премьер-министра, одобренному Президентом республики. Однако Совет не может быть распущен в период внесения интерпелляции премьер-министру.

Все вышеуказанное означает, что Совету Представителей отводится роль государственного органа с полномочиями, обычно присущими развитым парламентским государствам. Только будущая политическая практика покажет сможет ли быть эффективным такой иракский парламентаризм, тем более, что опыта функционирования ответственного перед парламентом правительства в Ираке фактически нет, как не было и развитой системы парламентаризма и самого постоянно действующего парламента.

О второй палате иракского парламента Совете Союза конституцию упоминает очень скупо, относя порядок его формирования к будущему специальному закону. Можно предположить, что этому органу регионального представительства, видимо, будет предоставлена роль своеобразного тормоза при утверждении законопроектов, принятых нижней палатой, что укладывается в модель традиционного западноевропейского парламентаризма с его системой второй палаты – тормоза.

Исполнительная ветвь власти Ирака включает в себя Президента Республики и Кабинет министров. Сам Президент является символом национального единства, гарантом конституции, защитником иракской независимости, единства и безопасности ее территории (статья 64).

Президент избирается Советом Представителей большинством в 2/3 голосов сроком на четыре года, при этом выборы президента на второй срок не предусмотрены. Среди полномочия Президента, которые согласно иракской конституции, не выходят за рамки полномочий высшего должностного лица в парламентских республиках, можно выделить несколько главных функций:

- Функция представительства, которая является традиционной в компетенции главы государства. Президент Ирака принимает послов, осуществляет руководство вооруженными силами для церемониальных и памятных целей.

Глава государства подписывает договоры и международные соглашения, одобренные впоследствии Советом Представителей

- Полномочия в области государственного управления. Конституция возлагает на Президента обязанность предлагать представителю парламентского большинства сформировать Кабинет министров в течение 15 дней с даты проведения первой сессии Совета Представителей. Президент Республики занимает временно пост действующего премьер-министра, когда по какой-либо причине этот пост является вакантным; он называет кандидатуру нового премьер-министра, когда этот пост оказывается вакантным и может также направить в Совет Представителей предложение о недоверии премьер-министру.

- Полномочия в законодательной сфере. Президент Ирака обладает правом законодательной инициативы, он промульгирует законы, принятые Советом Представителей.

Важную роль в системе высших органов государственной власти Ирака играет правительство (Кабинет министров). В отличие от всех других арабских республик, где правительство занимает в целом подчиненное положение по отношению к главе государства (что находит свое выражение в его формировании, компетенции и практической деятельности), процедура формирования Кабинета министров в Ираке представляет собой процедуру, характерную для парламентских республик.

Интересной в этой связи является статья 74 Конституции, которая в качестве требования к кандидату на пост премьер-министра и министров выдвигает необходимость иметь университетское образование.

Члены кабинета министров утверждаются Советом Представителей в индивидуальном порядке, а правительственная программа должна быть утверждена абсолютным большинством членов Совета Представителей (статья 73).

Кабинет министров несет ответственность за общую политику государства, за подготовку и осуществление государственных планов развития и государственного бюджета, обладает правом законодательной инициативы; представляет для одобрения кандидатуры в Совет представителей для назначения на должности заместителей министров, послов и других должностных лиц со специальным рангом; проводит переговоры по международным договорам и соглашениям и осуществляет их подписание, а также осуществляет другие полномочия исполнительно-распорядительного характера в том числе, руководство всем государственным аппаратом.

Судебная власть в Ираке по конституции является независимой и представлена судами различного вида и уровня, которые руководствуются в своей деятельности законом (статья 84).

Конституция Ирака вводит принцип конституционного контроля, предоставляя право определения конституционности федеральных законов и других нормативных актов Верховному Федеральному Суду, в который с этой целью включены не только профессиональные судьи, но и специальные эксперты в области исламского права. Верховный Федеральный Суд имеет полномочия по толкованию конституции, разрешению споров между федеральным правительством и правительствами районов, провинций и местными органами власти, решению вопроса об обвинениях президенту для досрочного отстранения его от должности, утверждение окончательных результатов всеобщих парламентских выборов.

