Новый президент Ирана и его команда

06 октября 2005
В.B. Арсенов

Победивший 24 июня с.г. во втором туре президентских выборов в Иране М. Ахмадинежад после вступления в должность приступил к формированию нового кабинета министров ИРИ. 3 августа состоялась церемония инаугурации нового президента, в ходе которой Верховный руководитель С.А. Хаменеи официально передал М. Ахмадинежаду полномочия главы исполнительной власти страны, а 6 августа новоизбранный президент принял присягу в меджлисе. Затем началась длительная процедура закрытых консультаций, предназначенных для отбора кандидатур в новый иранский кабинет.

С этой целью в составе аппарата М. Ахмадинежада были сформированы три экспертные группы (по политике и безопасности, экономике и социальным вопросам), которым было поручено представить президенту список возможных претендентов на министерские портфели. К 9 августа работа экспертных групп подошла к концу, а предварительный список из 65 кандидатур (по 3-4 вероятных претендента на каждую должность) был в неофициальном порядке направлен на изучение в парламент.

По утверждению некоторых парламентариев, в том числе от консервативного лагеря, более 80% представленных кандидатур являлись абсолютно неизвестными в большой политике персоналиями, биографии которых еще предстоит внимательно изучить.

Данные высказывания получили впоследствии подтверждение.

14 августа президент ИРИ в официальном письме к спикеру парламента Г.А. Хаддад-Аделю представил на утверждение в меджлисе список из 21 кандидатуры на должности в новом правительстве. Список кандидатов с их краткими биографиями приводится ниже.

На должность министра иностранных дел — Манучер Моттаки, 1953 г.р., имеет степень бакалавра по социологии (Бангалорский университет, Индия, 1976) и степень магистра по международным отношениям (Тегеранский университет, 1996). Был членом парламента первого созыва (1980-1984), затем более 17 лет работал на дипломатическом поприще — послом Ирана в Турции (1985-1988), гендиректором МИД ИРИ по странам Западной Европы (1989), заместителем министра иностранных дел по международным вопросам (1990-1991), заместителем министра иностранных дел по правовым, консульским и парламентским вопросам (1992-1993 гг.), послом ИРИ в Японии (1994-1998), советником министра иностранных дел (1999-2000), руководителем Организации культурных и исламских связей (2001). С 2001 г. по настоящее время руководил комитетом по внешней политике в составе комиссии меджлиса ИРИ по внешней политике и национальной безопасности.

На должность министра внутренних дел — Мостафа Пурмохаммади, 1959 г.р., окончил теологические школы в Куме, Мешхеде, Тегеране, с 1979 по 1989 гг. был прокурором Исламских революционных судов (ИРС) в различных провинциях ИРИ, в 1997-1999 гг. занимал должность заместителя министра информации (спецслужбы), с 2003 г. был советником С.А. Хаменеи в должности руководителя департамента по политическим и социальным вопросам Канцелярии Верховного лидера.

На должность министра обороны — Мостафа Мохаммад Наджар, 1956 г.р., имеет степень бакалавра по специальности «машиностроение» и степень магистра по специальности «государственное управление», с 1980 г. неоднократно входил в состав КСИР, в том числе в качестве руководителя центра логистики имама Али и директора индустриальной группы «Хадид» (первая компания в рамках КСИР по производству военной продукции). Являлся членом управляющего совета Организации оборонной промышленности. Последняя должность — руководитель исполнительного совета производственной группы «Сасад» (специализация — военная амуниция и боеприпасы) в городах Тегеран, Парчин, Исфаган, Хорасан и Йезд.

На должность министра информации — Голям-Хосейн Мохсени-Эжеи, 1956 г.р., имеет степень магистра по специальности «международное право», в 1984-1985 гг. занимал должность руководителя комитета по отбору кадров Министерства информации, в 1986-1988 гг. и 1991-1994 гг. был представителем главы Судебной власти в министерстве информации, в 1989-1990 гг. — руководителем департамента по экономическим вопросам в Канцелярии Генерального прокурора ИРИ. В 1995-1997 гг. работал прокурором Специального клерикального суда (СКС), а с 1997 г. по настоящее время — генеральным прокурором СКС.

