Военно-политическая обстановка в Ираке (сентябрь 2005 года)

Карта Ирака

09 октября 2005
В.П. Юрченко

В сентябре в Ираке сохранялась сложная и напряженная военно-политическая обстановка. Не снижалась активность террористической и боевой деятельности сил местной вооруженной оппозиции и иностранных боевиков.

Наблюдался рост насилия в отношениях между арабами-суннитами и шиитами. На этом фоне в стране шла подготовка к проведению 15 октября с.г. референдума по утверждению новой конституции Ирака.

Внешнеполитическая деятельность иракского руководства была сосредоточена на вопросах, касающихся отношений с соседними государствами, а также упрочения позиций страны в регионе и на международной арене.

Ситуация в сфере безопасности остается одной из ключевых в современном Ираке. В сентябре существенных изменений здесь не произошло, напряженность обстановки не снизилась. В результате вооруженного насилия за прошедший месяц погибли 702 и получили ранения 848 мирных граждан.

Наиболее активно силы местной вооруженной оппозиции и иностранные боевики действовали в Багдаде и его окрестностях, в районе автострады, соединяющей столицу с международным аэропортом, а также в городах (и прилегающих к ним районам) в центре, на севере и западе Ирака: Талль-Афре, Рамади, Самарре, Баакубе, Байджи, Эль-Каиме, Эль-Хадите, Таджи, Баладе, Эд-Дауре, Карабаиле, Тикрите, Мосуле, Эль-Халисе, Туз-Хурмату и ряде других мест.

В сентябре иракские правительственные силы (их основу составляли части, укомплектованные курдами) и американские войска при активной поддержке ВВС США провели в Талль-Афаре самую крупную в этом году войсковую операцию, в которой участвовали до 10 тыс. военнослужащих. Талль-Афар считался главной опорной базой иностранных боевиков на севере Ирака. По официальной информации, в ходе боев в городе были уничтожены 157 и взяты в плен до 683 боевиков, уничтожены их склады, мастерские и т.п.

По заявлению министра обороны Ирака С. ад-Дулейми, аналогичные операции намечается осуществить в Рамади, Самарре, Эль-Каиме, Эль-Хадите и Раве.

В конце сентября американские и иракские войска провели операцию против повстанцев и боевиков в городе Эд-Дулуия севернее Багдада.

Для поддержки, войск, участвующих в операциях против боевиков, американское командование широко использует боевую авиацию.

Отметим, что во всех этих городах, а также в Талль-Афаре ранее уже неоднократно проводились войсковые операции по ликвидации и изгнанию боевиков. Однако после их завершения и ухода американских войск боевики возвращались на прежние места, полностью или частично восстанавливая свои позиции.

По информации командования ВС США, иностранные исламистские боевики, подчиняющиеся руководителю «Аль-Каиды» в Ираке А. М. аз-Заркауи, установили контроль над пятью городами на западе страны вблизи границы с Сирией — Эль-Каимом, Карабаилом, Убайди, Сада и Дулиамом. Оценочно, в этом районе действуют 300-400 иностранных боевиков. Иракские военные и полиция здесь отсутствовали. Исламисты ввели в контролируемой зоне жесткое правление наподобие бывшего режима талибов в Афганистане. Аз-Заркауи называет этот район «Исламской республикой Эль-Каим». 1 октября американские войска и иракские правительственные силы начали операцию «Железный кулак» по очистке указанного района от боевиков.

Повстанцы и боевики по-прежнему активно действуют в так называемом треугольнике смерти южнее Багдада в районе городов Эль-Искандерия, Эль-Махмудия, Эль-Латифия.

В сентябре отмечалось повышение интенсивности различного рода насильственных действий на юге Ирака, хотя в целом ситуация здесь оставалась не столь напряженной, как на севере, в центре и на западе страны.

Наиболее напряженная ситуация сложилась в главном городе региона — Басре, где регулярно происходят вооруженные столкновения между местными враждующими группировками. Обострение ситуации в Басре произошло и в результате силовых действий британских военных по освобождению двух своих коллег, задержанных иракской полицией. Вооруженные нападения, теракты и другие насильственные действия также имели место в городах Хилла, Эд-Дивания, Сафан, Эль-Мусаиб, Эз-Зубайр и ряде других мест.

