Ирано-американские отношения на современном этапе

13 октября 2005
M.М. Сергеев

В ходе последней президентской кампании в Исламской Республике Иран (ИРИ) американцы не учли особый гражданский менталитет иранцев, основная черта которого — стремление отстаивать свои интересы в противостоянии с недружелюбным давлением извне. «В настоящее время персидская национальная психология представляет собой сплав великодержавного имперского национализма и шиитской избранности» (1).

В выступлениях новоизбранного президента Ирана Махмуда Ахмадинежада по внешнеполитической тематике часто слышится тезис о справедливых отношениях между государствами. Он выступает за налаживание отношений со всеми государствами, которые «не проповедуют агрессию и силовые методы» в мировой политике.

Безусловный приоритет он отдает связям с мусульманскими странами и соседями по региону (причем в плане их консолидации в борьбе против США и Израиля). Президент заявляет, что хочет мирно сосуществовать со всеми другими государствами.

Единственным исключением является Израиль. В отношениях с США декларируется холодность: «Мы не нуждаемся в отношениях с ними» (2).

Рассмотрение европейцами Ирана как самостоятельного геополитического "полюса", противостоящего США, не получило политически осмысленного оформления по нескольким причинам. Иран не рассматривается в Европе как государство, способное достаточно долго предпринимать политические инициативы, направленные против гегемонии США на Ближнем Востоке и в соседних регионах.

Также Иран не считается самодостаточным в области обороны, экономики и эффективности внешней политики.

Европейские круги, контролирующие интеллектуальные центры и СМИ, создали впечатление, что нынешний политический режим в Иране недолговечен и будет устранен в ближайшее время. Данное выжидание в отношении Ирана весьма характерно для европейской политики.

Вместе с тем в условиях, когда в Европе обнаруживаются принципиально новые политические тенденции, а Франция и Германия предпринимают шаги по нивелированию значения НАТО и созданию независимых вооруженных сил, значение Ирана для европейцев может повыситься.

Во внешнеторговых отношениях Ирана США занимают особое место. Рассматривая перспективы развития ирано-американских отношений, М. Ахмадинежад сказал, что не видит предпосылок их изменения в сторону нормализации.

Более того, по его словам, "ранее американцы навязывали Ирану разрыв связей между двумя странами, теперь же Дж. Буш стремится навязать их восстановление, однако в обоих случаях преследуется одна цель — уничтожение исламского строя". Президент Ирана полагает, что Вашингтон должен сделать первый шаг к снижению напряженности. Главным условием для этого является безоговорочное снятие экономических санкций и возвращение замороженных в американских банках иранских денежных средств. "Но даже в этом случае решение об ответном шаге навстречу останется за Ираном".

Президент США Джордж Буш в одном из своих выступлений, не имевших прямого отношения к ситуации в Иране, заявил о создании «Корпуса активного реагирования», который займется молниеносной помощью «братским народам», решившим стать на путь демократии. Госсекретарь Кондолиза Райс, стремясь расширить тезис американского президента, тут же объявила о патронате, который отныне США будут осуществлять над всеми демократическими движениями на Ближнем и Среднем Востоке. «Стремление к демократии превыше всего, и его нельзя остановить, даже если оно вызывает дестабилизацию внутри государства и приводит к гражданской войне».

Несмотря на отсутствие в течение более 25 лет дипломатических отношений между Ираном и США, в 2004 году их торговые связи продолжались. Объем торговли между двумя странами составил около 240 млн долл. США, что на 14% меньше аналогичного показателя предыдущего года. Президент США Дж. Буш принял решение о продлении сроком на один год (до 15 марта 2006 года) действующих в Соединенных Штатах так называемых национальных чрезвычайных полномочий в отношении Ирана.

Данные полномочия, введенные в действие президентским распоряжением № 12957 от 5 марта 1995 года, предусматривают со стороны США жесткие политические, экономические и торговые санкции в отношении Тегерана. В сопроводительном письме конгрессу США по данному решению президент Дж. Буш заявил, что политика Ирана продолжает создавать "чрезвычайную угрозу национальной безопасности, внешней политике и экономике Соединенных Штатов".

