Леонард Спектор: все хотят избежать введения санкций

Леонард Спектор

05 сентября 2005





Леонард Спектор из Центра по вопросам нераспространения (Монтерей) считает, что все прямые или косвенные участники иранского ядерного кризиса предпочитают не доводить дело до передачи «ядерного досье» в Совет Безопасности ООН для возможного введения экономических санкций против ИРИ.

Спектор полагает, что подобное нежелание объясняется высокими ценами на нефть, равно как и тем обстоятельством, что Иран является четвёртым в мире производителем «чёрного золота».

Вопрос: Вы заявили недавно, что спор о правах Ирана и Северной Кореи на развитие мирного атома в рамках ДНЯО привёл к значительным разногласиям между западными странами и их партнёрами. По каким аспектам ядерных программ позиции разнятся?

Спектор: Проблема иранского и севернокорейского мирного атома поделила те страны, что стараются ограничить ядерную деятельность в названных государствах. Соединённые Штаты опасаются, что Тегеран и Пхеньян могут использовать свой гражданский атомный сектор, в том числе, и АЭС, находящиеся под международными гарантиями, для военных нужд.

Однако большинство государств, принимающих участие в переговорах по разрешению ядерных кризисов, не считают это реальной угрозой. Так, Южная Корея поддерживает идею о строительстве в КНДР энергетических реакторов после закрытия Севером всех элементов своей военной программы и восстановления его участия в ДНЯО.

США обосновывают свои опасения тем, что Иран и КНДР в прошлом нарушали свои обязательства по нераспространению. Несмотря на эти опасения, Вашингтон готов поддержать инициативу европейского трио о поддержке строительства АЭС в Иране в качестве составной части пакетного соглашения, которое запрещало бы Тегерану обогащать уран.

В то же время, Соединённые Штаты возражают против строительства АЭС в Северной Корее, так как поведение этой страны – в частности, разработка ядерного оружия и отказ от исполнения соглашения от 1992 года между двумя Кореями о примирении и ненападении – выглядит гораздо более угрожающим.

Вопрос: Что Вы, как эксперт, думаете о правах Ирана и КНДР на использование атомной энергии в рамках ДНЯО?

Спектор: Если говорить в общем, то страны, участвующие в ДНЯО, имеют право использовать энергию атома в мирных целях, не противоречащих ДНЯО.

Но Иран и Северная Корея действовали вразрез с требованиями договора. Иран развивал тайную программу по обогащению урана без уведомления МАГАТЭ, а Северная Корея отказала инспекторам в осмотре своих ядерных объектов, а затем покинула ДНЯО и принялась разрабатывать ядерное оружие.

С учётом данных обстоятельств, оба государства должны восстановить доверие к себе со стороны международного сообщества – до того, как они смогут требовать реализации своих привилегий, дарованных им по условиям ДНЯО.

Иран уже двинулся в правильном направлении, и когда-нибудь его права по ДНЯО будут осуществлены на практике. Но этому обязан предшествовать длительный период воздержания – такого сорта, как обсуждавшееся на переговорах с европейцами.

В любом случае, обогащение урана для гражданских нужд может быть экономически целесообразно лишь для стран с развитой атомной энергетикой. Ирану потребуются десятилетия, чтобы создать у себя мощный атомный парк.

Интересным компромиссным вариантом решения проблемы могло бы служить заключение такого соглашения, по которому признавались бы права ИРИ на обогащение урана, но сам Иран добровольно воздерживался бы от обогащения до тех пор, пока в строй действующих не вошёл бы шестой или седьмой иранский атомный блок.

Вопрос: Результаты анализов, проведенных специалистами МАГАТЭ, доказывают, что следы высокообогащённого урана, найденного на центрифугах в Иране, имеют импортное происхождение, а не являются следствием неких «тайных работ» в самом Иране. Разве это не доказывает, что американские обвинения в адрес ИРИ оказались на поверку ложными?

Спектор: Из сообщений СМИ можно сделать вывод о том, что найденный в Иране высокообогащённый уран появился из Пакистана. Но МАГАТЭ также установило, что Иран был способен производить оборудование для получения низкообогащённого урана. Это важный фактор, ведь это – наиболее трудоёмкая часть процесса по получению высокообогащённого урана.

Иными словами, труднее пройти путь от природного урана к низкообогащённому, чем от низкообогащённого к высокообогащённому, то есть, оружейному. Поэтому недекларировавшиеся действия Ирана стали поводом для справедливого беспокойства со стороны США и других стран.

Вопрос: Принимая во внимание растущие цены на нефть, на какие меры против Ирана – одного из крупнейших производителей нефти – готовы пойти Соединённые Штаты?

Спектор: Важность Ирана как крупного производителя нефти есть, совершенно определённо, один из факторов, которые США и другие страны должны учитывать в ходе переговоров. Я считаю, что существуют различные пути добиться на переговорах успеха для всех сторон. Все участники конфликта стараются избежать введения Советом Безопасности санкций против Ирана.

«Мехр»

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03596 sec