АЗЕРБАЙДЖАН: ВОЗМОЖЕН ЛИ СЦЕНАРИЙ "ЦВЕТНОЙ" РЕВОЛЮЦИИ?

25 октября 2005
Алексей Макаркин

Предвыборная кампания в Азербайджане постепенно приближается к финишной прямой. Парламентские выборы состоятся 6 ноября, и власть, и оппозиция активно к ним готовятся. Власть делает все, чтобы не допустить возможности "цветной революции", оппозиция полагает, что другого варианта прихода к власти у нее нет. В преддверии выборов окружение президента Ильхама Алиева раскололось, что привело к аресту ряда его представителей.

Тайна заговора

Менее чем за три недели до выборов было обнародовано совместное заявление Министерства национальной безопасности, МВД и Генпрокуратуры республики, в котором сообщалось о раскрытии заговора, лидером которого был экс-спикер парламента страны Расул Гулиев, находящийся в эмиграции и разыскиваемый азербайджанскими властями по обвинению в хищении. В качестве его сообщников фигурировали бывшие и нынешние высокопоставленные чиновники.

Что же произошло в Азербайджане? Можно предположить, что речь идет о неспособности Ильхама Алиева выступать в роли эффективного арбитра между основными кланами во власти. В 90-е годы его отец выстроил успешную систему сдержек и противовесов, в рамках которой большинство высокопоставленных чиновников ("бакинцы", "нахичеванцы") конкурировали между собой, но не выбывали из властной обоймы.

Имели место лишь некоторые исключения - такие как Гулиев, который был вынужден покинуть страну, но после этого оказался фактически в изоляции. Его бывшие партнеры во власти продолжали сотрудничать с Алиевым и его режимом.

Кончина Алиева-старшего привела к временной консолидации деятелей режима вокруг его сына, что неудивительно. Только он воспринимался в качестве "законного" и естественного преемника покойного президента. Кроме того, каждая группа могла рассчитывать на то, что привлечет на свою сторону молодого лидера, который не воспринимался как полностью самостоятельная политическая фигура.

Неудивительно, что попытка оппозиции оспорить победу Ильхама Алиева были жестко пресечены - несанкционированный митинг разогнала полиция.

Однако уже через несколько месяцев после победоносных президентских выборов возник конфликт в "ближнем кругу" нового главы государства - между министром экономического развития Фархадом Алиевым и главой Государственного таможенного комитета Кямалетдином Гейдаровым.

При этом Ильхам Алиев не смог выступить в качестве эффективного "разруливающего". В связи с этим обращает на себя внимание фигура Фархада Алиева. Выходец из "комсомольского" бизнеса, он обладает огромным влиянием на рынке нефтепродуктов, нефтетрейдинга, в сфере транспортных перевозок, пищевой и строительной промышленности, металлургии.

Ф.Алиев считался сторонником экономических реформ и прозападной ориентации страны - в отличие от "силовиков", большинство которых сохранили контакты со своими российскими коллегами. В последнее время Ф.Алиев вступил в конфликт не только с Гейдаровым, но и с представителями "силового" лагеря в президентском окружении.

Таким образом, часть президентского окружения во главе с Ф.Алиевым к моменту начала избирательной кампании была готова к диверсификации своих политических предпочтений. Насколько можно судить по имеющейся информации, эта группа поддерживала как правящую партию "Ени Азербайджан" (открыто), так и оппозиционного лидера Гулиева (неофициально).

При этом основные ресурсы шли, разумеется, на нужды сторонников Ильхама Алиева, но определенные суммы перепадали и оппозиции. Так, в официальном заявлении "силовиков" названа сумма 100 тыс. евро, которые Ф.Алиев передал для оппозиционеров.

Известно, что подобная диверсификация предпочтений вообще свойственна чиновничеству в период "цветных революций". Отметим, что в Грузии Эдуарда Шеварднадзе до конца поддерживало лишь руководство МВД, а ряд высокопоставленных чиновников перешли на сторону оппозиции. В Украине в декабре 2004 года обращает на себя внимание поведение целого ряда государственных деятелей кучмовского режима - таких как спикер Рады Литвин и мэр Киева Омельченко.