По данным британских военных, в различных районах Южного Ирака регулярно происходят столкновения между шиитскими вооруженными группировками — сторонниками и противниками усиления иранского влияния в регионе.

Британцы считают, что шиитские междоусобицы по степени своей угрозы безопасности Ирака могут приблизиться к уровню опасности, исходящей от суннитских повстанцев.

На территории Иракского Курдистана число насильственных действий по-прежнему было незначительно и ситуация в сфере безопасности в этом регионе сохранялась стабильной.

Наибольшую вооруженную активность проявляют иностранные боевики, в подавляющем большинстве представленные выходцами из арабских стран. Их численность оценивается примерно в 3000 человек, или 10% общего числа участников вооруженной борьбы против иностранных войск и багдадского правительства. В настоящее время в Ираке действуют около 600 алжирских, 550 сирийских, 500 йеменских, 450 суданских, 400 египетских, 350 саудовских боевиков и 150 боевиков из других стран.

Главной мотивацией прибытия потенциальных боевиков в Ирак для участия в террористической и боевой деятельности является «неприятие того, что арабская страна оккупирована не арабской страной».

Если говорить, в частности, о саудовцах, то большинство из них ранее не были приверженцами терроризма. Их взгляды радикализовались под воздействием информации о действиях иностранных войск в Ираке. По признанию задержанных боевиков, особенно сильное влияние на них оказали веб-сайты экстремистских исламистских организаций. В основном, саудовцы прибыли в соседнюю страну из западных, южных и центральных районов королевства. Многие из них хорошо образованы и ранее имели хорошую работу. Все они являются мусульманами-суннитами.

В целом, по признанию генерального секретаря ООН К. Аннана, Ирак на сегодняшний день представляет собой более масштабный центр террористической деятельности, чем представлял Афганистан при талибах. По мнению Аннана, вооруженное вторжение в эту страну озлобило мусульман по всему миру и облегчило боевикам и террористам задачу мобилизации молодых людей в свои ряды.

В качестве одного из важных источников финансирования иностранных боевиков и части местной вооруженной оппозиции иракские власти называют доходы, полученные от сделок за транзит и продажу наркотиков, в частности героина, произведенного в Афганистане. Героин поступает в Ирак из Ирана, а затем через Турцию переправляется в Европу.

Американские военные и иракские официальные представители подчеркивают наличие у повстанцев и боевиков хорошо налаженной разведки. Признается, что в рядах правительственной армии и полиции служит большое число как сторонников радикальных исламистских группировок, так и приверженцев прежнего режима. В то же время отмечается слабость разведки коалиционных сил (ВС США) в Ираке.

Значительная часть терактов совершается путем подрыва автомашин, начиненных взрывчаткой, у различных объектов или в людных местах. Подобных акций в сентябре было 32, часть из них совершили террористы-смертники. Наиболее крупный теракт имел место в городе Баладе к северу от Багдада, когда погибли около 110 человек. Серию терактов с многочисленными человеческими жертвами осуществили боевики аз-Заркави и в самой иракской столице.

Основными целями нападений повстанцев и боевиков остаются представители официальной власти различных уровней, иракские военные и полицейские, политические и религиозные деятели, работающие в Ираке иностранцы, иракцы, обслуживающие иностранные (американские) войска.

Нападениям подвергаются различные административные здания, пункты набора добровольцев в иракскую армию и полицию. В последнее время отмечаются случаи нападения на мечети.

Не прекращаются теракты и диверсии на нефтепроводах и других объектах нефтяной отрасли. В подавляющем большинстве эти случаи наблюдаются на севере и в центральных районах Ирака.

Не снижается активность действий повстанцев и боевиков на автодорогах, что серьезно затрудняет как материально-техническое и тыловое обеспечение коалиционных сил, так и снабжение населения продовольствием, топливом и различными товарами.

Продолжается практика захвата заложников из числа иракцев и иностранных граждан. В основном, это делается с целью получения выкупа.

В Ираке быстрыми темпами идет процесс криминализации общества, широко затрагивающий наименее социально защищенную категорию населения — несовершеннолетних, которые зачастую становятся легкой добычей для боевиков. Так, американские военные обнаружили в Талль-Афаре детей, которых боевики готовили стать террористами-смертниками.

