Терроризм увеличивает цену барреля нефти на 20 долл. США

18 октября 2005
Мировые рынки ежедневно недополучали около 1 млн. баррелей нефти

Мартин Уолкер (Martin Walker)


В новом израильском исследовании утверждается, что диверсии против объектов инфраструктуры нефтяной отрасли повышают цену барреля (1 американский баррель для нефтепродуктов = 158,78 - 158,95 л) нефти на 20 долл. США.

С момента прекращения масштабных боевых действий в Ираке было совершено около 300 нападений на нефтепроводы, нефтеперегонные заводы и прочие объекты инфраструктуры нефтяной отрасли в этой стране, говорится в докладе Института изучения современного мира (Institute for Contemporary Affairs) в Иерусалиме. В докладе отмечается также, что были нападения на нефтяные объекты и в других частях земного шара, в том числе в Чечне, Пакистане, Индии, России, Азербайджане и Нигерии.

"Совокупный эффект этих нападений выразился в том, что мировые рынки ежедневно недополучали около 1 млн. баррелей нефти. Если бы этот миллион баррелей в день поступал на рынки, цены барреля нефти были бы, как минимум, на 20 долл. ниже", - сказано в докладе.

Этот доклад, озаглавленный "The World Oil Crisis: Implications for Global Security and the Middle East" (Мировой нефтяной кризис: Последствия для глобальной безопасности и Ближнего Востока), был написан исполнительным директором Института анализа глобальной безопасности (Institute for the Analysis of Global Security) Галом Люфтом (Gal Luft) в соавторстве с одним подполковником сил обороны Израиля, который служил офицером связи при Палестинской автономии.

"Состояние глобального нефтяного рынка с его очень большим спросом и очень незначительными резервными возможностями удовлетворения этого спроса предоставляет радикальным джихадистам огромную возможность. Террористы считают, что наилучший способ нанести вред глобальной западной экономике - ударить по нефти", - отмечает Люфт.

В докладе также сказано, что повышение цены нефти привело к "перераспределению богатств в исторических пропорциях от экономик Соединенных Штатов, Японии, Китая и стран Европы к экономикам нефтедобывающих стран".

Это имеет весьма глубокие последствия для безопасности Запада, добавляет д-р Люфт, поскольку означает, что "сторона, которой необходимо разгромить терроризм и радикальный ислам, постоянно обогащает своего противника".

Более того, новый глобальный рынок нефти расширяет политические опции и опции безопасности нефтедобывающих стран Ближнего Востока, поскольку такие страны, как Китай и Индия, представляющие собой новые гигантские рынки, стремятся к заключению соглашений и созданию союзов.

К примеру, Иран, только что заключивший с китайскими корпорациями соглашения по нефти и природному газу на общую сумму 70 млрд. долл., ожидает от Китая дипломатической поддержки в деле недопущения передачи в Совет Безопасности Организации Объединенных Наций (ООН) вопроса об иранской ядерной программе для возможного принятия против Ирана санкций.

"Нефтяной кризис, с которым мы сегодня сталкиваемся, не похож на тот, обусловленный снижением поставок, кризис, который мы имели в 1973 году. Нынешний кризис подстегивается ростом спроса, обусловленным в большой мере увеличением потребностей в нефти Китая и Индии, - сказано в докладе. - Растущие потребности этих стран в энергоносителях вызвали цепную реакцию, так как в результате были почти полностью исчерпаны резервные возможности Саудовской Аравии и других стран по добыче и поставке на мировой рынок с целью его стабилизации в периоды чрезвычайных ситуаций примерно 5 млн. баррелей нефти в сутки".

"Сегодня на нефтяном рынке сохраняется очень тонкий слой резервных мощностей, составляющий около 1 млн. баррелей нефти в сутки, а это значит, что любой незначительный перерыв в поставках, будь то из-за урагана в Мексиканском заливе, или восстаний в Нигерии, или нестабильности на Ближнем Востоке, немедленно ведет к повышению цены нефти.

Такая ситуация сохранится на длительный срок, поскольку новых резервных возможностей просто нет. Для создания новых резервных мощностей требуются инвестиции многих миллиардов долларов, чтобы построить инфраструктуру, которая, возможно, будет бездействовать большую часть времени. Никто не станет инвестировать на этих условиях", - добавляет Люфт.

В докладе делается вывод, что этот двойной эффект растущего спроса на нефть и незначительных резервных мощностей создает для радикальных исламистов хорошую возможность вредить западной экономике путем нападений на нефтепроводы, нефтеперегонные заводы, насосные станции и танкеры.

"Они понимают, что, когда они взрывают нефтепровод в Ираке, Судане или где-то еще в мире, это немедленно вызывает рост цен на нефть на всех рынках. Террористам куда проще взорвать объект инфраструктуры нефтяной отрасли или уничтожить танкер где-либо в Мировом океане, чем просочиться в Соединенные Штаты и взорвать Всемирный торговый центр", - говорит Люфт.

В докладе высказывается предположение, что изменившаяся ситуация на глобальном нефтяном рынке уже сегодня начинает ограничивать внешнеполитические возможности Соединенных Штатов. Когда Совет Безопасности ООН в связи с Дарфуром попытался ввести санкции против Судана - одного из главных поставщиков нефти для Китая - китайцы заблокировали этот шаг. Как и в случае сделок с Ираном, энергетические интересы Китая перевесили его заинтересованность в том, чтобы оставаться добрым соседом в рамках мирового сообщества.

Китай снова вмешался в новом бассейне энергоносителей Средней Азии после массового убийства мирных демонстрантов в Узбекистане. Соединенные Штаты и Европа пытались добиться от узбекских властей разрешения на проведение международного расследования, однако Китай, подписавший с Узбекистаном соглашение о поставках узбекского природного газа на сумму 600 млн. долл., отказался. А потом узбекские власти уведомили Соединенные Штаты о необходимости в 6-месячный срок закрыть американскую авиабазу Карши (Ханабад), что давно уже являлось одной из целей внешней политики Китая.

"Итак, мы видим, как нефть определяет внешнюю политику, - делается вывод в докладе. - В предстоящие годы доступ к энергетическим ресурсам будет влиять на ситуацию во всем мире. Он будет диктовать странам их поведение на мировой арене, так как играет все более важную роль в отношениях между великими державами. Мы станем свидетелями новых союзов, например, между Китаем и Саудовской Аравией".

В конце доклада содержится предостережение, что Израилю нужно "очень внимательно отслеживать характер взаимоотношений Соединенных Штатов и Китая и проявлять очень большую осторожность в военных связях с Китаем, поскольку за это ему придется платить определенную цену.

С Китаем можно иметь дело по многим вопросам, но развивать с ним отношения в военной сфере в период, когда очень важные сегменты военно-промышленного комплекса и Конгресса США занимают чрезвычайно "ястребиные" позиции в отношении Китая, крайне опасно.

United Press International

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03584 sec