Первоначально было предложено установить в стране специальный конституционный Суд, который обладал бы полномочиями определять только конституционность принимаемых законов. Но поскольку Верховный Суд получает полномочия по решению вопросов о соответствии законов принципам ислама, демократии и правам человека, то победила точка зрения о нецелесообразности создания отдельного Конституционного Суда. Это, однако, не означает, что Верховный Суд будет носить религиозный характер, но для решения вопроса о соответствии законов нормам ислама к работе Суда будут привлекаться специалисты в области исламского права, что означало бы уважение судебных органов к исламским традициям страны.

Конституция запрещает создание чрезвычайных судов, что часто практиковалось в период правления Саддама Хусейна, а полномочия военных судов ограничиваются только рассмотрением преступлений, носящих воинский характер и их юрисдикция распространяется только на военнослужащих и представителей сил национальной безопасности, но не на гражданских лиц.

Конституцией предусмотрено создание на основе специального законодательства независимых организаций, находящихся под общим контролем Совета Представителей. Это – Высшая комиссия по правам человека, Высшая независимая избирательная комиссия и Агентство по интеграции.

К независимым в административном и финансовом отношении учреждениям отнесены Центральный Банк Ирака, управление финансовой инспекции, Агентство по средствам связи и коммуникациям и управление пожертвованиями для религиозных учреждений. Конституция разрешает учреждать и другие независимые организации в соответствии с нуждами и потребностями страны и на основе закона.

Конституция устанавливает в Ираке федеративную форму государственного устройства, характеризуя ее как «демократическую» и много внимания уделяет местным органам государственной власти (статьи 112-121), предоставляя районам большую автономию, что рассматривается некоторыми аналитиками как достаточно опасная тенденция, которая может привести, с одной стороны, к дестабилизации обстановки в других странах компактного проживания курдского населения, а с другой - возможному сближению южных районов страны с соседним шиитским Ираном и усилением в этих районах влияния религиозных деятелей.

Статьями конституции установлена исключительная компетенция общефедеральных органов власти, органов власти районов и их совместная компетенция.

Исключительными полномочиями федеральных властей согласно статье 107 конституции являются:

- осуществление внешней политики государства, дипломатическое представительство, подписание международных договоров и соглашений, ведение переговоров и подписание соглашений о долгах, проведение суверенной внешнеэкономической и торговой политики;

- разработка и осуществление национальной оборонной политики, включая операции вооруженных сил для обеспечения защиты и безопасности границ Ирака и их обороны;

- разработка финансовой и таможенной политики, выпуск денег, организация торговой политики между районами и провинциями Ирака, разработка государственного бюджета страны, разработка монетарной политики, учреждение и руководство центральным банком;

- вопросы мер и весов;

- вопросы гражданства и натурализации, права на проживание и политическое убежище;

- организация средств коммуникации;

- разработка общих и инвестиционных бюджетов;

- планирование политики, связанной с водными ресурсами вне Ирака и гарантии соответствующего уровня водного снабжения Ирака в соответствии с международным правом и обычаями;

- проведение всеобщей переписи населения.

Статья 111 закрепляет, что все, что не относится к исключительным полномочиям федеральных властей, является полномочиями властей районов.

В совместную компетенцию федеральных властей и властей районов входит:

- управление и организация таможни в координации с региональным правительством;

- организация и распределение основных ресурсов электроэнергии; выработка экологической политики;

- разработка общего планирования и политики государственного развития;

- разработка общей политики здравоохранения; разработка общей детской образовательной и воспитательной политики.

При этом важно отметить, что, если возникают споры между федеральным правительством и органами власти районов при осуществлении их совместной компетенции по другим вопросам, приоритет отдается законодательству районов.

Однако четкого регулирования федеративной системы и, главное, принципов формирования субъектов федерации конституция не устанавливает, относя это к дальнейшему конкретизирующему законодательству. Пока федеративная система Ирака предполагает включение в нее столицы страны, районов, децентрализованных провинций, не входящих в районы и местных административных единиц.