На должность министра экономики и финансов — Мохаммад Данеш-Джафари, 1954 г.р., имеет степень бакалавра по специальности «гражданское строительство» (Кашмирский университет, Индия), окончил магистратуру и аспирантуру Университета им. Табатабаи (Тегеран) по специальности «экономика». С 1979 г. работал в составе экспертной группы в Министерстве созидательного джихада (Тегеран), с 1980 г. принимал участие в ирано-иракской войне, с 1982 по 1989 гг. занимал различные посты в Министерстве созидательного джихада — от руководителя Штаба по строительству и логистике до заместителя министра по вопросам ликвидации последствий землетрясений в провинциях Гилян и Занджан (1989 г.) и по вопросам планирования (1992). Член Высшего банковского совета и Высшего финансового и кредитного совета.

На должность министра нефти — Али Саидлу, 1952 г.р., имеет степень бакалавра по специальности «геология» (Тебризский университет, Иран 1974), степень магистра по специальности «экономическая геология и природные ресурсы» (США, 1978), степень кандидата наук по специальности «стратегический менеджмент» (Хартфордский университет, США, 2003). В 1980-1982 гг. возглавлял Организацию чая ИРИ, в 1982-1984 гг. был заместителем министра торговли по финансовым и административным вопросам, в 1985-1993 гг. — заместителем руководителя Организации оборонной промышленности по коммерческим вопросам. В 1991 г. назначен советником министра промышленности и рудников, в 1993 г. — советником министра торговли, в 1994 г. — заместителем министра торговли по вопросам экспорта и директором иранского Центра по развитию экспорта. В 1998 г. был советником управляющего директора Свободной экономической зоны (СЭЗ) о. Кешм, в 1999 г. — заместителем директора СЭЗ о. Кешм по экономическим вопросам. С 2003 г. по настоящее время занимал должность заместителя мэра Тегерана по финансовым и административным вопросам, после победы М. Ахмадинежада на президентских выборах был назначен и.о. мэра Тегерана.

На должность министра торговли — Сеид Масуд Мир-Каземи, 1960 г.р., имеет степень магистра по специальности «организация производства» (Университет науки и технологий, 1989), заместитель руководителя департамента исследований на факультете технологий и производства Университета им. имама Хомейни (1993-1996), заместитель декана факультета технологий и производства Университета им. имама Хомейни (1996-1997). С 2001 г. является советником министра обороны ИРИ, с 2000 г. возглавляет Центр исследований и логистики ИРИ, с 2000 г. — руководитель департамента фундаментальных исследований при КСИР.

На должность министра юстиции — Джамаль Кяримирад, 1956 г.р., имеет степень бакалавра по специальности «юридические науки» (Тегеранский университет, 1986) и степень магистра по специальности «международное право» (Тегеранский университет, 2000). У него 25-летний стаж работы в качестве помощника прокурора в Исламском революционном суде, был прокурором по провинциях Курдистан, Зенджан и Казвин. Занимал должности директора департамента правосудия провинции Зенджан, гендиректора департамента публичных наказаний провинции Казвин, прокурора по дисциплинарным судебным разбирательствам. В качестве члена иранской делегации неоднократно участвовал в ирано-европейских семинарах по правам человека в Брюсселе, а также в ооновских заседаниях по правам человека в Женеве.

На должность министра культуры и исламской ориентации — Мохаммад Хосейн Саффар-Харанди, 1953 г.р., имеет степень бакалавра по специальности «гражданское строительство» (Университет науки и технологий, 1973) и степень магистра (Академия военных наук, 1993). Занимал должности заместителя командующего КСИР в провинциях Хормозган, Керман, Систан и Белуджистан (1980-1983), руководитель политического бюро КСИР (1984-1994), член совета по разработке стратегии информационного агентства «ИРНА» (1993-1997). Занимал также должность заместителя исполнительного директора и главного редактора газеты «Кейхан» (1994-2005).

