Борьба за власть: последуют ли наши силовики примеру своих иранских коллег?

Филин Владимир Ильич

29 августа 2005
Филин Владимир

Недавно в Иране официально вступил в должность новый президент страны Махмуд Ахмади-Неджад. Своими впечатлениями о нем и его политическом курсе с Анной Колчак делится наш постоянный автор Владимир Филин, только что завершивший деловую поездку в Тегеран и Кум.

- Махмуд Ахмади-Неджад пользуется безусловной поддержкой шиитского духовенства и силовых структур Ирана, включая Корпус стражей исламской революции. Именно благодаря этим силам он стал президентом, чего, кстати, поначалу мало кто ожидал.

Основным соперником Ахмади-Неджада являлся бывший президент и один из самых богатых людей Ирана Али-Акбар Хашеми-Рафсанджани. Его в ходе всей избирательной кампании поддерживали иранские олигархи, а на последнем этапе и либералы во главе с уходящим главой государства Мохамедом Хатами. Тем не менее, избиратели, особенно малообеспеченные, проголосовали за Ахмади-Неджада.

Перед новым президентом стоят чрезвычайно сложные внутренние и внешние задачи. Внутри страны ему противостоит по сути объединенная либерально-олигархическая оппозиция, пользующаяся скрытой поддержкой Запада. На сегодняшний день тактика оппозиции состоит в том, чтобы, с одной стороны, дать президенту наделать как можно больше ошибок, а, с другой, удержать его от решительных действий, направленных против экономических позиций олигархии.

Тогда, через какое-то время, когда население постигнет разочарование, оппозиция сможет перейти к более решительным действиям, вплоть до свержения исламского режима. Как я понял, Ахмади-Неджад и поддерживающие его силовики эту угрозу осознают. Также как и то, что запас времени у них весьма ограничен. Поэтому в скором будущем, как мне сказали, должны быть приняты какие-то кардинальные решения.

- То, что вы описали, напоминает нынешнюю политическую ситуацию в России?

- У меня таких аналогий не возникло. В России в отличие от Ирана власть силовикам не принадлежит. Одна только видимость. Реальная же власть по-прежнему в руках олигархических кланов, ее экономический идеолог – все тот же Чубайс.

Наши силовики довольствуются взиманием с коммерческих структур так называемой «административной ренты». В свободное от «бизнеса» время они в основном сосредоточились на поисках решений, которые позволили бы Путину остаться на третий срок и тем самым сохранить статус-кво еще на несколько лет.

О том, чтобы самим прийти к власти и упразднить олигархию как явление, они сейчас не задумываются. Но может быть потом задумаются, когда ситуация припрет их к стенке, я не знаю. А их иранские реально пришли к власти. Давайте посмотрим, что у них получится.

- Вы говорили о внешнеполитических проблемах Ирана?

- При прежнем либеральном президенте Хатами Иран включился в навязанную Западом игру вокруг своей ядерной программы. Роли были распределены так. США взяли на себя функцию «злого следователя», периодически под угрозой применения силы выдвигая Тегерану ультиматумы. Затем подключались «добрые следователи» из стран Евросоюза – Великобритании, Франции и Германии. Они уговаривали иранцев принять очередное требование «мирового сообщества». Затем следовал новый ультиматум США и так до бесконечности.

Махмуд Ахмади-Неджад прекратил эту игру в «кошки-мышки», заявив, что больше ни на какие уступки не пойдет. После этого началась война нервов. Американцы, поощряемые Израилем, угрожают нанесением воздушных ударов по иранской территории, включая ядерные и военные объекты. Иран же пока твердо стоит на своей позиции. Чем все закончится, сказать сложно.

У Ахмади-Неджада есть в запасе такой важный козырь, как влияние на шиитские общины Ирака, центрального Афганистана и Ливана. В случае нападения США эти общины могут дестабилизировать внутреннюю ситуацию в трех упомянутых странах, столь важных для Америки, оккупирующей Ирак и Афганистан, и Израиля, граничащего с Ливаном. Так что безнаказанной американская агрессия скорее всего не останется.

- Что можете сказать о политике России в отношении Ирана?

- Она двойственна. С одной стороны, у кругов, близких к Кремлю, имеется явный коммерческий интерес к сотрудничеству с Ираном в ядерной области. Но, с другой, ощущается мощное и все возрастающее давление американцев на Путина. Это давление постепенно приносит свои плоды. У меня сложилось впечатление, что при дальнейшем обострении ситуации Тегерану на поддержку Москвы особо рассчитывать не стоит.

- Сменим тему. Пользуясь случаем, задам вам несколько вопросов, которые имеются у оппозиционной общественности в связи с бизнесом возглавляемого вами агентства «Far West Ltd». Для начала такой вопрос: завтра вы открываете представительство «Far West Ltd» в киргизском Оше. Чем оно будет заниматься?

- Мониторингом ситуации в Ферганской долине. То есть тем же, чем мы уже несколько лет занимаемся в Крыму и в Приволжском федеральном округе РФ – в Татарии, Башкирии, Удмуртии, Марий-Эл.

- Выходит, вы расширяете свой бизнес?

