Сергей Лавров: палестинцы и израильтяне - партнеры в борьбе с террором

27 октября 2005
Политический обозреватель РИА «Новости» Марианна Беленькая.

«В результате переговоров в Иерусалиме и Рамалле у меня сложилось впечатление, что Россия, Палестинская национальная администрация и Израиль являются союзниками в борьбе с терроризмом». Об этом во многом неожиданном выводе сообщил журналистам глава МИД РФ Сергей Лавров.

Неожиданным и потому, что это высказывание прозвучало в день, когда в Израиле палестинкой-смертницей был совершен очередной теракт. А, кроме того, никто, особенно в последнее время, не объединял в качестве партнеров в борьбе с терроризмом израильтян и палестинцев.

Однако на деле тут нет ничего удивительного. Партнерство руководства ПНА и Израиля в борьбе с терроризмом естественно и логично. Теракты, совершаемые палестинскими террористами в Израиле, наносят такой же вред палестинцам, как и израильтянам. Неслучайно глава ПНА Махмуд Аббас постоянно говорит о разоружение палестинских военных формирований и прекращению террора против израильтян. Другой вопрос, как ему удается осуществлять эту политику на деле: пока успехом она не увенчалась. Основное объяснение палестинцев - их спецслужбы недостаточно оснащены по сравнению с многочисленными палестинскими вооруженными формированиями. Силы неравны. Однако Израиль не допускает поставки палестинским спецслужбам необходимого оборудования и вооружений по «соображениям безопасности».

Похоже, что проблема Ближнего Востока сводится к тому, что все участники регионального конфликта и посредники его урегулирования стремятся к одной цели – безопасности, но так как каждый понимает это исходя из своих интересов, то при единстве цели пути ее достижения расходятся. Хотя на деле и у Израиля, и у его арабских соседей, и у посредников в урегулировании конфликта – России, США, ЕС - враг один, терроризм, замешанный на радикальном исламе.

Однако территориальные претензии, старые счеты, неурегулированные проблемы, доставшиеся из прошлого, не дают увидеть, что линия фронта проходит не между Израилем и арабами, а между террористами и нормальными людьми. И беда Ближнего Востока в том, что вместо того, чтобы объединять усилия в борьбе с терроризмом, время тратится на решение старых конфликтов. И они не дают двигаться дальше. Но все же попытки преодолеть черту отчуждения предпринимаются.

Неслучайно на первый план региональной повестки дня выходят не переговоры, касающиеся палестино-израильского трека, как это было на протяжении последних лет, а в целом проблема многостороннего урегулирования Израиля с арабскими странами. У Израиля стоит цель наладить партнерские отношения с теми государствами, с кем это возможно и в тех сферах, где это возможно – сельское хозяйство, ирригация, наука, культура, экономика. Такие попытки уже предпринимались раньше – в середине 1990-ых гг., когда ближневосточное урегулирование было на пике после подписания Израилем и Организацией Освобождения Палестины в 1993 году, соглашения о взаимном признании. Израиль тогда начал диалог с рядом арабских стран, с Иорданией было заключено мирное соглашение, установлены экономические контакты с некоторыми государствами Персидского залива, делались попытки решить территориальные проблемы с Сирией и Ливаном.

Однако последнее направление потерпело полный провал, и тогда Израиль и посредники в урегулировании сосредоточили усилия на решении палестино-израильского конфликта. Но когда и здесь переговоры в 2000 году потерпели провал и ситуация вылилась в пять лет нового противостояния между палестинцами и израильтянами, даже те минимальные успехи, которые были достигнуты Израилем в отношениях с арабскими странами, сошли на нет. Теперь ситуация возвращается на круги своя – Израиль настроен на диалог с арабским миром.

Одна из причин такого поворота во внешней политике заключается в том, что премьер-министр Израиля Ариэль Шарон сейчас находится очень в шатком положении. Реализовав свой план вывода еврейских поселений из сектора Газа и части Западного берега реки Иордан, который неоднозначно был воспринят в израильском обществе, а главное - внутри израильского истеблишмента, он не может идти на компромиссы в решении палестинской проблемы. Таким образом, и этот единственный трек застопорился.

Посредники ближневосточного урегулирования понимают то трудное положение, в котором оказался Шарон. Россия, в частности, готова в рамках международной встречи экспертов по Ближнему Востоку, которую она предлагает провести, сконцентрировать внимание на налаживании диалога Израиля с арабскими странами на любых возможных направлениях, и пригласить на встречу все заинтересованные в этом стороны. Что выглядит особенно актуально после нашумевшего напоминания нового президента Ирана Мохаммеда Ахмадинежада о заветах имама Хомейни стереть Израиль с карты мира. Напоминания, которое прозвучало как раз в тот момент, когда Сергей Лавров находился на земле Израиля.

Безусловно, не будет забыт и палестинский трек. Российские дипломаты и их коллеги по «квартету» посредников урегулирования называют стагнацию, которая наступила на этом направлении «опасной». И опять же учитывая, сложное положение Шарона, говорят о том, что если израильскому правительству трудно выступать сейчас инициатором переговоров с палестинцами, то этим должны занять посредники. Однако проблема заключается в том, что все равно без прямых контактов между руководством Израиля и ПНА ситуация не будет урегулирована. И именно к возобновлению этих контактов «как можно скорее» и призвал глава МИД РФ Сергей Лавров, находясь с визитом на Ближнем Востоке. От партнерства палестинцев и израильтян выиграют все. Но пока это остается мечтой.

РИА "Новости"

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03222 sec