Растущую угрозу стабильности и безопасности в Ираке, целостности иракского государства представляет усиливающаяся межконфессиональная напряженность между шиитами и арабами-суннитами, которая все чаще принимает формы открытого насилия. Практически постоянно происходят вооруженные стычки между суннитскими и шиитскими группировками, совершаются убийства религиозных и политических деятелей, нападения на мечети обеих общин. Особо отметим продолжающуюся целенаправленную ликвидацию актива бывшей правящей партии Баас (суннитов). Дополнительную напряженность в шиитско-суннитские отношения внес призыв главаря иностранных террористов аз-Заркави к ведению «полномасштабной войне» против шиитов Ирака.

Миссия ООН в Ираке заявляет о многочисленных случаях нарушения прав человека в стране. Речь главным образом идет о чрезмерном применении силы в ходе проведения операций против повстанцев и боевиков, массовых задержаниях и арестах людей без предъявления каких-либо обвинений, вынужденных перемещениях больших масс людей при проведении военных операций. Так, только в ходе недавней войсковой операции в районе Талль-Афара свои жилища были вынуждены покинуть около 300 тыс. человек. В массовых арестах и задержаниях обвиняются как иракская полиция и спецсилы МВД, так и коалиционные (американские) войска.

Со своей стороны, министерство юстиции Ирака обвиняет американские войска в арестах и задержаниях в течение длительного времени без предъявления обвинений «тысяч иракцев». Минюст считает, что это, а также убийства гражданского населения происходит потому, что резолюция Совета Безопасности ООН № 1546 (2004 г.) «наделяет действующие в Ираке иностранные силы, во главе которых стоят американские войска, большой властью». В этой связи, по мнению министерства, следует поставить вопрос об аннулировании или изменении ряда положений резолюции, чтобы можно было привлекать к ответственности лиц, совершающих насилие над иракскими гражданами. По словам главы ведомства, это является «вопросом суверенитета страны».

Для полноты картины отметим, что в сентябре из мест заключения, находящихся под контролем многонациональных сил (МНС), были освобождены около 10 тыс. иракцев, что наблюдатели связывают с предстоящим 15 октября референдумом по иракской конституции. Ведь большинство освобожденных — сунниты, задержанные в ходе операций в так называемом суннитском треугольнике. Не исключено, что командование МНС хочет таким путем привлечь симпатии суннитского населения, выступающего против проекта основного закона.

Отдельно необходимо подчеркнуть, что командование ВС США в Ираке всячески препятствует работе в стране журналистов. Особенно это касается тех из них, кто критикует действия американцев. Подобные действия военных США существенно препятствуют получению возможно более полной информационной картины происходящего в Ираке.

Сложная ситуация сохраняется на границах Ирака с соседними государствами. Особенно это относится к сирийско-иракской границе, через которую, как считают в Багдаде и Вашингтоне, в страну прибывает основная масса боевиков и террористов. В этой связи в адрес Дамаска периодически раздаются угрозы, причем порой в довольно острой форме. В ответ руководство САР заявляет, что иракские власти и американское военное командование не идут на налаживание реального сотрудничества с сирийской стороной по вопросам охраны границы, а одна Сирия не в состоянии надежно перекрыть все пути проникновения боевиков в Ирак.

Растет обеспокоенность Турции проникновением на ее территорию боевиков Рабочей партии Курдистана (РПК) из северных районов Ирака, находящихся под контролем иракских курдских партий. В Анкаре считают, что ни центральные иракские власти, ни правительство курдской автономии, ни прежде всего командование ВС США не принимают надлежащих мер против вооруженных формирований РПК.

В настоящее время иракские силы пограничной охраны МВД насчитывают свыше 17 тыс. человек (36 батальонов), размещенных на 258 пограничных пунктах (заставах) по всему периметру государственной границы. Однако уровень их подготовки и технической оснащенности все еще недостаточно высок, к тому же пограничники считаются одной из силовых структур, наиболее подверженных коррупции.

Силовые структуры Ирака (вооруженные силы и МВД), по состоянию на 1 октября 2005 года, насчитывали около 200 тыс. человек.