Сохраняя внешнюю лояльность Кучме, они, одновременно, наладили контакты с представителями оппозиции и способствовали успешному завершению революционного проекта. Аналогичная ситуация могла сложиться и в Азербайджане.

Оппозиция: "цветной сценарий"

Очевидно, что "цветной" сценарий в Азербайджане выглядит вполне возможным и с учетом наличия в стране сил, которые способны его реализовать.

Три политические партии, активно выступающие против алиевского режима - партия "Мусават", Народный фронт и Демократическая партия - создали коалицию "Азадлыг" ("Свобода"), которая рассчитывает на победу на выборах и на приход к власти после них в результате силового давления на власть с целью признания результатов голосования.

"Мусават" и демократов возглавляют бывшие спикеры парламента Иса Гамбар и упомянутый выше Расул Гулиев. Гамбар начинал свою карьеру в качестве одного из лидеров Народного фронта", но затем дистанцировался от него, создав собственную партию. Парламент он возглавлял в 1992-1993 годах, когда Народный фронт был правящей политической силой.

Нынешним лидером "народофронтовцев" является Али Керимли - один из соратников покойного президента страны Абульфаза Эльчибея. Оппозиция рассчитывает на "оранжевый" сценарий, надеясь на поддержку как своих сторонников внутри страны, так и западных политических сил, которые в свое время выражали сочувствие аналогичным процессам в Украине и Грузии.

Кроме того, в стране создан еще один оппозиционный блок - "Новая политика" ("Ени сиясет") с участием ряда видных деятелей, включая первого президента современного Азербайджана Аяза Муталибова, живущего ныне в Москве, а также лидера Движения национального единства Азербайджана Лалы Шовкет Гаджиевой, бывшего главы Партии национальной независимости Этибара Мамедова, бывшего премьер-министра Али Масимова (он представляет меньшинство членов Народного фронта).

По словам Гаджиевой, "если парламентские выборы будут сопровождаться широкомасштабными фальсификациями, то революции в Азербайджане не избежать". Впрочем, именно партия Гаджиевой уже в ходе избирательной кампании сблизилась с коалицией "Азадлыг" и после консультаций подписала с ним соглашение о сотрудничестве.

Сейчас достаточно сложно оценить шансы "Новой политики", которая настроена значительно более умеренно по отношению к власти, чем "Азадлыг". Что же до последнего, то его положение весьма противоречиво. С одной стороны, большинство лидеров "Свободы" (кроме Гулиева) имеют весьма негативный опыт пребывания у власти в 1992-1993 года: этот период многие азербайджанцы воспринимают как время политического и экономического хаоса, а также военных неудач в борьбе за Нагорный Карабах.

С другой стороны, многие события того времени уже забылись, а коррупция алиевского режима является актуальным фактором. Равно как и высокий экономический рост сопровождается весьма несправедливым распределением его результатов между различными социальными группами.

Поэтому у оппозиции появляется шанс - ее могут поддержать как западнически ориентированные группы интеллигенции, так и социальные "низы" общества. Первые считают, что Азербайджану необходима политическая демократизация и вестернизация. Вторые протестно настроены в отношении действующего режима.

К обеим этим группам, очевидно, хотел апеллировать и бывший спикер Гулиев, который решил вернуться в страну из вынужденной эмиграции. Рискованный шаг Гулиева свидетельствовал о том, что оппозиция была намерена переломить инерционный ход избирательной кампании, который выгоден власти. Экс-спикер, в последние годы живущий в США, собирался приехать в страну в сопровождении западных политиков и журналистов.

Более того, в аэропорт к прибытию его самолета собирались приехать тысячи сторонников оппозиции. В таких условиях арестовать Гулиева было практически невозможно: для того, чтобы это сделать, надо было бы "проломиться" через толпу противников режима и, возможно, задеть кого-либо из зарубежных гостей. Все это повлекло бы за собой крайне негативные пиаровские последствия для бакинского режима, который сейчас делает все, чтобы показать высокую степень своей демократизации.

