Сумит Гангули: дайте Индии шанс

Сумит Гангули

30 августа 2005
Сайт IranAtom.Ru публикует перевод статьи в «Foreign Affairs» директора программы по изучению Индии в университете Индианы, профессора Сумита Гангули, написанной в августе 2005 года и посвящённой индо-американской ядерной сделке.

В момент выхода статьи большинство читателей не могли, естественно, знать, что к ним обращается новоиспеченный сотрудник Национального совета по разведке США.

Недавнее решение администрации Буша по продаже Индии гражданских атомных технологий, о котором было объявлено в июле, стало предсказуемой мишенью для критики со стороны пропонентов нераспространения.

Аргументы критиков хорошо известны и неоднократно повторены:

подобные уступки Индии станут наградой за безответственное поведение, т.е. владение ядерным оружием вне рамок ДНЯО;

соглашение с Индией приведёт к дальнейшему распространению военных ядерных технологий, в частности, в таких странах, как Иран, Северная Корея, Бразилия и Пакистан;

наконец, такое решение подстегнёт ядерную торговлю таких стран, как Китай, Франция и Россия, с потенциальными нарушителями режима нераспространения.

Однако все эти аргументы, пусть и правдоподобные внешне, неверны.

Американское законодательство запретило продажи гражданских ядерных технологий в государства, не входящие в ДНЯО (в том числе, Индию), в 1978 году.

Ядерные испытания, проведенные Индией в 1998 году, привели к автоматическому введению дополнительных санкций, одобренных конгрессом. После этих испытаний, в попытке предотвратить дальнейшие шаги Индии (и Пакистана) по ядерной дороге, тогдашний госсекретарь Строуб Талботт вступил в переговоры с индийским министром иностранных дел Джасвантом Сингхом. По завершению четырнадцати раундов, позиции сторон остались далёкими друг от друга. Талботт не смог убедить Сингха отступить по ключевым вопросам – в том числе, по таким, как прекращение в Индии ракетных испытаний и демонтаж индийского атомного арсенала. Правда, Сингх согласился укрепить систему экспорт-контроля в Индии и начать диалог с Пакистаном.

Несмотря на отсутствие видимых результатов, переговоры Талботта и Сингха создали атмосферу взаимного доброжелательства и привели к укреплению двусторонних связей двух стран в последние дни второго срока президента Клинтона. Это никоим образом не повлияло на американские санкции, так как Белый Дом не собирался менять юридические основы своей политики в Южной Азии. Иными словами, для Клинтона погоня за нераспространением и прохладные отношения с конгрессом перевесили желание улучшить отношения с быстроразвивающейся и напористой региональной державой.

После прихода к власти Джорджа Буша положение дел начало меняться к лучшему. С самого начала его администрация придавала Индии столько значимости, сколько та хотела (и заслуживала).

Ещё до избрания Джорджа Буша, одна из его основных советниц – Кондолиза Райс – писала на страницах «Foreign Affairs» о возвышении Индии в качестве региональной державы. Расположившись в Белом доме, команда Буша придала ускорение двусторонним военным контактам, согласилась на скромные, но важные поставки вооружений и приняла решение, что отношения с Индией более не будут заложником опасений и возражений Пакистана.

Внезапная реанимация американо-пакистанских военных связей после теракта 11 сентября не стала проходить за счёт Индии, так как администрация США прилагала все усилия для сохранения своего присутствия в Индии – даже несмотря на возрастающую роль Исламабада в американской политике безопасности. Тщательно выверенные американские действия, однако, столкнулись с реальной угрозой провала в ходе кризиса, развернувшегося на субконтиненте после террористической атаки на индийский парламент 13 декабря 2001 года. Террористы входили в «Jaish-e-Mohammed» и «Lashkar-i-Taiba» – базирующиеся в Пакистане организации, выступающие за отторжение от Индии спорных территорий в Джамму-и-Кашмире. Индия ответила на вызов активной дипломатией принуждения, призванной прекратить пакистанскую поддержку кашмирским мятежникам. В то время как противоречия между Дели и Исламабадом обострились, администрация Буша продолжала сохранять тесные связи с обеими странами и сыграла в результате важную роль в преодолении кризиса.