Несмотря на продолжающийся численный рост, боеспособность, техническая оснащенность и уровень морально-психологического состояния личного состава большей части иракской армии и полиции все еще остаются на невысоком уровне. Подавляющее большинство правительственных военных формирований и сил МВД не в состоянии самостоятельно проводить операции против повстанцев и боевиков и, как правило, действуют совместно с американскими войсками и при поддержке боевой авиации США. Американские военные считают, что в иракской армии крайне слабы командные структуры.

И еще один характерный пример. Возросшее в последнее время на улицах Багдада число полицейских не привело к заметному улучшению ситуации в области безопасности в столице, что вызывает обоснованное недовольство населения.

Вместе с тем нельзя не отметить определенные успехи иракских силовиков. Так, силы безопасности сумели предотвратить крупный теракт в Кербеле накануне важного религиозного праздника — дня рождения 12-го шиитского имама Мухаммеда аль-Махди.

Для координации действий иракских силовых структур во время подготовки и проведения конституционного референдума правительство создало специальный Высший комитет безопасности.

В сентябре было объявлено, что со счетов министерства обороны Ирака исчезла сумма в 1 млрд долларов. В этом преступлении обвиняется Х. аш-Шаалан — бывший глава военного ведомства в правительстве А. Алауи. Часть этих средств, как сообщается, была израсходована на приобретение устаревшей (читай: непригодной к использованию) техники и боеприпасов, причем по явно завышенным ценам. Иракские чиновники подчеркивают, что столь огромные деньги не могли «пропасть без ведома американцев», которые очень плотно опекают иракское министерство обороны. Сам аш-Шаалан, находящийся сейчас в Иордании, отрицает все обвинения, заявляя, что «все делал с согласия американской оккупационной администрации».

Продолжает развиваться военное и военно-техническое сотрудничество Ирака с зарубежными странами. Так, Иордания поставила иракским ВВС восемь самолетов тактической разведки типа CH2000 TTSA. Они оснащены видеокамерами, тепловизорами, аппаратурой для радиоперехвата. Полученные машины будут использоваться для патрулирования трасс нефте- и газопроводов, промышленных объектов и автодорог. Также достигнута договоренность о производстве ремонта иракской легкой бронетехники на иорданском военном ремонтном предприятии.

27 сентября Генеральный секретарь НАТО Яаап де Хооп Схеффер открыл в Багдаде представительство альянса, главной задачей которого станет оказание содействия правительству Ирака в подготовке офицерских кадров для силовых структур. Представительство размещено в центре иракской столицы в так называемой зеленой зоне недалеко от американского посольства. В миссии работают 165 человек, ее бюджет на 2005 год составляет 11 млн долларов.

По состоянию на 1 октября 2005 года, численность группировки вооруженных сил США в Ираке составляла около 149 тыс. человек.

Потери личного состава американских ВС в Ираке в сентябре 2005 года сократились и составили убитыми 54 и ранеными 283 человека. Таким образом, общие потери вооруженных сил США со времени начала иракской компании составили, по уточненным данным, убитыми 1969 и ранеными 15734 человека.

Потери среди военнослужащих других стран — участниц международной коалиции составили в сентябре три человека убитыми и пять ранеными (Великобритания, Польша).

Президент Дж. Буш и высокопоставленные американские военные в сентябре неоднократно заявляли, что преждевременно ставить вопрос о выводе войск США из Ирака, так как об этом можно будет говорить только при условии полной готовности иракских сил взять на себя ответственность за обеспечение безопасности в стране. Эксперты Разведывательного управления МО США считают, что в случае существенного сокращения американских войск или их полного вывода из Ирака в настоящее время в этой стране «может возрасти насилие или начаться гражданская война на религиозной почве».

В преддверии референдума по проекту конституции в октябре и выборов в парламент в декабре Пентагон продлил пребывание в Ираке 9400 военнослужащих до января 2006 года. Между тем участившаяся практика продления командировок вызывает недовольство у американских военнослужащих, становится причиной эмоциональных стрессов, негативно влияет на боевой дух солдат и офицеров.

Общая численность войск других стран коалиции в Ираке (26) существенно не изменилась и составляла на 1 октября 2005 года около 22,5 тыс. человек. Наиболее крупными контингентами располагали Великобритания (8,5 тыс. чел.), Южная Корея (3,3 тыс. чел.) и Италия (3,0 тыс. чел.). Кроме того, в Ираке находятся 150 военнослужащих из Фиджи, которые охраняют сотрудников миссии ООН и не входят в состав многонациональных сил.