А если бы Гулиев остался на свободе, то это становилось демонстрацией слабости правящего режима - на востоке такого не прощают. Не исключено, что именно в этот период (еще до выборов) на сторону оппозиции стали бы переходить представители клана Фархада Алиева. Вряд ли это произошло бы сразу, как утверждают правоохранители, но ближе к выборам и сразу же после них события для этих чиновников могли бы развиваться по "цветному" сценарию.

При этом личность самого бывшего спикера, обвиняемого в коррупции и уже полузабытого на родине, не имела большого значения - в стране есть оппозиционеры и повлиятельнее его (такие как Иса Гамбар и Али Керимли).

В результате алиевский режим выбрал самое, с его точки зрения, меньшее зло - самолет с Гулиевым на борту вообще не был допущен в воздушное пространство Азербайджана и был вынужден приземлиться в Украине, где экс-спикера взяли под стражу как находящегося в международном розыске.

После этого сразу же начались аресты и отставки в чиновничьей и предпринимательской среды. Первым был арестован бывший министр финансов (в 90-е годы) Фикрет Юсифов, за ним последовали Фархад Алиев и его брат Рафик, возглавляющий компанию "Азпетрол".

Позднее аресту подверглись и другие лица, объявленные заговорщиками: министр здравоохранения Али Инсанов, глава компании "Азерхимия" Фикрет Садыхов. Были уволены и некоторые другие члены правительства, относившиеся к клану Ф.Алиева: министры образования Мисир Марданов и труда Али Нагиев, а также управляющий делами президента Акиф Мурадвердиев.

Внешние факторы

Росту вероятности реализации сценария "цветной революции" в Азербайджане способствовал и тот факт, что президент Алиев-младший должен был учитывать в своей деятельности три составляющие: не только необходимость обеспечения стабильности внутри страны, но и учет позиций России и Запада. Проще всего с позицией России, которая не собирается учить азербайджанские власти основам демократии - напротив, она максимально ориентирована на сохранение сложившегося к началу нового столетия статус-кво на постсоветском пространстве.

Однако для России принципиально важно, чтобы на территории Азербайджана не появились военные базы западных государств, причем невзирая на мотивировку: будь то необходимость охраны только что построенного нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан или возможность давления на соседний Иран. Неудивительно, что бакинские власти, не желающие ссориться ни с Москвой, ни с Тегераном, не допускают (по крайней мере, пока) реализации подобных проектов - несмотря на многочисленные "подходы" к ним со стороны американцев. Понятно, что в азербайджанском вопросе, как и в целом на постсоветском пространстве, Россия выступает как ярко выраженный антиреволюционный фактор.

Что же касается внутренней логики бакинского режима, весьма далекого от принципов классической демократии, то она подразумевает необходимость жесткого отпора оппозиции - как это было два года назад, после президентских выборов, когда противники алиевского клана вышли на улицы, обвинив власти в фальсификации результатов голосования. Тогда власть быстро разогнали протестующих.

Теперь ситуация немного иная: в 2003 году Запад (как и Россия) был заинтересован в скорейшей передаче власти от отца Алиева к сыну с тем, чтобы не вызвать сколько-нибудь серьезных потрясений в нефтяной стране. Поэтому Ильхам Алиев выступил в качестве консенсусного кандидата России и Запада, как правило, конкурирующих на постсоветском пространстве.

В настоящее же время западные страны ориентированы на то, чтобы устроить Баку "демократический экзамен", давая понять, что их отношение к Азербайджану будет зависеть от того, удастся ли провести реально плюралистические выборы. В то же время они, как и раньше, не желают большой смуты в стране, которая могла бы привести к серьезным проблемам для упомянутого выше нефтепровода и, одновременно, еще более взвинтить и без того крайне высокие нефтяные цены.

Поэтому Ильхаму Алиеву пришлось согласиться на более высокую степень плюрализации выборов, чем ранее. Именно в связи с этим к участию в избирательной кампании были допущены Гулиев и Муталибов, созданы несколько больше, чем ранее, возможностей для деятельности оппозиции. Тем более, что посольство США находилось в контакте с наиболее антирежимной ее частью. Так, в апреле с региональными активистами блока "Азадлыг" встречался американский посол Рино Харниш, что вызвало явное неприятие среди лояльных нынешней власти политических сил.

