Цены превращают нефть в оружие

30 августа 2005
Энергетическая зависимость развитых стран от ряда самых нестабильных в политическом плане государств создает идеальные условия для вымогательства со стороны некоторых крайне неприятных режимов

Ян Бреммер (Ian Bremmer), 30 августа 2005

НЬЮ-ЙОРК - Обеспокоенность рынка тем, что рост цен на нефть подорвет экономический рост США (и всего мира), достигла своего пика. Все больше и больше аналитиков, начиная от руководителя розничной сети 'Wal-Mart', объясняющего более низкий, чем ожидалось, уровень доходов ростом цен на энергоносители, и кончая Международным Валютным Фондом, который прогнозирует, что нефтяные цены затормозят перспективы развития еврозоны, предупреждают о том, что споры сегодня вызывают лишь сроки и масштабы кризиса.

Кроме последствий для рынка существуют и соответствующие политические риски. Ситуация все более выглядит таким образом, что страны-производители нефти могут попытаться использовать нефть в качестве оружия для достижения собственных политических целей.

Есть две причины, по которым нефть стала высокоэффективным оружием. Во-первых, на мировых рынках нефти почти исчерпаны возможности для наращивания ее добычи. Страны-члены ОПЕК и крупные нефтепроизводители, не входящие в ее состав, ведут добычу на максимуме возможностей.

Мировые рынки будут испытывать нехватку еще как минимум два или три года, а китайские потребности в энергоносителях будут по-прежнему резко расти. Поскольку мировые рынки находятся в крайнем напряжении, даже краткий перебой в добыче нефти грозит оказать очень непропорциональное негативное воздействие на цены.

Во-вторых, страны-производители нефти пересматривают свои оценки относительно способности мирового спроса на нефть к быстрой адаптации. Когда нефть продавали по 30 долларов за баррель, они исходили из обычных представлений о том, что существенный скачок цен может привести к понижению спроса и нанести ущерб показателям по прибыли, поскольку страны-импортеры активно искали новые источники приобретения нефти, новые альтернативные источники энергии и прочие способы уменьшения потребления ископаемого топлива.

А сейчас, когда нефть продают намного дороже 60 долларов за баррель, а снижения спроса (пока) не предвидится, страны, экспортирующие энергоносители, меняют свои оценки. Сейчас некоторые из них полагают, что они смогут подтолкнуть цены еще выше и увеличить свои доходы без особого снижения спроса.

Опасность заключается в следующем: данные факторы будут способствовать тому, что одна из стран-производителей нефти, обладающая таким политическим топором, может снизить объем добычи и продажи определенным своим потребителям (или, по крайней мере, пригрозить так поступить), изъять небольшой объем нефти с рынка, а потом выиграть от возникшего из-за этого скачка цен.

Такая ситуация существенно укрепляет позиции стран-экспортеров нефти на рынке и усиливает их политическое влияние - и это верно даже в отношении мелких производителей. Таким образом, дипломатические споры с такими странами решать будет еще сложнее.

И это уже происходит на практике. Соединенные Штаты импортируют около 14 процентов потребляемой нефти из Венесуэлы. Президент этой страны Уго Чавес неоднократно угрожал сократить объем экспорта в США, если Вашингтон будет по-прежнему выступать против его государства.

В конечном итоге, основанная на нефти венесуэльская экономика настолько тесно завязана на Соединенные Штаты, что Чавесу будет очень трудно ликвидировать тот экономический ущерб, который он нанесет собственной стране, если танкеры с его нефтью пойдут мимо американских портов. Однако в нынешней ситуации цены растут даже от одних угроз.

Более существенная угроза исходит от Ирана. Новый президент страны Махмуд Ахмадинеджад дал ясно понять, что он не доверяет западным государствам, и что Иран будет продолжать разработку своей ядерной программы. Некоторые члены его нового кабинета, проводящего жесткую политическую линию, в том числе, новый министр нефти Али Саидлу, утверждают, что сговор Соединенных Штатов с нефтяными производителями (особенно с Саудовской Аравией) способствует искусственному занижению цен, даже на фоне сегодняшнего скачка.

Есть определенные намеки на то, что если дело о ядерной программе Ирана будет передано в Совет Безопасности ООН, Саидлу, у которого мало опыта в вопросах торговли энергоносителями, может пригрозить прекратить экспорт нефти в страны, поддерживающие Соединенные Штаты (особенно это касается Японии и Великобритании).

Верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи способен наложить некоторые ограничения на использование нефти в качестве оружия давления. И в любом случае, большая часть иранской нефти продается на мировых рынках. Однако намерения Хаменеи пока не ясны. Возможно, достижение политических и военных целей заинтересует его больше, чем стабильность рынка. А часть иранского экспорта ориентирована на развитые страны, зависящие от поставок нефти.

Простая угроза о снижении экспорта энергоносителей - даже если речь пойдет лишь о 200 000 баррелях в день - может оказать такое воздействие на зависящие от спроса рынки, что она превратится в самую крупную мировую опасность для нефтяных цен, и без того уже крайне высоких.

В любом случае, тот рычаг, который получает Иран, повышает шансы на то, что Тегеран сохранит свою непреклонность в переговорах о ядерной программе. Поэтому, когда Иран заявляет, что у него есть выбор на случай эскалации конфликта по инициативе администрации Буша, он совершенно прав.

Конечно, если Иран начнет переигрывать, усилится вероятность того, что США или Израиль нанесут удары по его ядерным объектам. А это, в свою очередь, приведет к дальнейшему росту цен на нефть.

Даже если станет очевидным то, что цены на энергоносители замедляют мировое развитие, зависящие от импорта нефти страны мало что смогут сделать в ближайшей перспективе для сдерживания спроса. Совершенно не ясно, сможет ли Саудовская Аравия, единственный реальный компенсирующий производитель, увеличивать поставки нефти на рынок достаточно быстрыми темпами, чтобы удовлетворить растущее потребление.

Да и сама Саудовская Аравия может быть не против того, чтобы получить побольше доходов от такого роста спроса. В любом случае, энергетическая зависимость развитых стран от ряда самых нестабильных в политическом плане государств - Ирана, Венесуэлы, России, Судана - создает идеальные условия для вымогательства со стороны некоторых крайне неприятных режимов.

Ян Бреммер является президентом консалтинговой фирмы Eurasia Group и старшим научным сотрудником Института мировой политики.

"The International Herald Tribune", США

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03176 sec