Широкий резонанс получил инцидент с задержанием в Басре местной полицией двух британских спецназовцев (сотрудников SAS) и их последующее силовое освобождение английскими военными. Это событие вызвало резкие протесты у властей и населения города, однако на межправительственном уровне было заявлено, что данный случай не окажет негативного влияния на иракско-английские отношения.

Отмечается, что за последние два месяца значительно возросло количество нападений на британских военных на юге Ирака. В октябре с.г. Великобритания намерена увеличить численность своих войск в Ираке.

Премьер-министр Италии С. Берлускони заявил, что его страна продолжит сокращать свое военное присутствие в Ираке. Берлускони отметил эффективность итальянской военной миссии, подготовившей девять тысяч иракских полицейских и тысячу военнослужащих.

Южная Корея намерена сократить численность своих войск в Ираке примерно на тысячу человек. При этом выводиться будут боевые подразделения, так как «в настоящее время возрастает необходимость в военных инженерах и медиках».

Правительство Ирака намерено потребовать регистрации всех частных охранных компаний, действующих на территории страны. По приблизительным оценкам, на иракской территории действуют около 25 тыс. различных охранников и специалистов в области безопасности, в большинстве из Великобритании, США и ЮАР. Как правило, они занимаются обеспечением безопасности сотрудников иностранных компаний, действующих в Ираке, и охраной официальных зданий. В своих действиях охранники обращают мало внимания на местное население, при передвижении на автомобилях игнорируют правила дорожного движения, с равнодушием относятся к местным нравам и обычаям.

Охранники, работающие в стране по контракту с МО США, обладают юридической неприкосновенностью. Правительство Ирака намерено положить конец этой ситуации и ввести для всех охранных компаний, действующих на национальной территории, обязательную регистрацию, для получения которой им придется предоставить информацию о количестве сотрудников, выполняемых контрактах и местоположении их представительства. Ношение оружия будет разрешено только тем их сотрудникам, которые получат специальную рецензию. Если в течение ближайшего месяца какая-либо компания не зарегистрируется и не получит лицензии на ношение оружия для своих сотрудников, то им грозит высылка из страны или тюремное заключение.

Таким образом, положение дел в сфере безопасности в Ираке сохраняется очень сложным. Его улучшение потребует значительных усилий и длительного времени. В этой связи эксперты НАТО считают, что американские войска «никогда не будут способны подавить яростных иракских повстанцев», а эту «работу смогут делать только хорошо обученные, организованные и хорошо оснащенные иракские войска при поддержке местного населения».

В августе 2005 года внутриполитическое положение в Ираке оставалось неустойчивым. Главные события политической жизни происходили вокруг проекта новой конституции страны.

Официально было объявлено, что работа над проектом нового основного закона завершена, он утвержден Национальной ассамблеей (парламентом) и передан в миссию ООН для тиражирования (5 млн экз.) с целью последующего распространения, чтобы иракские граждане могли ознакомиться с его содержанием до проведения референдума. Однако до конца сентября документ так и не был распространен. Это связывают с продолжающимися в большинстве своем негласными консультациями между представителями различных политических сил, преследующими цель исправить некоторые его формулировки, что позволило бы изменить негативное отношение к проекту арабов-суннитов.

Помимо суннитов недовольство новой конституцией выражают иракские туркоманы, считающие, что она не учитывает их интересы, выталкивает их на обочину политической жизни, ведет к междоусобице. Лидеры туркоманов призывают своих соплеменников голосовать против проекта основного закона.

Духовный лидер иракских шиитов А. ас-Систани обратился к своим сторонникам с призывом проголосовать на референдуме за утвержденный парламентом проект конституции. В то же время видные духовные и политические деятели суннитской общины призвали своих приверженцев прийти на участки для голосования для того, чтобы сказать «нет» новому основному закону.

Таким образом, как и прогнозировалось, проект конституции Ирака в его нынешнем виде оказался документом, который усилил противоречия и центробежные тенденции в иракском обществе.