Искусность администрации Буша не осталась незамеченной среди индийских политиков. Вскоре темпы двусторонних военных переговоров были увеличены. В январе 2004 года было подписано соглашение «Следующие шаги в двустороннем партнёрстве» («Next Steps in the Strategic Partnership»), в рамках которого стороны обсуждали вопросы продажи гражданских атомных технологий, совместное исследование космоса, противоракетную оборону и торговлю в сфере высоких технологий. По всем данным направлениям был достигнут определённый прогресс, что привело к уменьшению взаимных сомнений о надёжности партнёров и их способностях выполнять свои обязательства. Недавнее решение администрации Буша о продаже гражданских атомных технологий в Индию стало важной составной частью процесса восстановления индо-американских отношений.

Всё вышесказанное может объяснить, почему администрация Джорджа Буша пошла на заключение ядерного соглашения с Индией. Но как насчёт аргументов «против», которые были якобы не приняты во внимание Белым домом? На самом деле, эти аргументы были Белым домом рассмотрены и отвергнуты, причём справедливо.

Так, по поводу обвинений в поощрении безответственного поведения, администрация пришла к верному заключению, что Индия отказывалась от подписания ДНЯО не из-за тайного стремления к распространению, но из-за фундаментального неприятия однобокости данного договора. И даже отказываясь от подписания, Индия согласилась на разделение своих военной и гражданской атомных программ с помещением последней под полномасштабные гарантии МАГАТЭ.

Утверждение о потворстве других изгоев-нарушителей также неверно, ибо Индия – не изгой-нарушитель. Индия никогда не подписывала ДНЯО и, следовательно, имеет право не следовать его условиям. Настоящие изгои-нарушители – это Иран и Северная Корея, подписавшие ДНЯО и нарушившие его условия. Конечно, Пакистан также не подписывал ДНЯО, но он, в отличие от Индии, продемонстрировал всему миру своё стремление к распространению. Пакистанский инженер-металлург А.К.Хан, торговавший на глобальном ядерном базаре, сегодня проживает со всеми удобствами в Исламабаде после принесения публичных извинений с последующим немедленным прощением. Индия, напротив, отказалась сотрудничать с Ливией и Ираном, невзирая на все обещания денежных и нефтяных вознаграждений в ответ на ядерную помощь.

Наконец, по поводу последнего обвинения – о подталкивании ядерных поставщиков к безрассудной ядерной торговле с потенциальными нарушителями. Такие сомнения полностью необоснованны, так как базируются на ложных предпосылках о безрассудности самой индо-американской сделки, которая таковой не является. Если русские попытаются использовать эту сделку в качестве прецедента для поставок своих ядерных технологий в Израиль и Пакистан, которые также не входят в ДНЯО, то покупателям придётся разделить свои военную и гражданскую атомные программы и поставить гражданскую часть под гарантии МАГАТЭ – так же, как поступила Индия. А это приведёт к тому, что и обсуждаемая гипотетическая сделка с Израилем и Пакистаном также не будет вызывать никаких проблем.

Подводя итоги, заметим, что Индия с развитой мирной атомной энергетикой сможет удовлетворить свои потребности в энергии и снизить вероятность атомных аварий, одновременно укрепляя свои связи с Соединёнными Штатами. Те, кто отказывает Индии в праве на покупку технологий, рассматривают эту страну сквозь узкую и ограниченную призму нераспространения. Конечно, если какая-либо страна определяется лицами, принимающими политические решения, как бедная и не обладающая стратегической значимостью, то аргументы «функционалистов» из американских внешнеполитических и силовых ведомств перевешивают доводы «регионалистов», ратующих за зрелые многоаспектные и гибкие двусторонние отношения. Но значимость Индии сейчас возрастает, и «регионалисты» одерживают победу над своими оппонентами – как это всегда было для случая такого государства, как Израиль.

«Foreign Affairs»

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.02859 sec