Позитивная сторона индийского голосования

02 октября 2005
Индер Малхотра

Недавнее решение индийского правительства поддержать антииранскую резолюцию в Совете управляющих МАГАТЭ вызвало настоящую бурю негодования как у левых, так и правых политических партий этой страны.

Однако у этого решения правительства Манмохана Сингха нашлись и сторонники. Сайт IranAtom.Ru публикует перевод статьи из газеты «Навхинд Таймс», автор которой излагает основные аргументы в пользу последних действий правительства.

«Навхинд Таймс» – ежедневная газета, выходящая в индийском штате Гоа. Наибольшей поддержкой в этом штате пользуется правая партия БДП.

--- --- --- --- --- --- ---

Пути индийских политиков и индийских СМИ неисповедимы. Это может быть единственным объяснением той критике, которая обрушилась на правительство Манмохана Сингха после голосования индийской делегации в поддержку резолюции Совета управляющих МАГАТЭ по иранскому «ядерному досье».

Так что же сделала Индия в австрийской столице? Прежде всего, она добилась отказа от первоначального варианта резолюции, требовавшего немедленной передачи досье в Совет Безопасности ООН. После этого Индия смогла добиться выделения Ирану и МАГАТЭ двух дополнительных месяцев на поиск компромисса в рамках агентства, без вынесения вопроса в Совбез, где конфронтация стала бы неминуемой. Только после этого в Дели приняли решение проголосовать за резолюцию, вместе с США, Европой и некоторыми странами третьего мира. Лишь один из членов Совета управляющих – Венесуэла, имеющая серьёзные проблемы в отношениях с Соединёнными Штатами – голосовал против, в то время как 12 государств, в том числе Россия, Китай и Пакистан – воздержались.

И тогда в Индии начался настоящий ад! «Позорная капитуляция» перед американскими забияками, «отказ от Ирана» в угоду США и даже «конец независимой внешней политике и неприсоединению» – вот некоторые из заголовков, появившиеся в газетах сразу после голосования в Вене. Тексты статей были ещё злее. Левые сторонники правительства, возглавляемые генеральным секретарём КПИ(м) Пракашем Каратом, потребовали немедленного отказа от «недопустимой проамериканской политики», символом которой стало венское голосование.

Очень печально, хотя и предсказуемо, то, что бывший министр иностранных дел и лидер БДП Яшвант Синха зашёл ещё дальше и назвал Индию «американской марионеткой». Его коллега по партии Джасвант Сингх расценил голосование как «ошеломляющее и загадочное» и потребовал объяснений от правительства. У него хватило, однако, здравого смысла признать, что Индия не является «зависимой страной».

Разумеется, высказывались и иные точки зрения, в основном, газетчиками, а не политиками. Но голосов в поддержку действий правительства оказалось намного меньше, чем в осуждение. Причина этого понятна. Большинство индусов до сих пор являются заложниками стереотипов, не имеющих никакого отношения к реалиям быстро меняющегося мира, и не способны мыслить без клише и предрассудков. Сложность проблемы, привлёкшей внимание Совета управляющих МАГАТЭ, выходит за рамки их понимания. Давайте позволим фактам говорить самим за себя.

Иран – в отличие от Индии, Пакистана и Израиля – является участником ДНЯО, и следовательно, не имеет права на создание ядерного оружия. Но – наподобие другому подписанту договора, Северной Корее – он на протяжении многих лет стоял на военном пути, пока его деятельность не была замечена в МАГАТЭ. Разумеется, между Ираном и КНДР сохраняется различие, так как Тегерану нужно ещё несколько лет до обладания ядерным оружием, а Пхеньян уже создал свой небольшой арсенал, правда, согласившись избавиться от него на определённых условиях.

Очень настораживающим в программах Ирана и КНДР является то, что обе страны получили помощь от известного пакистанского распространителя доктора Хана. Как было установлено, Хан снабжал Иран ядерным оборудованием и материалами – судя по всему, с одобрения генерала Зия уль-Хака. Следы обогащённого урана, найденного на поставленных в Иран центрифугах, оказались пакистанского происхождения.

В этих условиях, Соединённые Штаты, приняв во внимание и другие проблемы, связанные с Ираном, потребовали от иранского правительства отказаться от программы по обогащению урана или столкнуться с серьёзными последствиями. Три ведущих члена Евросоюза – Германия, Франция и Великобритания, известные как «евротройка» – убедили Иран «приостановить» обогащение, чтобы избежать конфронтации. Сейчас, однако, Иран хотел бы возобновить эти работы, доказывая, что имеет на это право в рамках ДНЯО. С точки зрения закона, требование Ирана обоснованно. Но МАГАТЭ пришло к выводу – и евротройка его разделяет – что доверие к иранским утверждениям об исключительно мирном характере программы по обогащению урана отсутствует. Евротройка сейчас настаивает на отказе Ирана от обогащения урана в обмен на гарантированные поставки ядерных реакторов и топлива к ним.

Так действуют ли МАГАТЭ и евротройка по приказу Соединённых Штатов, одержимых идеей о наказании Ирана? Ни один честный человек не может прийти к такому выводу. Напротив, репутация МАГАТЭ в наши дни высока, так как, несмотря на всё давление со стороны Вашингтона, агентство отказалось поддерживать обвинения администрации Буша в адрес Саддама Хуссейна и его мифической программы по созданию ОМП. Среди членов евротройки, лишь Великобритания принимала участие во вторжении в Ирак. Германия и Франция заплатили немалую цену за свою оппозицию американскому конфузу в Ираке.

Есть и ещё один важный фактор, повлиявший на решение Индии поддержать резолюцию в Вене. Страна на самом деле нуждается в защите заключённого 18 июля соглашения между Манмоханом Сингхом и Джорджем Бушем о полномасштабном сотрудничестве в сфере мирной атомной энергетики.

Те, кто проливают слёзы по поводу вреда, причинённого Движению неприсоединения, должны вспомнить – политика Движения в атомной сфере такова, что Индия, решившись следовать ей, будет обязана отказаться от собственного ядерного оружия. Не обращая внимания на аморфное и устаревшее Движение, такие страны, как Иран и Египет, договорились добиваться обязательности подписания ДНЯО для всех государств мира. Когда мы обратили внимание Ирана на то, что такой шаг затронет интересы Индии, то получили ответ – нет, он направлен против Израиля. При этом в Тегеране негласно подразумевают – если кто-то ещё пострадает от универсализации ДНЯО, то так тому и быть.

Сказанного выше уже достаточно, чтобы продемонстрировать веские причины, подтолкнувшие Индию к сделанному в Вене выбору. Разумеется, Иран воспринял его с неудовольствием. Реакция Тегерана, исходно мягкая, с каждым днём становится всё жёстче. Но в Иране должны понимать, что в дипломатических дискуссиях, которые будут предшествовать следующей сессии Совета управляющих МАГАТЭ, Тегеран определённо сможет рассчитывать на индийскую поддержку для своих законных требований, в том числе, и по отказу от передачи досье в Совет Безопасности. Конечно, Ирану также придётся продемонстрировать гибкость.

Подводя итоги, скажем, что правительство Манмохана Сингха сделало всё в полном соответствии с главным принципом внешней политики, который заключается, по известным словам Джавахарлала Неру, в защите национальных интересов. Ничто не может получить более высокий приоритет, чем национальные интересы Индии.

«Navhind Times»

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03622 sec