Как отмечалось выше, в Ираке усиливаются напряженность и противоречия между арабами-суннитами и шиитами. Одновременно обозначается конфликт в отношениях между шиитами и курдами. Президент страны Дж. Талабани (курд) открыто обвинил премьер-министра И. аль-Джаафари (шиита) в нарушении принципов союзнических отношений между блоком курдских партий и шиитским Объединенным иракским альянсом.

В целом, в иракской политической элите и обществе существует серьезный кризис доверия: «сунниты не верят шиитам, а шииты — суннитам; те и другие подозрительно относятся к курдам».

Вместе с тем нельзя не отметить и попытки сгладить межобщинные противоречия, не допустить их дальнейшего разрастания. Так, в начале сентября было объявлено о создании «Движения иракцев-арабов», в состав которого вошли как сунниты, так и шииты, убежденные «в арабской сущности своей страны».

Конференцию национального единства намеревался провести сторонник бывшего премьер-министра Ирака А. Алауи, однако, как сообщалось, она была отложена «из-за недостаточных условий безопасности». Участники встречи должны были обсудить вопросы «предотвращения конфессионального раскола и возрождения гражданского общества», а главное — выработать и принять «объединительную патриотическую платформу».

Ас-Систани призвал иракских шиитов «соблюдать спокойствие и не отвечать на провокации» аз-Зракауи, призвавшего к войне против шиитов. Духовный лидер также предупредил «об опасности междоусобной гражданской войны между сынами Ирака».

Сунниты провели свою конференцию в столице Иордании Аммане. На ней было предложено заменить в Ираке многонациональные силы во главе с США на межарабский контингент и начать под эгидой ЛАГ «политический процесс по выработке межиракских договоренностей наподобие Таифских соглашений в Ливане в 1989 году».

И все же, как представляется, в настоящее время превалирующей остается тенденция усиления напряженности между суннитами и шиитами, что может привести к широкому противостоянию между двумя ведущими общинами Ирака. Нельзя также забывать и о традиционной для иракской политической жизни приверженности решать имеющиеся споры и противоречия силовыми способами.

Усиливается влияние радикальных шиитских группировок на иракском юге. По оценке британских экспертов, регион постепенно переходит под контроль исламских фундаменталистов, пользующихся поддержкой Ирана. Сторонники исламистов активно проникают в полицию и другие органы власти.

В трудном положении продолжает находиться иракская экономика. В стране все еще ощущается нехватка бензина, не прекращаются перебои электроснабжения. Ощущается нехватка средств на возрождение экономики и социальной сферы. В то же время из выделенных Соединенными Штатами на эти цели 18, 4 млрд долларов истрачено лишь 7,9 млрд долларов, или около 43%. Очень крупная доля этих средств — до 22% — уходит на покрытие расходов, связанных с обеспечение безопасности восстановительных и строительных работ. Некоторые из начатых в Ираке экономических проектов были затем брошены американцами из-за значительного превышения сметных расходов.

Большие трудности испытывает иракское здравоохранение. Национальный минздрав, не получавший средства в течение более чем восьми месяцев, не имел возможности закупать лекарства и медикаменты, что привело к их резкой нехватке в аптеках и больницах. Многие лечебные учреждения в этой связи были вынуждены отказываться от приема пациентов.

Отметим также некоторые успехи в деле восстановления Ирака. Так, за истекший год в стране было открыто 500 новых школ. В Багдаде в последнее время улучшилось электроснабжение, стало меньше перебоев.

В целом же, внутриполитическая обстановка в Ираке на ближайшую перспективу вряд ли изменится в позитивном направлении.

Внешнеполитическая деятельность иракского руководства в сентябре 2005 года заметно активизировалась. При этом повышенное внимание в Багдаде уделяли развитию отношений с США, соседними государствами и арабскими странами. Здесь же отметим, что в последнее время в соседних государствах усилились беспокойство и озабоченность развитием событий в Ираке.

Учитывая замечания ряда арабских руководителей, в проект конституции была внесена поправка: формулировка, что только «арабский народ Ирака является частью арабской нации», была изменена на «Ирак является учредителем и остается участником Лиги арабских государств».

Лига арабских государств приняла решение об учреждении своего представительства в Багдаде, однако сроки его открытия пока не названы.

