Мировые энергетические рынки: все хуже, чем вам кажется

28 августа 2005
Анна Чемберс, Николас Гвоздев

Выступая на брифинге, посвященном мировым энергетическим рынкам и организованном журналом «The National Interest», один из влиятельных экспертов по международным энергетическим проблемам Джей Робинсон Уэст предостерег, что в ближайшие несколько лет Соединенные Штаты могут столкнуться с острым энергетическим кризисом, включая перебои с поставками нефти, рост цен на нее до 70 долл. за баррель и до 2,8 долл. и выше за галлон бензина.

Джей Уэст, основатель и председатель PFC Energy, одной из самых влиятельных международных энергетических консалтинговых фирм, расположенной в Вашингтоне, был заместителем министра внутренних дел в администрации Рейгана и членом консультативного совета «The National Interest». Модератором дискуссии, прошедшей в центре Никсона, выступил бывший советник президента по национальной безопасности Брент Скоукрофт.

Используя в качестве отправной точки свою работу «Будущее российской энергетики», Уэст отметил, что после 11 сентября многие предсказывали, что, сократив зависимость от Саудовской Аравии, США будут больше полагаться на Россию как на альтернативный источник поставок. «Должен сказать вам, - заявил он, - что Россия - не ключ к энергетическому будущему Америки».

Энергетический сектор России управляется плохо, отметил он, а компетентной бюрократии для надзора за операциями не существует. Если смотреть более широко, то, по словам Уэста, политическое руководство страны не установило четких приоритетов для своих целей. Тяжелая и неэффективная рука государства душит энергетический сектор, а для улучшения слабой ответственности менеджмента было сделано мало.

Более того, указал он, несмотря на высокие цены на нефть, российские компании не инвестируют в модернизацию существующей инфраструктуры, строительство новых трубопроводов или разработку месторождений. В результате аналитики PFC Energy уже не считают, что к 2008 году добыча нефти в России достигнет пика в 10 млн. баррелей в день.

По их мнению, она гораздо раньше стабилизируется на более низком уровне.

Иностранные инвесторы по-прежнему неохотно идут в Россию, частично из-за неизвестности, возникшей в результате дела «ЮКОСа», сказал Уэст. Однако, добавил он, менеджеры российского энергетического сектора, похоже, не понимают, что нефтяной бизнес требует постоянных повторных инвестиций, и вместо этого выводят деньги из своих компаний. «Газпром» сейчас зарабатывает меньше, чем три года назад, когда цены на нефть составляли около 20 долларов за баррель.

На самом деле, считает Уэст, одно из проклятий российского энергетического сектора - это одинаково высокие цены на нефть и газ, и у российского правительства нет стимула проводить реформы, если деньги от экспорта продолжают поступать в больших количествах. Вместо этого широко распространены взятки. Разумеется, продолжил он, эта проблема существует не только в России. Государственные нефтяные компании контролируют 77% мировых запасов нефти, и высокие цены умеряют желание осуществлять необходимые перемены также в Мексике и других странах.

Сегодня мировые энергетические рынки находятся в специфической стадии, когда спрос не сдерживается ростом цен, сказал Уэст. Создается ситуация, когда в отсутствие инвестиций излишкам капитала некуда идти. В будущем цены на нефть сильно упадут по сравнению с нынешним уровнем, заверил Уэст, но спрашивать, когда, это все равно, что спросить рыбака из штата Мэн, действительно ли он рыбачил всю свою жизнь. Ответом, скорее всего, будет: «Пока нет». К сожалению, найти ответы, которые так хотят услышать бизнесмены и политики, чрезвычайно сложно.

Уэст также отметил, что высокий уровень неопределенности на сегодняшнем энергетическом рынке служит основной движущей силой, вызывающей рост цен. Большинство основных производителей - Россия, Венесуэла, Иран, Ирак и Нигерия - сейчас столкнулись с серьезной политической неизвестностью, пояснил он.
А весьма реальная проблема сокращения добычи усиливает эту неизвестность.

В Ираке, по словам Уэста, нефтяной сектор лежит в руинах. Временное правительство не обладает полномочиями по заключению обязывающих соглашений, а профессиональный штат министерства нефти был заменен приверженцами Чалаби. В результате коррупция растет и скоро достигнет такого уровня, что англо-американские нефтяные компании не смогут вести дела в Ираке и уступят место китайским, российским и другим менее связанным ограничениями фирмам.

В Иране добыча нефти также сокращается, а к власти пришла новая команда, более склонная отстаивать интересы страны в регионе, что может привести к конфликтам. Эта новая команда, кроме того, не заинтересована в международных инвестициях и идеологически против присутствия иностранных компаний, добавил он. Перейдя к Венесуэле, эксперт сообщил, что государственная нефтяная компания страны находится на грани краха, а правительство Чавеса нестабильно.