Недавно Харниш пытался выступать в качестве посредника в переговорах между властью и оппозицией о разрешении последней проводить массовые акции в центре столицы. Однако контакты, по сути дела, завершились ничем. Оппозиция не отказалась от проведения несанкционированных митингов в центральной части города, а власть продолжает практику разгона подобных акций.

Частичная либерализация политической системы при сохранении "командных высот" в ней за действующей властью создала благоприятные условия для роста "цветных" революционных настроений в рядах оппозиции. Именно для таких "переходных" государственных режимов опасность подобных сценариев, приуроченных к избирательным кампаниям, является вполне актуальной.

Отметим, что в предельно жестких авторитарных системах "цветные" варианты невозможны (там конкурентные выборы отсутствуют в принципе, и речь может идти о бунтах, подобных андижанскому), а в демократических - неактуальны.

Примечательно, что в день ареста Ф.Алиева Азербайджан посетили два видных зарубежных визитера. Первым был директор Службы внешней разведки России Сергей Лебедев. Вторым - заместитель госсекретаря США Дэниэл Фрид. Можно предположить, что обе встречи связаны с внутриполитической ситуацией в стране.

Не исключено, что проблемы у группы Ф.Алиева возникли в результате сотрудничества российских и азербайджанских правоохранителей - тем более, что бывший министр Юсифов, по его собственному признанию, имел телефонные беседы с Гулиевым, находясь на российской территории - в Петербурге. В то же время приезд американского представителя может быть связан со стремлением прояснить ситуацию, а также удержать Ильхама Алиева от дальнейших жестких шагов если не в отношении недостаточно лояльных представителей своего окружения, то хотя бы в отношении оппозиции.

Представляется, что период консенсуса между Россией и Западом (в частности, США) на азербайджанском политическом поле завершился, хотя говорить о том, что американцы поддерживают исключительно оппозицию, было бы, наверное, преждевременно. Позиция США может быть более сложной: они рассчитывают сохранить влияние на ситуацию в стране вне зависимости от того, кто победит в ужесточившейся борьбе за власть.

Поэтому, очевидно, они не только делают жесты в сторону оппозиции, но и намереваются сохранить нормальные отношения с Ильхамом Алиевым на случай его победы. Возможно, что именно этим объясняется позиция Михаила Саакашвили, который отказал в поддержке Гулиеву, не позволив ему прилететь в Тбилиси.

Что дальше?

Ключевым днем для современного Азербайджана может стать 7 ноября - первый день после выборов. Именно тогда будут подводиться итоги голосования, которые, с высокой долей вероятности, не устроят оппозицию. Сторонники Ильхама Алиева уже заявляют, что именно на этот день она запланировала переворот - иными словами, "цветную революцию".

Тот факт, что Ильхаму Алиеву удалось провести радикальную чистку в своем окружении, может помочь ему сохранить контроль над ситуацией в стране и разгромить революционные выступления оппозиции. Вслед за этим возможно ужесточение политического режима, которое получит соответствующее обоснование в виде необходимости борьбы с антиконституционными силами.

Однако нарушение баланса в окружении президента в этом случае с высокой долей вероятности приведет к росту его зависимости от "силовой" фракции, которая, как отмечалось выше, достаточно позитивно настроена по отношению к России. А это не меньше, чем разгром оппозиции, способно вызвать охлаждение отношений официального Баку с США, хотя и не до такой степени, как в случае с Узбекистаном (все же сохраняется роль Азербайджана как стратегически важного для американцев "нефтяного" государства).

Остается возможным и сценарий успешной "цветной революции" - но только в том случае, если раскол в окружении Ильхама Алиева зашел настолько далеко, что распространился и на "силовиков". Любые серьезные разногласия в их среде способны сделать революционный вариант вполне реальным, тем более, что другое необходимое условие - решимость оппозиции идти до конца - очевидно, присутствует в современном Азербайджане.

Политком.Ru

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03612 sec