О ситуации в Иране (сентябрь 2005 г.)

14 октября 2005
А.М.Вартанян

В сентябре с.г. главной интригой внутриполитической жизни Ирана являлся вопрос о стратегии поствыборных действий правительства М.Ахмадинежада. В этом контексте внимание местной общественности было приковано к двум наиболее актуальным проблемам – социально-экономической политике президента в контексте данных им предвыборных обещаний по кардинальному улучшению социального положения граждан ИРИ и позиции новой власти по ядерному досье.

Алгоритм первых шагов М.Ахмадинежада в социально-экономической сфере продемонстрировал, что пришедшие к власти неоконсерваторы не рассчитывают на достижение быстрого эффекта путем внедрения популистских мер, а намерены вести тщательную и длительную работу в области социальной политики.

Об этом свидетельствует представленная в конце августа с.г. на рассмотрение в Меджлис программа среднесрочных и долгосрочных мер, направленная на повышение уровня жизни, расширение социальных льгот, искоренение нищеты, бедности, сокращение безработицы, снижение инфляции и т.д.

В сентябре с.г. в рамках новой программы президентом и его командой были предприняты первые шаги по выправлению непростой ситуации, сложившейся в социальном сегменте. 3 сентября с.г. Меджлис (парламент) ИРИ по инициативе правительства отменил ограничение по срокам производства грузовых автомобилей, препятствовавшее их импорту, что создает новые рабочие места в этом секторе экономики.

Эта мера направлена на сокращение безработицы в стране, поскольку по оценке местных специалистов, импорт одного грузового автомобиля в Иране позволяет создавать дополнительно 10 рабочих мест. В этих же целях Министерство кооперации ИРИ приступило к разработке национального проекта развития кооперативного сектора, который вскоре будет передан на рассмотрение Правительства.

Проект предусматривает увеличение доли кооперативного сектора ИРИ до 25% в течение 10 лет, что позволит привлечь в него значительное число безработных. Предполагается также создание Высшего совета по делам кооперативов под председательством Президента ИРИ, которые будет напрямую курировать выполнение национального проекта.

Среди других мер, обещанных президентом в ходе предвыборной кампании – содействие решению проблем иранской молодежи. В этом контексте 7 сентября с.г. М.Ахмадинежад заявил о намерении учредить в стране некий «Фонд любви», который будет оказывать материально-финансовую помощь молодежи в создании семьи. В нынешнем иранском году (до марта 2006 г.) на цели фонда Правительство намерено выделить 1,3 млрд. долл.

Ежегодно фонд будет пополняться суммами, необходимыми для организации и проведения свадеб. При этом, по заявлению членов Правительства, финансирование фонда будет осуществляться за счет доходов от продажи иранской нефти (это решение фактически материализует данное президентом ИРИ накануне выборов обещание «передать доходы от нефти в руки народа»). Наряду с этим, 31 сентября с.г. было объявлено, что Тегеранская мэрия в текущем иранском году планирует выделить более 70 млн. долл. в качестве субсидий столичным молодым семьям (в рамках этой программы помощь получат более 190 тысяч молодых семей).

Первые шаги нового президента не обошли стороной гендерную проблему. В середине сентября с.г. при Администрации президента был учрежден Центр женского участия, которому поручено разработать меры по повышению возможностей женского представительства в государственных органах. Руководителем центра в ранге советника президента по вопросам женщин назначена Насрин Солтанха.

В докладе департамента СМИ Администрации президента от 25 сентября с.г. отмечается решающая роль женщин в развитии исламского сообщества в постреволюционный период и выражается намерение содействовать активизации женского участия в различных сферах жизнедеятельности иранского общества.

30 сентября с.г. М.Ахмадинежад объявил о своих планах по борьбе с финансовой коррупцией в стране (этот пункт был одним из главных в его предвыборной программе). По словам президента, в руководстве страны, а именно между правительством, парламентом и Судебной властью, достигнут консенсус относительно стратегии противодействия финансовой коррупции. Эту деятельность будет поручено возглавить руководителю Судебной власти ИРИ М.Хашеми-Шахруди, а президент и парламент будут оказывать ему всяческое содействие.

М.Ахмадинежад подчеркнул, что борьба с коррупцией будет вестись по двум направлениям: 1) принятие превентивных мер по предотвращению коррупции и защите прав граждан; 2) осуществление контрольно-надзорных функций.

В конце сентября с.г. первым вице-президентом ИРИ А.Мусави было объявлено о предстоящем учреждении специального комитета по координации деятельности парламента и правительства. Такая мера, полагают местные эксперты, позволит оптимизировать взаимодействие двух ветвей власти в осуществлении социально-экономических реформ в стране. 28 сентября с.г. президент М.Ахмадинежад заявил о планах правительства принять необходимые меры по эффективному расходованию государственных средств – решено, в частности, отказаться от проведения дорогостоящих, но зачастую ненужных церемоний, мероприятий и т.д.