В Мексике объемы добычи вот-вот сократятся из-за старения месторождений и инфраструктуры, а конституция страны запрещает международные инвестиции в нефтяной сектор. Более того, мексиканские политики направляют денежные потоки в другие проекты, оставляя на повторные инвестиции совсем немного. Для политиков «нефть все равно, что сантехника: пока она работает, они не беспокоятся об эффективности операций или рациональности в долгосрочной перспективе. Это приводит к недостаточным инвестициям в инфраструктуру, трубопроводы и развитие новых активов».

В прошлом, сказал Уэст, всегда существовали избыточные добывающие мощности, которые можно было использовать во время крупных перебоев с поставками, но сейчас их почти нет - всего 2 млн. баррелей в день, причем 85% приходится на Саудовскую Аравию. Эта страна своего рода центробанк нефтедобычи, и хотя это ни коим образом не оправдывает внутреннюю политику Эр-Рияда, необходимо признать, что ключевой частью нефтяного сектора он управляет очень ответственно, а «Saudi Aramco» - очень компетентная и профессиональная компания.

Но сегодня ограничены возможности даже Саудовской Аравии. Когда добыча в Венесуэле была приостановлена из-за забастовки, саудовцы увеличили объемы. Но венесуэльская нефть находится в шести днях морского плавания от американских НПЗ, а нефтетанкеры из Саудовской Аравии достичь США могут только за 45 дней.
Если хотя бы одна крупная нефтедобывающая страна прекратит добычу или столкнется с серьезными перебоями поставок, предостерег Уэст, цены на нефть, которые достигли 60,54 доллара, легко могут превысить отметку в 70 долларов за баррель, а это означает взлет цен за галлон бензина в США до 2,8 долл. и выше. Эксперт предложил несколько возможных сценариев, которые могут привести как раз к такому исходу, например, переворот в Венесуэле.

Многие полагают, что резкий рост спроса на энергоносители подстегивает конкуренцию за ресурсы между Китаем и США и определит будущее энергетического рынка, отметил Уэст. Но, на его взгляд, пока еще неясно, будут ли США и Китай сотрудничать или соперничать. Он считает, что игра вовсе не обязательно должна закончиться с нулевым результатом, и даже упомянул возможность того, что Вашингтон поможет упростить Китаю доступ к международным инвестициям и гарантированным потокам нефти.

Он признал, что заявка, поданная Китайской национальной оффшорной нефтяной компанией (CNOOC) на приобретение UNOCAL, шокировала Вашингтон, однако заверил, что сделка заглохнет сама собой. CNOOC получила беспроцентный заем на 25 лет от китайского правительства, что полностью противоречит правилам ВТО. Лучший способ решения вопроса, по словам Уэста, это отнестись к происходящему как к коммерческой сделке. Тогда окончательная ответственность за решение по заявке CNOOC будет лежать на совете директоров UNOCAL, а не на американском правительстве.

В заключение Уэст сказал, что администрация Буша не уделяет достаточного внимания энергетической безопасности. Всем нравится думать, что нефти для удовлетворения нынешних потребностей более чем достаточно. А потому, когда, например, PFC Energy предупредила, что принятие и возобновление Акта о санкциях в отношении Ирана и Ливии окажет негативное влияние на рост добычи, люди, похоже, решили, что нефть придет откуда-нибудь еще. Ожидается, что к 2030 году спрос достигнет 120 млн. баррелей в день, но аналитики PFC считают, что предложение не сможет намного превысить 100 млн. баррелей в день.

Где брать остальную нефть? Саудовская Аравия проводит инвестиционную программу в размере 50 млрд. долларов, но это увеличит добывающие мощности страны до 12 млн. баррелей в день, а в будущем, возможно, до 15 млн., но не более того. В то же время ресурсная база Центральной Азии была сильно преувеличена, а капитальные инвестиции на порядок уступают Западной Африке, где объемы добычи гораздо выше. Конкуренция за центрально-азиатские ресурсы продолжится, но называть ее «большой игрой» было бы преувеличением. Скорее, это будет несколько «рыцарских боев в темных аллеях».

Уэст сказал, что в 2015 году мировой спрос на нефть превысит предложение, и призвал заинтересованные стороны в США серьезно изучить ситуацию. Сегодняшний американский стиль жизни, основанный на расширении пригородов и поселков, зависит от дешевых кредитов, дешевой земли, дешевых энергоносителей и Федерального акта о строительстве дорог.

Символом этой жизни служит не внедорожник, а Wal-Mart, сказал Уэст, а прибыли Wal-Mart начинают падать. По его мнению, зависимость от автомобилей предотвратила эластичность спроса, к которой должен был привести нынешний скачок цен на нефть: машины уже не роскошь или способ добраться до работы, а неотъемлемая и неизбежная часть жизни. В результате энергетический кризис будет очень важен с политической точки зрения: пригороды и поселки - это сердце консервативной Америки, и если цены на бензин достигнут 3 долларов за галлон, программ социального обеспечения окажется далеко недостаточно.

Пром. Ведомости

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03602 sec