На должность министра просвещения — Али Акбар Ашари, 1953 г.р., имеет степень магистра по специальности «управление персоналом», в разные годы занимал должности заместителя министра культуры и исламской ориентации по вопросам СМИ, советника руководителя Организации радио и телевидения ИРИ, исполнительного директора печатного издания «Соруш», советника по культуре мэра Тегерана, члена выборного комитета Министерства культуры и исламской ориентации, сотрудника исследовательского центра Организации радио и телевидения ИРИ.

На должность министра энергетики — Парвиз Фаттах, 1961 г.р., имеет степень бакалавра по специальности «гражданское строительство» (Технологический университет «Шариф», 1989) и степень магистра по специальности «организация производства» (Университет им. имама Хомейни и Технологический университет «Амир Кябир», 2003). В 1979-1980 гг. занимал должность директора департамента по культурным вопросам Министерства сельскохозяйственного джихада, был заместителем руководителя КСИР по техническим вопросам, в 1993-1998 гг. был членом Совета инструкторов Университета им. имама Хосейна.

На должность министра сельскохозяйственного джихада — Мохаммад Реза Эскандари, 1959 г.р., имеет степень бакалавра по специальности «сельскохозяйственное машиностроение» (Ахвазский университет, 1985) и степень магистра по специальности «государственный менеджмент» (Ахвазский университет, 2000). С 1979 г. является членом Созидательного джихада и руководителем сельскохозяйственного комитета в департаменте сельскохозяйственного джихада администрации провинции Хузестан (1989-1997). В 1997-1999 гг. занимал должность исполнительного директора общества «Эстегляль джихад», с 2002 по настоящее время — советник министра сельскохозяйственного джихада.

На должность министра транспорта — Мохаммад Рахмати, 1958 г.р., имеет степень бакалавра по специальности «гражданское строительство» (Технологический университет «Шариф») и степень магистра (Тегеранский университет). Занимал должности руководителя Организации университетского джихада (1986-1997), заместителя руководителя Иранской железнодорожной компании (1997), исполнительного директора Иранской железнодорожной компании (2001). В 2001-2004 гг. являлся заместителем министра транспорта ИРИ, с 2005 г. по настоящее время — министр транспорта ИРИ. Единственный среди кандидатов представитель кабинета министров прежнего президента С.М. Хатами.

На должность министра здравоохранения и медицинского образования — Камран Багери-Ланкерани, 1965 г.р., имеет степень кандидата наук (Университет медицинских наук Шираза, 1989 г.). В 1993-1994 гг. работал в должности директора больницы «Намази» (Шираз), в 1994-1996 гг. — проректора Ширазского университета медицинских наук, в 1996-2000 гг. — члена руководящего совета медицинской администрации Шираза. Является членом Исламской ассоциации врачей провинции Фарс и Исламского общества студентов Ширазского университета.

На должность министра труда и социальных вопросов — Мохаммад Джахроми, 1958 г.р., имеет степень кандидата наук по специальности «стратегический менеджмент». Входил в состав центральных штабов «Общества обездоленных» («Мостазафан») по провинциям Гилян, Мазандаран и Зенджан, в 1980-1981 гг. занимал должность мэра г. Нур (провинция Мазандаран), в 1981-1982 гг. — заместителя губернатора Центральной провинции ИРИ, в 1982-1984 гг. — губернатора провинции Зенджан, в 1984-1989 гг. — губернатора провинции Лорестан, в 1984-1999 гг. — губернатора провинции Семнан.

На должность министра социального обеспечения — Мехди Хашеми, 1953 г.р., имеет степень бакалавра по специальности «архитектура» и степень магистра по специальности «менеджмент». Руководил многочисленными проектами, реализуемыми в рамках Министерства обороны ИРИ, занимал должность заместителя руководителя народного ополчения «Басидж» по инженерным вопросам, был членом центрального совета и секретарем Инженерного общества «Басидж» и заместителем мэра Тегерана.