26 сентября с.г. правительство учредило комитет, которому поручено разработать механизм обеспечения банковскими ссудами малые и средние промышленные предприятия, приоритетно – в слаборазвитых регионах страны. К ноябрю с.г. правительство по запросу Меджлиса подготовит проект необходимых мер по целевому субсидированию государством различных отраслей (в том числе бензина), которое должно быть включено в бюджет страны на 2006-2007 гг.

23 сентября с.г. после посещения пострадавшего от разрушительного землетрясения г.Бам президент ИРИ назвал одним из главных приоритетов деятельности нового правительства доведение до конца процесса восстановления и реконструкции этого города. По его словам, все необходимые средства и фонды для обеспечения восстановительных работ будут найдены.

Другой актуальной темой внутриполитической жизни Ирана, приковавшей к себе внимание местной общественности в сентябре с.г., стали первые шаги сформированной М.Ахмадинежадом команды ядерных переговорщиков ИРИ в свете новой эскалации ситуации вокруг иранской ядерной программы, возникшей после того, как в августе с.г. Тегеран отказался принять европейские предложения по урегулированию проблемы и возобновил деятельность на Исфаганском объекте по конверсии урана.

Как и предполагалось, новый секретарь Высшего Совета национальной безопасности (ВСНБ) ИРИ А.Лариджани и его команда в определенной степени ужесточили подходы Тегерана, что привело к приостановке переговорного процесса с «евротройкой» и негативной реакции международного сообщества на действия иранских властей.

Лейтмотивом иранской позиции по ядерному досье шел тезис, неоднократно озвученный в выступлениях президента М.Ахмадинежада и секретаря ВСНБ А.Лариджани, о намерении Тегерана продолжать идти по пути создания собственного ядерного топливного цикла (ЯТЦ) в рамках Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и в соответствии с международными обязательствами Тегерана. Одновременно, иранские власти сохраняли конструктивную позицию, подчеркивая готовность к продолжению сотрудничества с МАГАТЭ, возобновлению переговоров с Брюсселем и сохранению членства в ДНЯО.

3 сентября с.г. А.Лариджани подчеркнул, что «Исламская Республика Иран готова продолжать сотрудничество с МАГАТЭ по разрешению оставшихся неясных моментов в деятельности ИРИ по освоению мирного атома». 25 сентября с.г. глава МИД ИРИ М.Моттаки заявил, что «Иран остается верен выполнению положений ДНЯО и не собирается закрывать двери переговоров».

20 сентября с.г. секретарь ВСНБ ИРИ подтвердил готовность Тегерана возобновить переговоры с «евротройкой», обставив её рядом условий – переговоры должны быть честными и открытыми, носить предметный характер и проходить без предъявления ультиматумов и угроз, т.е. на основе равноправия обеих сторон. Как заявил на этот счет Президент ИРИ после кулуарной встречи 16 сентября на саммите ООН в Нью-Йорке с мининдел «тройки», Иран продолжит переговорный процесс с Брюсселем, но лишь для того, что бы убедить мировое сообщество в мирной направленности своих ядерных программ.

С другой стороны, иранская позиция по ядерному доcье трансформируется в сторону большей жесткости и бескомпромиссности по отдельным аспектам. В числе таких проявлений – приостановка Меджлисом ИРИ процесса ратификации Дополнительного протокола к Соглашению о гарантиях с МАГАТЭ.

28 сентября с.г. в первом чтении парламентарии одобрили законопроект, предписывающий правительству приостановить выполнение положений Доппротокола до тех пор, пока право Тегерана на создание полного ЯТЦ не получит международного признания. По заявлению спикера Меджлиса Г.А.Хаддад-Аделя, это решение, ставшее ответной реакцией на резолюцию МАГАТЭ от 24 сентября с.г., прописавшую возможность передачи иранского дела в СБ ООН, не означает отказа Тегерана от членства в ДНЯО.

Другой элемент трансформации иранских подходов по ядерному досье – попытка нивелирования монопольной роли ЕС в ядерных переговорах с ИРИ. В этом плане Иран провел в сентябре с.г. ряд раундов ядерных переговоров с неевропейскими государствами, в первую очередь со странами-членами Совета управляющих (СУ) МАГАТЭ и членами Движения неприсоединения (ДН). Еще один новый тезис иранских властей, озвученный М.Ахмадинежадом 15 сентября с.г. на встрече с президентом Турции, - намерение ИРИ экспортировать мирные ядерные технологии в другие страны исламского сообщества.

Выступая на заседании кабинета министров ИРИ 21 сентября с.г. президент М.Ахмадинежад особо отметил, что активизация иранской ядерной дипломатии за последний месяц привела к нейтрализации политика Запада по изоляции ИРИ. Он подчеркнул, что Тегеран не собирается действовать с позиции силы, однако в случае усиления давления со стороны Запада, реакция иранской стороны будет адекватной.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.04081 sec