Однако в деловых кругах США имеется заинтересованность в торговле с Ираном. Ряд американских компаний в рамках организации «USA Engagement» вели переговоры с американским правительством об отмене односторонних санкций против Ирана, тем более что 30 американских фирм подверглись штрафу за сделки с иранскими компаниями.

Американское руководство не скрывает возможности применения против Тегерана военной силы, хотя и отрицает наличие конкретных планов нападения на Иран.

Однако ведение разведки на территории Ирана с использованием беспилотных летательных аппаратов (естественно, агентуры) и возможностей, предоставляемых в ходе инспекций МАГАТЭ, а также сворачивание в последнее время деятельности американских компаний в Иране служат серьезными настораживающими признаками. В частности, техасская компания по производству нефтедобывающего оборудования "Купер камерон" объявила о прекращении всей своей деловой деятельности в Иране и выходе из совместного с иранской стороной проекта.

Администрация США завершает подготовку кампании дополнительных мер по оказанию давления на военно-политическое руководство Ирана в целях изменения отдельных аспектов иранской внутренней и внешней политики в выгодном для Соединенных Штатов направлении без необходимости применения военной силы. К разработке конкретных мероприятий информационно-пропагандистской кампании привлечены эксперты исполнительного управления президента МО США. Формальный идеолог подготовительного процесса — госсекретарь США К. Райс.

Основными факторами иранской политики, вызывающими особую обеспокоенность американской администрации, в настоящее время являются следующие:

— реализация Ираном ядерной программы, которая, по оценке американских специалистов, практически неизбежно приведет к разработке им собственного ядерного оружия;

— попытки иранского руководства усилить свое влияние на формирование внутриполитической обстановки в соседнем Ираке;

— поддержка Ираном группировки "Хизбалла" и некоторых других международных террористических организаций;

— возможное присутствие на иранской территории отдельных представителей "Аль-Каиды", нашедших там убежище с неофициального согласия руководства Ирана.

В числе разрабатываемых против Ирана мер Соединенные Штаты рассматривают возможность инициирования следующих шагов:

— осуждение международными правозащитными организациями ситуации с соблюдением прав человека в Иране, а также дискриминации женщин в иранском обществе;

— расширение объемов американского пропагандистского радиовещания на территорию Ирана (в настоящее время суммарная продолжительность таких радиопередач составляет всего 60 минут в сутки, а планируется увеличить их объем до трех часов);

— оказание финансовой поддержки иранским группировкам в стране и за рубежом, придерживающихся прозападной ориентации (в 2005 году выделено 5 млн долл. США).

Характерно, что среди планируемых мероприятий американские эксперты предлагают также активизировать работу с базирующейся в Ираке иранской оппозиционной группировкой "Организация моджахедов иранского народа", которая официально включена Госдепартаментом США в список террористических организаций, однако, по признанию экспертов американского военного ведомства, до сих пор являлась для Соединенных Штатов основным источником разведывательной информации по военным программам Ирана.

В любом случае, по мнению представителей американской администрации, политическое решение "иранской проблемы" было бы для США более предпочтительным вариантом. Это обусловлено не только ограниченностью военных ресурсов в связи с задействованием ВС США в Афганистане и Ираке, но и со сложностью реализации военного сценария против Ирана, который почти в четыре раза больше Ирака территориально и располагает в три раза большими людскими ресурсами.

В политической конфронтации Иран и США продолжают сохранять состояние обоюдной несовместимости, несмотря на наличие объективных предпосылок к постепенной нормализации двусторонних отношений. Вместе с тем изменения, происходящие в иранском обществе, накладывают большой отпечаток на мнение населения Ирана по вопросу восстановления полноценных отношений с США. Так, сторонники уже бывшего президента ИРИ М. Хатами (либеральная часть политиков и радикальные реформаторы) осознают, что успех политики "Диалога цивилизаций", а также окончательный выход Ирана из изоляции возможны только при постепенной нормализации отношений с Америкой.

Наметившийся процесс демократизации и демонстративные заявления отдельных представителей Ирана о готовности страны к восстановлению экономических связей с США могли бы определить возможность коренного пересмотра взглядов двух стран на будущее.