На должность министра связи и информационных технологий — Мохаммад Солеймани, 1954 г.р., имеет степень кандидата наук по специальности «телекоммуникации» (Институт Пьера и Мари Кюри, Париж, Франция). Занимал должности заместителя министра культуры и исламской ориентации и заместителя министра просвещения по вопросам студентов. Был руководителем Организации науки и промышленности, советником при Университете науки и технологий. До настоящего времени занимал пост руководителя Центра электронных исследований ИРИ.

На должность министра промышленности и рудников — Али Реза Тахмасеби, 1961 г.р., имеет степени бакалавра и магистра по специальности «машиностроение» (Университет Шираза, Иран), степень кандидата наук по этой же специальности (Канада). В 1985-1987 гг. работал исследователем в оборонных проектах в подразделениях КСИР, в 2000-2003 гг. занимал должность заместителя руководителя департамента исследований Группы промышленного джихада, с 2004 г. являлся членом Совета по исследованиям и политическому планированию при Центре исследований парламента (меджлиса) ИРИ. В 2004 г. назначен директором департамента по вопросам инфраструктур Центра исследований парламента (меджлиса) ИРИ, с 2003 г. является председателем Совета директоров Международной трубопроводной компании «Парс» (PIPCO). Входит также в состав Научно-исследовательского совета при Центре исследований парламента (меджлиса).

На должность министра кооперации — Али Реза Али-Ахмади, 1959 г.р., имеет степень бакалавра по специальности «металлургическая промышленность» (Университет науки и технологий, Иран), а также степени магистра по специальности «промышленный инжениринг» и кандидата наук по специальности «обрабатывающая промышленность» (Институт повышения квалификации, Тегеран, Иран). Занимал должности исполнительного директора института «Афаринеш», заместителя декана факультета промышленного производства в Институте науки и технологий, активно сотрудничал с крупнейшими техническими вузами страны. Автор 18 монографий и более 120 статей.

На должность министра городского и жилищного строительства — Мохаммад Саиди-Кия, 1946 г.р., имеет степень магистра по специальности «гражданское строительство» (Университет Амира Кябира, Тегеран, Иран). В 1981-1982 гг. работал на должности заместителя директора департамента Министерства транспорта ИРИ по вопросам обеспечения дорог и вопросам иранских регионов, в 1985-1993 гг. был министром дорог и транспорта ИРИ в кабинете премьер-министра М.Х. Мусави, в 1993-1997 гг. — заместителем руководителя Фонда обездоленных. В 1997-2000 гг. занимал пост министра созидательного джихада, с 2001 г. — советник президента и руководитель Строительного фонда Исламской революции.

На должность министра науки, исследований и технологий — Мохамад Мехди Захеди, 1949 г.р., имеет степень кандидата математических наук Университета имени Бахонара. До назначения на пост министра возглавлял городской совет Кермана и входил в состав факультета в названном университете. В 1998 и 2002 гг. Американским математическим обществом М.М. Захеди признавался как наиболее выдающийся математик в мире.

Таким образом, сенсационно завершившиеся девятые президентские выборы в Иране (впервые с 1979 г. они прошли в два тура) принесли уверенную победу неоконсервативному крылу иранского правящего духовенства, что позволяет прогнозировать некоторые достаточно принципиальные изменения во внешнеполитическом и внутриполитическом курсе ИРИ, но при сохранении генеральной линии иранского духовенства, определяемой и проводимой в жизнь Верховным лидером ИРИ (Рахбаром) А. Хаменеи.

