Ядерный Иран: спасение придёт из Южной Африки?

08 октября 2005
Евротройка может возобновить переговоры с Ираном по ядерной проблематике в ближайшем будущем. Эксперты не исключают, что стороны обсудят так называемый «южно-африканский компромисс».

Затянувшаяся пауза в ирано-европейских переговорах была вызвана разногласиями по судьбе конверсионного завода UCF в Исфахане. Если Исламская Республика категорически настаивает на необратимости своего решения о перезапуске завода, то европейцы выдвигают требование о немедленной остановке работ в Исфахане в качестве предварительного условия своего возвращения за стол переговоров.

В Тсване считают, что компромиссное предложение ЮАР способно разорвать замкнутый круг. Согласно варианту южноафриканцев, UCF продолжит функционировать, однако будет конверсировать только урановый концентрат, поставляемый из Южной Африки.

Получаемый в качестве конечного продукта гексафторид урана будет возвращаться в распоряжение ЮАР.

«В случае принятия данного компромисса Южная Африка станет героем», – считает один из вовлечённых в переговоры дипломатов, давший интервью агентству Reuters на условиях сохранения анонимности. Однако в Лондоне, Париже и Берлине пока не торопятся делиться с ЮАР лаврами миротворцев.

Главным камнем преткновения для европейцев и стоящих за их спинами американцев стал в эти дни вопрос «о спасении собственного лица». Запад боится, что сохранение работоспособного завода UCF будет расценено как победа Ирана – то, чего радикально настроенные политические круги Европы и США не могут допустить даже в теории.

«Южно-африканский компромисс» вступает также в противоречие с экономическими интересами европейских атомных компаний, жёстко требующих от своих правительств полного устранения конкурентов на иранском рынке – то есть, местный атомный сектор и российских атомщиков. Наконец, не в пользу ЮАР говорят и её собственная история (Южная Африка относительно недавно сама нарушала положения ДНЯО и вела тайные военные разработки), и расовые предрассудки европейских политиков, не желающих уступать пальму первенства в мировой дипломатии африканской стране.

Возможной альтернативой предложению ЮАР может стать пользующая определённой популярностью на Западе, в том числе, и в Соединённых Штатах, идея о переносе даты начала работ на предприятиях иранского ЯТЦ на длительный срок – до введения в эксплуатацию 7-10 атомных энергоблоков на территории Исламской Республики. Данный вариант может столкнуться со скептицизмом уже в Тегеране, так как при подобном подходе иранская атомная отрасль рискует потерять уже накопленный опыт. Непонятны и финансовые последствия от переноса сроков запуска ЯТЦ, в развитие которого Иран уже вложил немалые средства.

Между тем, Российская Федерация продолжает оставаться в центре внимания со стороны всех участников иранского кризиса. Посетивший на днях Москву глава МАГАТЭ Мохаммад Эль-Барадей подтвердил журналистам, что Россия предпринимает важные шаги, требующиеся для возобновления переговорного процесса.

Как даёт понять российское дипломатическое ведомство, Москва намерена ограничиться посредническими усилиями и не будет присоединяться открыто к ирано-европейскому диалогу. Сергей Лавров, косвенно признав наличие обращения к России о вступлении в переговоры, отметил, что «никаких перемен» в действиях Москвы не предполагается.

Зато перемены – причём неприятного свойства – коснутся Верховного комиссара Евросоюза по внешней политике и безопасности Хавьера Соланы. Иранское государственное агентство IRNA распространило со ссылкой на анонимный источник в руководстве ИРИ информацию о том, что Тегеран не планирует приглашать Солану на следующий раунд переговоров с европейцами.

В качестве главного аргумента против приглашения Соланы иранские власти называют его «негативное отношение» к ядерной программе Исламской Республики.

Некоторые аналитики подчёркивают также, что присутствие Соланы за столом переговоров автоматически поднимало статус евротройки до уровня представителя всего Евросоюза – а это не могло устраивать Тегеран. Ведь Париж, Берлин и особенно Лондон занимают гораздо более жёсткие позиции в ядерных переговорах, чем Рим или Мадрид.

В самом Иране не стихают споры между различными политическими кругами. Правительство Ахмадинежада подвергается резкой критике со стороны реформистских партий, крайне недовольных наступающим ухудшением отношений с Западом.

Ни левые, ни правые в Исламской Республике не подвергают сомнению сам факт полезности для страны ядерных технологий, однако у них наблюдаются существенные расхождения по выбору тактики.

«Нам нужна дипломатия, а не лозунги. Следует поступать разумно, стремиться к переговорам и быть активными на дипломатическом поприще», – заявил на пятничной молитве неудачник второго тура президентских выборов в ИРИ аятолла Али Акбар Хашеми Рафсанджани. «Требуется использовать все методы… без провокаций и лозунгов, могущих дать повод для врагов» – эти слова Рафсанджани многие в Иране склонны расценивать как скрытый выпад в сторону президента Ахмадинежада.

Реформистские депутаты меджлиса на прошедшей неделе напомнили о негативных экономических последствиях для страны в случае введения против Ирана международных санкций. По мнению либералов, новая команда ядерных переговорщиков «не учитывает национальные интересы Ирана в своих заявлениях».

«К сожалению, первым шагом правительства стала замена ядерных переговорщиков, сопровождавшаяся потерей накопленного ими опыта и доверия. Некоторые официальные лица используют сейчас язык угроз. Очевидно, что мы не сможем добиться успеха, если продолжим действовать в том же духе», – считает бывший вице-президент Организации по атомной энергии Ирана, а ныне депутат меджлиса Хоссейн Афариде.

«Все усилия предыдущей администрации, добивавшейся того, чтобы к Ирану не относились как к преступнику, оказались разрушены», – высказывает своё возмущение Мохсен Аминзаде, бывший заместитель министра иностранных дел в правительстве Хатами. Кроме внешнеполитических последствий, иранские либералы особенно озабочены неблагоприятной ситуацией на тегеранской бирже, на которую, по их словам, оказывает большое негативное влияние ядерный кризис.

Впрочем, администрация Ахмадинежада не собирается принимать все упрёки только на свой счёт. Как напоминает новое руководство Ирана, решение о возобновлении работ на заводе UCF, ставшее формальным поводом для нынешнего роста напряжённости вокруг ядерной программы ИРИ, было принято уходящей администрацией Мохаммада Хатами в буквальном смысле в последние дни её пребывания у власти.

IranAtom.Ru

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.02785 sec