- Нет. У нас узкая ниша, подверженная сильной динамике с точки зрения географии. Так, раньше мы работали в Африке. Сейчас мы оттуда ушли. В прошлом году мы ушли с Балкан – ситуация там стабилизировалась, российские миротворческие силы выведены и фронт работ для нас исчерпан. Тоже самое с Грузией. Там сменился политический режим, начат вывод российских войск с базы в Батуми. Мы свою задачу выполнили, а новых пока не просматривается. Но если они возникнут, то мы вернемся.

А пока мы сосредоточили свой коммерческий консалтинг по вопросам безопасности бизнеса в трех странах – Колумбии, Афганистане и Ираке. Там много работы и это надолго.

- О вашем бизнесе ходит много слухов. Развейте их.

- Охранные услуги мы не предоставляем – это не наш профиль, наемников не вербуем, с ГРУ, ФСБ и СВР отношений не поддерживаем, никакой противозаконной деятельностью не занимаемся. Я понимаю, что, работая в Колумбии и Афганистане невозможно ничего не знать о наркотрафике. Мы что-то знаем, у нас на эту тему есть публикации в СМИ, кто интересуется, может прочитать. Но что-то знать – это не значит участвовать. И мы не участвуем.

- Вас упрекают в неразборчивых политических связях?

- Обычно так ставят вопрос политизированные дилетанты.

Когда речь идет о бизнесе, политические взгляды никакой роли не играют. Если бы мы обращали на это внимание, мы вообще не смогли бы работать. Как, например, работать в том же Ираке, если у вас не сложились отношения с американцами и англичанами, или с Ираном, имеющим влияние на шиитов, или с суннитским сопротивлением, или с курдами, или с Саудовской Аравией? Аналогично в Колумбии, Афганистане и тех странах, куда мы инвестируем.

- А Россию вы инвестируете? Ведь свои проблемы с правоохранительными органами вы вроде бы урегулировали?

- Рано пока инвестировать. А с правоохранительными органами у нас проблем не было. У нас были трения с некоторыми людьми, которые пытались взять нас под «крышу». Когда мы отказались, они инициировали уголовные дела в нескольких странах. Но у них ничего не вышло. Тогда они, с целью оказания психологического давления, развернули клеветническую кампанию в СМИ – все эти липовые справки, «прослушки».

Но это тоже не подействовало, а сами эти люди лишь скомпрометировали себя в глазах собственного руководства. Сейчас они уволены и лишились возможности вредить нам по крупному. Хотя могут, конечно, устроить какую-нибудь мелкую пакость, например, что-нибудь еще опубликовать на маргинальных сайтах.

- В последний месяц у вас появились новые критики в журналистской среде. Причем все из Санкт-Петербурга. Один из них - известный либеральный правозащитник, другой – нацист, хотя и не русский по национальности, но такие парадоксы встречаются.

- Это все бросовая агентура, которую откровенно подставляют и, играя на неудовлетворенных амбициях, подталкивают к провоцирующим действиям. Есть такой Дима Якушев. Он опубликовал несколько критических статей о нас и, видимо, ожидал, что мы обратим на него внимание. Но мы должного, с его точки зрения, внимания ему не уделили. Он обиделся и отправил всем, кому только смог электронные письма, что мы, якобы, хотим его погубить. У нас и в мыслях такого нет. Зато у нас есть недоброжелатели, которые в средствах не стесняются. Они вполне могут этому Диме что-нибудь сделать специально для того, чтобы подумали на нас.

Или другой пример, почти комический. В Питере есть журналист Нерцесов. Он выдумал такую историю. Когда-то у нас были сложные отношения с людьми по фамилиям Петров и Саркисян. Оба они по разным причинам и в разное время ушли в мир иной. Но на днях Нерцесов заявил, что он якобы с кем-то из них разговаривал по телефону. При этом его собеседник, дескать, находился в Европе и был в великолепном самочувствии.

Лично мне совершенно ясно, что это не более чем фантазия. С потусторонним миром по телефону еще никто не общался и покойников в великолепном самочувствии не находил. Конечно, у нацистов весьма популярны оккультизм и путешествия в астрал. Но не до такой же степени! А загвоздка здесь в том, что факт смерти Сережи Петрова у некоторых людей в свое время действительно вызывал сомнения. Как на грех, это весьма жесткие люди, у которых к Сереже были крупные финансовые претензии. Но я все-таки надеюсь, что они не воспримут слишком уж всерьез буйство фантазии Нерцесова и не станут интересоваться «адресочком».
========
Об авторе:

Филин Владимир Ильич (1959 г.р.), политолог. Родился в 1959 году в Киеве, получил военно-техническое образование, кандидат технических наук, свободно владеет 9 языками, в 1993 г. уволился из Вооруженных сил, в настоящее время – исполнительный директор швейцарской консалтинговой фирмы «Far West Ltd».

Специализируется на проблемах революционного и партизанского движения в развивающихся странах. Автор резких и глубоких статей в российских и зарубежных СМИ.

[ http://forum.msk.ru/author/19.html ]

Форум.мск

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03685 sec