Первые месяцы президентства М. Ахмадинежада показали, что новый глава исполнительной власти (впервые с 1981 г. им стало светское лицо) и пришедшая с ним во власть команда молодых консерваторов-прагматиков, судя по их начальным шагам, намерены проводить в жизнь в том числе и собственные установки, которые могут входить в противоречие с интересами так называемой старой гвардии иранского духовенства. При этом М. Ахмадинежада отличает личная преданность Рахбару и его клану, обусловленная, в частности, тесными дружескими узами нового президента с сыном А. Хаменеи. Родственные связи М. Ахмадинежада со спикером парламента Г.А. Хаддад-Аделем стали важным фактором его поддержки в ходе выборов со стороны главного законодательного органа страны. Все эти факторы вкупе с военной составляющей, а именно: нескрываемой перед общественностью поддержкой на выборах кандидатуры М. Ахмадинежада со стороны руководства мощнейшей силовой структуры ИРИ — Корпуса стражей исламской революции (КСИР) и прилегающего к ней народного ополчения «Басидж» серьезно повлияли на итоги голосования. Две другие немаловажные опоры М.Ахмадинежада — неоконсервативная коалиционная группа парламентского большинства «Абадгяран» («Благоустроители») и его ближайшие соратники по Тегеранской мэрии, которую он возглавлял в 2003-2005 гг. Именно деятельность на посту мэра Тегерана принесла М. Ахмадинежаду широкую известность в большой политике: за два года он смог зарекомендовать себя как опытный и эффективный управленец, успешно решающий накопившиеся социальные и экономические проблемы граждан столичного мегаполиса. Прагматичный подход М. Ахмадинежада к решению бытовых, коммунальных, жилищных и иных проблем тегеранцев принес ему высокий рейтинг среди населения не только столицы, но и других крупных городов.

Сейчас можно с уверенностью сказать, что полностью подтвердились прогнозы о том, что именно указанные источники (КСИР, меджлис, Тегеранская мэрия) будут задействованы М. Ахмадинежадом для формирования его будущей команды — как в администрации президента, так и в правительстве. Министры культуры и исламской ориентации, обороны, внутренних дел, энергетики, информации (спецслужбы), торговли, социального обеспечения ранее состояли на службе в силовых структурах Министерства информации, КСИР либо народного ополчения «Басидж». Секретарем Высшего совета национальной безопасности (ВСНБ) и по совместительству главным ядерным переговорщиком ИРИ президент назначил видного представителя неоконсервативного течения, бывшего «рупора идеологической пропаганды» А. Лариджани (он более десяти лет занимал пост руководителя Организации радио и телевидения ИРИ, считался фаворитом Верховного лидера на начальном этапе президентской гонки). Руководителем администрации президента стал бывший официальный представитель Наблюдательного совета (НС) Г.А. Эльхам, главкомом Сил охраны правопорядка (СОП) назначен 44-летний Ахмади Могаддас, бывший главком народного ополчения «Басидж», командующий подразделением «Басиджа» по Тегерану, ветеран ирано-иракской войны. И.о. мэра Тегерана А. Саидлу после отклонения его кандидатуры с поста министра нефти был назначен вице-президентом ИРИ по исполнительным вопросам. Вице-президентом ИРИ по правовым и парламентским вопросам назначен депутат парламента А. Мусави.

Кроме того, получил подтверждение и прогноз относительно неизбежности возникновения противоречий между новым президентом и некоторыми представителями старой элиты иранского духовенства, мнение которой при формировании нового кабинета министров было полностью проигнорировано. Речь идет о старейшей консервативной политической организации — Обществе борющегося духовенства (ОБД), руководство которого представлено идеологами Исламской революции во главе с известными аятоллами Кумского теологического центра.

С определенными трудностями новому президенту пришлось столкнуться с самого начала вступления в должность: на церемонии инаугурации Верховный лидер ИРИ А. Хаменеи призвал его «не торопиться в делах», а вотум доверия меджлиса не удалось получить четырем из 21 представленного президентом кандидата, включая его ближайшего соратника по Тегеранскому городскому совету — А.Саидлу (после победы М. Ахмадинежада на выборах он был автоматически назначен и.о. мэра Тегерана, а затем выдвинут президентом на пост министра нефти).

Иранские политологи полагают, что дальнейшее расслоение в рядах иранских консерваторов в обозримой перспективе будет необратимым. При этом его глубина и характер во многом будут зависеть от совокупности нижеследующих факторов.