Однако приход к власти нового президента Ирана М. Ахмадинежада в очередной раз опроверг все прогнозы западных специалистов по нормализации отношений с США. Сторонники консервативного крыла не устраивают администрацию Дж. Буша, которая уже предвкушала победу Х. Рафсанджани и строила дальнейшие планы по изменению ирано-американских отношений.

Вместо этого приходится придумывать и разрабатывать новые способы прессинга на ИРИ, так как руководство США понимает, что если сейчас не предпринять шаги по "обузданию" Ирана, то в ближайшие пять-десять лет он будет способен занять лидирующее место в регионе Персидского залива и Каспийского моря, а это не входит в планы американцев.

В подтверждение мнения Вашингтона М. Ахмадинежад заявил, что внешняя политика Тегерана была неоднократно озвучена, и — «наш народ сегодня с верой в собственные силы движется по пути возвышения и прогресса и особо не нуждается в помощи США».

К тому же 12 июля с.г. он дал интервью первому каналу иранского телевидения, в котором обозначил некоторые свои позиции по вопросам внешней политики. Главным направлением избранник народа провозгласил принцип справедливости, заявив, что Тегеран хочет установления равноправных отношений со всем мировым сообществом.

Тем не менее, по его словам, в сегодняшнем мире, к сожалению, существует некая идея гегемонии, которая распространяется под маской демократии и народовластия. Президент отметил, что попытки "негативной пропаганды" в ходе иранских выборов были направлены на срыв голосования. Однако, по мнению М. Ахмадинежада, проводники этих идей допускают серьезные ошибки, поскольку мир уже не тот, каким был 100 или 150 лет назад, когда другие страны были готовы к беспрекословному подчинению любым приказам.

Касаясь возобновления контактов с Вашингтоном, иранский президент заявил, что путь к восстановлению отношений с руководством США является закрытым, а руководство Дж. Буша, призывая весь мир к демократии, в отношении Ирана действует противным образом. Исходя из этого утверждения, не следует ожидать попыток официального Тегерана пойти на переговоры с Вашингтоном.

Одновременно с этим Руководитель Ирана А. Хаменеи, определяющий общую стратегию внешнеполитического курса страны, сделал несколько заявлений о том, что в настоящее время установление каких-либо официальных отношений с США стало невозможным и бесперспективным. Выступая перед военным и государственным руководством страны, А. Хаменеи подверг жесткой критике политику Вашингтона в отношении мусульманского мира.

По его словам, прикрываясь лживыми лозунгами борьбы с терроризмом, США убивают ни в чем не повинных жителей Ирака и Афганистана, а также поощряют Израиль в уничтожении палестинцев. По мнению Руководителя страны, США сами служат источником международного терроризма и его спонсором, а внешняя политика Вашингтона направлена на установление абсолютного мирового доминирования. В связи с этим А. Хаменеи призвал весь мусульманский мир объединиться и оказывать Соединенным Штатам Америки противодействие везде и любыми доступными средствами.

Очевидно, что подобная риторика Руководителя Ирана во многом носит пропагандистский характер и обусловлена антииранской направленностью Вашингтона по ядерной программе ИРИ, в том числе требованием передать этот вопрос на рассмотрение СБ ООН, что будет в дальнейшем являться самым серьезным раздражающим фактором и источником обострения двусторонних отношений.

Таким образом, Иран не станет объектом большого политического внимания европейских государств.

Франция, Германия и Великобритания попытаются использовать иранский фактор как в диалоге с США, так и в своей ближневосточной политике. Ведущие европейские государства согласятся с требованиями США в отношении ликвидации ядерной программы Ирана.

В обозримой перспективе внешнеполитический курс правительства Ирана в отношении США не претерпит существенных изменений. В то же время его реализация примет более жесткий и менее гибкий характер, чем это было в годы правления бывшего президента Ирана М. Хатами.

В свете сохраняющейся конфронтации Тегерана и Вашингтона, а также отсутствии видимого прогресса в отношениях ИРИ и ЕС можно предположить, что развитие российско-иранского всестороннего сотрудничества имеет положительную перспективу.

1) В.И. Сажин «Президентские выборы в Иране: взгляд изнутри», www.iimes.ru

2) Там же.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.02922 sec