Конституция декларирует довольно гибкий порядок изменения федеративной структуры, разрешая районам включать в себя одну или несколько провинций, а несколько районов могут объединяться в один район, при этом одна или несколько провинций могут быть преобразованы в район как наиболее значимый субъект федерации.

При преобразовании провинций в район конституция требует проведения всеобщего референдума в заинтересованных провинциях. Районы обладают своей собственной системой государственных органов.

Законодательная власть осуществляется избираемым на основе всеобщего, прямого и тайного голосования Национальным Советом района, который принимает конституцию района и издает районные законы, не противоречащие федеральной конституции и федеральным законам, причем конституция района для ее утверждения должна быть вынесена на всеобщий референдум жителей данного района и получить одобрение большинства проголосовавших.

Конституция закрепляет право районов иметь собственную конституцию, главу района – губернатора, законодательные органы власти в лице однопалатного Национального Совета района, исполнительную власть в лице губернатора и кабинета министров. Кабинет министров является высшим исполнительным органом района и осуществляет свои полномочия под контролем и руководством губернатора района. Кабинет включает в себя определенное количество министров, назначаемых в соответствии с конституцией района.

Конституция устанавливает особый правовой статус провинций, не входящих в состав районов. Они получают особые административные и финансовые полномочия для обеспечения своего самоуправления в соответствии с принципами административной децентрализации. Во главе такой провинции стоит губернатор, избираемый провинциальным советом.

Конституция разрешает делегировать определенные полномочия федерального правительства таким провинциям и наоборот, провинциями часть своих полномочий федеральному правительству при обоюдном согласии обеих сторон.

Конституционными нормами гарантируются довольно значительные права национальных меньшинств Ирака, таких как туркоманы, ассирийцы, халдеи и др. в административной, политической, культурной и образовательной сферах (статья 121), что невозможно было при прежнем режиме, и что отражает новую особую направленность конституции в национальном вопросе, хотя четкого разрешения национального вопроса конституция содержать не может.

Интересное положение содержится в заключительном разделе конституции, где предпринята попытка пресечения возможных фактов коррупции и воровства со стороны высших должностных лиц государства, когда президенту республики, премьер-министру, членам кабинета министров и другим крупным государственным чиновникам запрещено извлекать выгоды из своего служебного положения, получать что-то для себя за счет государственного финансирования.

Видимо, это отголосок от недавнего коррупционного прошлого саддамовского режима и попытка запрета их возврата.

В этом же разделе декларируется помощь и поддержка жертвам недавних политических репрессий, жертвам террористических актов, а также необходимость продолжения деятельности независимого судебного органа, рассматривающего преступления диктаторского режима с целью наказания его основных фигур и деятельности Национального комитета по «дебаасизации» в тесной координации с исполнительными и судебными органами власти в рамках закона.

Для кандидатов на высшие посты в государственном аппарате, в регионах, в органах судебной власти и на другие должности, на которые распространяется положение о «дебаасизации», необходимым требованием является полное соответствие критериям этого процесса.

В целом, Конституция Ирака, утвержденная на всеобщем референдуме, имеет относительно демократический характер, хотя и в неполной мере отражает сложившуюся в стране политическую ситуацию; многие статьи носят декларативный характер, не подкрепляемые пока никакими материальными или процессуальными гарантиями.

Недостаточно обозначена и роль судебных органов, равно как и конституционная ответственность государственных структур за проводимую политику. Очевидно, что многие статьи конституции требуют последующего конкретизирующего законодательства. В настоящее время это скорее каркас или условная модель будущей государственности, и поэтому даже после утверждения этого конституционного текста на референдуме, политический кризис, а вместе с ним и конституционный процесс завершены не будут.

Явится ли утвержденная на референдуме конституция стабилизирующим фактором внутриполитической обстановки Ирака или превратится в фиктивный, оторванный от реальности документ, прикрывающий от имени народа отсутствие реальных демократических свобод, покажет будущее.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04009 sec