Соединенные Штаты остаются главным внешнеполитическим партнером Ирака. От решений, принимаемых в Вашингтоне, зависит многое из того, что происходит в этой стране. Иракские руководители находятся в постоянном контакте с американской администрацией. Вместе с тем не следует преувеличивать влияние США на процессы, происходящие в Ираке. Не все и не всегда здесь происходит так, как хотелось бы вашингтонским политикам.

Премьер-министр Иордании А. Бадран считает, что в Ираке «налицо конституционный кризис, кризис в становлении всех внутренних институтов, резко обострились и этноконфессиональные противоречия». В этих условиях в Аммане говорят о необходимости усиления помощи соседней стране, в том числе в вопросах обеспечения безопасности и укрепления ее силовых структур. Также выражается желание расширять торговые и экономические связи с Ираком.

Иран продолжает выступать против американского военного присутствия на иракской территории и считает, что «сохранение напряженной ситуации в Ираке несет угрозу всем странам региона», отрицательно влияет на безопасность соседних государств. Президент Ирана М. Ахмадинежад заявил о желании Тегерана всячески укреплять ирано-иракские отношения. Поступательно развиваются торговые связи между двумя странами. За последние шесть месяцев иранский экспорт в Ирак увеличился на 20%. Это прежде всего относится к нефтехимическим товарам, автомобилям и запчастям к ним, фисташкам. В то же время официальный Багдад призвал Тегеран не вмешиваться в ситуацию, складывающуюся на юге Ирака.

Саудовская Аравия считает, что ошибочная политика США «ведет к расколу Ирака». Министр иностранных дел королевства С. аль-Фейсал обвинил Вашингтон «в неправильном подходе к событиям, следствием которого стало усиление конфессионализма в Ираке». «Американцы разделили иракцев по общинам вместо того, чтобы взаимодействовать с ними как с единым народом», — подчеркнул глава саудовского МИДа. В Эр-Рияде считают (возможно, преувеличивая), что сейчас Ирак «просто сдают Ирану. Под носом у американских и британских военных иранцы свободно перемещаются по Ираку, снабжают деньгами и расставляют всюду своих людей, формируют полицейские части и партийные милиции».

Подобные резкие высказывания в адрес США свидетельствуют о глубокой озабоченности саудовского руководства ухудшением ситуации в Ираке.

Сложными остаются иракско-сирийские отношения. Сирия под давлением США перевела правительству Ирака 262 млн долларов, которые были заморожены на особом счету сирийского Коммерческого банка в марте 2003 года.

По заявлению президента Дж. Талабани, Ирак сможет признать Израиль только «после провозглашения палестинского государства», хотя, по его словам, между двумя государствами «нет вражды».

Расходы Великобритании на участие в иракской кампании с марта 2003 года превысили 5 млрд долларов.

Франция выступает за проведение международной конференции по Ираку с участием всех политических сил этой страны с тем, чтобы не допустить распада единого иракского государства.

Китай заявил о готовности расширять содействие послевоенному восстановлению Ирака. Причем в Пекине дают понять, что от масштабов участия китайского бизнеса в этом процессе будет зависеть размер списания иракского долга КНР, который, по некоторым оценкам, достигает 4 млрд долларов.

Президент Дж. Талабани призвал Россию стать другом нынешних иракских властей и обусловил этим возможность возвращения российских компаний на иракский рынок. Он также назвал российскую политику в отношении Ирака «нереалистичной». Через несколько дней в заявлении по итогам встречи с президентом РФ В.В. Путиным в Нью-Йорке Талабани подчеркнул необходимость «построения самых широких и разветвленных отношений между Ираком и Россией». Со своей стороны, глава российского государства подтвердил готовность нашей страны развивать отношения с Ираком на всех уровнях. По заявлению В.В. Путина, иностранные войска могут быть выведены из Ирака в течение одного-двух лет, «но все будет зависеть от готовности иракских вооруженных сил и других силовых структур обеспечить безопасность страны». По российской оценке, сам факт пребывания иностранных войск на иракской территории «подталкивает вооруженную оппозицию к совершению актов насилия».

Таким образом, в октябре 2005 года военно-политическая обстановка в Ираке сохранялась очень сложной, нестабильной и напряженной. Даже в случае, если проект новой конституции получит одобрение на референдуме, это не приведет к консолидации общества, скорее наоборот, политическая борьба в стране может обостриться.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03691 sec