Обеспечение победы М. Ахмадинежада и его соратников со стороны большинства консервативных сил было вынужденным шагом. На деле М. Ахмадинежад представляет интересы относительно небольшой группировки молодых политиков консервативной направленности, а не всего спектра консервативных сил. Неоконсерваторы (партия «Абадгяран»), находясь длительное время в тени, готовились к броску во власть, собираясь занять в ней руководящие позиции. На сегодня они уже контролируют законодательную и исполнительную власть, взвалив на себя тем самым значительный груз ответственности за судьбу страны. Нет ясности в одном — смогут ли неоконсерваторы превратиться в самостоятельное политическое движение. Первые шаги в этом направлении уже предпринимаются: в марте с.г. был принят так называемый манифест «Абадгяран», отражающий главные программные установки этого движения в политической, экономической и социальной областях, в августе было заявлено о намерении создания на базе этой партийной группировки широкого общественно-политического движения «Общество Абадгяран». Как считают иранские и зарубежные политологи, будущее неоконсерваторов во многом будет зависеть от их успехов в осуществлении коренных социально-экономических преобразований в ИРИ в среднесрочной перспективе.

Очевидно также, что практическая деятельность М. Ахмадинежада на посту президента сможет более четко определить его политический облик и направленность действий. Ясно, что новому президенту не дадут времени на раскачку, он будет находиться под постоянным прессингом политической элиты. Ему придется незамедлительно приступать к решительным действиям, и любой существенный промах, особенно в социально-экономической сфере, обойдется неоконсерваторам дорого, поскольку будет использован традиционно-консервативными силами в качестве дополнительного рычага давления на нового президента.

Одна из главных причин разногласий в консервативных рядах — отсутствие единства в рядах правящего шиитского духовенства, наличие личных амбиций среди лидеров правящей верхушки. Либеральное движение при всех его слабостях, аморфности и неудачах последних лет, тем не менее, смогло сыграть весьма важную разрушительную роль. Его деятельность за последние восемь лет способствовала нарушению единства в рядах духовенства, что вылилось в выход на политическую арену в качестве отдельного течения умеренно-реформаторских сил (лидеры — бывший президент С.М. Хатами, бывший спикер меджлиса М. Кярруби). Такая ситуация является довольно предсказуемой для Ирана, поскольку полностью укладывается в рамки установившейся здесь политической культуры, исходящей в том числе из постулатов шиизма, наделяющих любого высшего духовного авторитета правом трактовать важнейшие для государства вопросы. Это положение создает ситуацию отсутствия в шиитском духовенстве единого командного центра управления, поскольку каждый высший духовных авторитет обладает правом собственных суждений и оценок. В итоге нарушается единство в рядах клерикально-консервативной верхушки, сконцентрировавшей в своих руках рычаги управления страной, а сформулированный имамом Р. Хомейни принцип «велаят-е факих» также в определенной степени теряет свое предназначение.

Тем не менее, несмотря на внутреннее размежевание в рядах иранских консерваторов, что является достаточно объективным и отчасти неизбежным процессом, государственная система ИРИ сохраняет стабильность и предсказуемость: все представляющие истеблишмент политические кланы и силы осознают необходимость сохранения генеральной линии, определяемой Верховным лидером ИРИ, и действуют по принципу: «не раскачивай лодку, в которой сидишь». При этом главным объединяющим для них фактором по-прежнему остается некий собирательный образ внешнего врага, ведомого США и Израилем. Как представляется, фактор внешней угрозы будет активно использоваться новым президентом и его командой для мобилизации населения, укрепления его сплоченности и единства, получения поддержки со стороны общественности при внедрении в жизнь новых, временами достаточно жестких, внутриполитических и внешнеполитических установок. При этом главными приоритетами нового внешнеполитического курса ИРИ станет опора на принципы «обеспечения национальных интересов» и «справедливости». Первый из них означает, что в поиске путей взаимодействия в регионе и в мире иранское руководство всегда будет прагматично оценивать выгоду от диалога с тем или иным партнером для национальных интересов страны, а второй подразумевает стремление Тегерана к установлению справедливых, то есть «равноправных» и «недискриминационных» отношений с любым государством, включая крупные мировые державы, в том числе США.

Институт Ближнего Востока

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03769 sec