Атомный сектор США надеется на золотую жилу в Китае

19 августа 2005
Дэвид Линч

В ближайшие недели правительство Китая объявит победителей тендера на строительство 4 атомных энергоблоков в провинциях Чжэцзян и Гуандун. Общая стоимость проекта оценивается в 8 миллиардов долларов. Однако даже этот крупнейший проект обещает стать всего лишь началом настоящей ядерной лихорадки в Поднебесной.

Сталкиваясь с нехваткой электроэнергии, Китай планирует потратить до 2020 года порядка 400 миллиардов юаней (50 миллиардов долларов) на возведение 30 новых атомных блоков в дополнение к тем 11, что уже работают или находятся на завершающем этапе строительства в настоящий момент.

Лидерами в борьбе за АЭС «Саньмэнь» и «Янцзян» являются американский «Вестингауз» и французская группа AREVA. На почтительном отдалении от них расположился российский «Атомстройэкспорт».

В США атомная индустрия рассчитывает, что китайские заказы станут подспорьем для возрождения атомной энергетики в самих Соединённых Штатах. Хотя атомный сектор производит 20% американского электричества, проблемы, связанные с финансами, безопасностью и обращением с РАО, привели к полному отсутствию новых заказов на энергоблоки на территории США за последние 27 лет.

«Китай – это первая лига», – считает Дэниел Липман, вице-президент «Вестингауза». «Успех в Китае приведёт к успеху в США… Наши заказчики внимательно следят за развитием событий».

В начале августа президент Буш подписал указ, поощряющий развитие атомной энергетики в стране путём совершенствования системы кредитования, страхования и банковских гарантий. Однако даже в свете новых перспектив, открывающихся перед американскими атомщиками, некоторые критики продолжают настаивать на том, что передача современных ядерных технологий Китаю представляет угрозу с точки зрения нераспространения.

«Вы не можете строить АЭС для страны, которая наращивает свой военный потенциал и угрожает использовать ядерное оружие против США», – считает конгрессмен от Калифорнии Дана Рохрабейчер, имеющая в виду недавние высказывания китайского генерала о возможной атомной войне между Америкой и Китаем в случае возникновения конфликта вокруг Тайваня.

В Китае атомная энергетика рассматривается как ключевая компонента в правительственной программе по увеличению производства электричества. Потребление электроэнергии в КНР увеличится с нынешних 1,9 триллионов киловатт-часов в год до 4,5 триллионов киловатт-часов к 2020 году. Для сравнения, Америка в 2003 году потребила 3,6 триллионов киловатт-часов электроэнергии.

Чтобы обеспечить страну энергией, китайские государственные предприятия строят плотины и ветряные станции, а также задумываются над мирным атомом. По планам, к 2020 году доля атомной энергетики в национальном производстве электричества должна почти удвоиться – с нынешних 2,3% до 4%.

Сегодня почти 80% китайского электричества вырабатывается из угля, который загрязняет атмосферу и оставляет за собой немало отходов. Поэтому для Пекина очень важным оказался факт экологической чистоты атомной энергетики.

Ядерные реакторы особенно интересны для быстрорастущих прибрежных городов, удалённых от северо-восточных угольных запасов. Имея в виду грозящее всем глобальное потепление, сторонники американо-китайских связей утверждают, что Америка только выиграет от сокращения выбросов в Китае вследствие перехода на мирный атом. Тем не менее, на последних парламентских дебатах конгрессмены и сенаторы подвергли критике решение правительства США по финансированию китайских ядерных контрактов. Республиканцы и демократы обвиняют Пекин в распространении военных ядерных технологий в такие страны, как Пакистан, а также опасаются появления могущественного соперника на глобальном атомном рынке.

«Фактически мы, посредством займов, взятых у своих налогоплательщиков, субсидируем китайцев на освоение наших технологий», – недоволен сенатор Том Кобурн из Оклахомы.

28 июня Палата представителей проголосовала 313-114 против намерения экспортно-импортного банка США выделить кредит в размере 5 миллиардов долларов для реализации китайских контрактов «Вестингауза» (в случае победы последнего на тендере). Этот гигантский кредит в три раза превысил бы предыдущий крупнейший кредит экспортно-импортного банка.

Однако Сенат, где оппозиция сотрудничеству с Китаем проявляется не так ярко, отказался поддержать аналогичное решение, предложенное Кобурном. Это означает, что в сентябре обеим палатам американского парламента придётся искать компромисс.

Китай, в своих условиях для участников тендера, выдвинул определённые финансовые требования. Готовность экспортно-импортного банка к выделению кредита была вызвана необходимостью уравнять шансы американцев с французами и русскими, получившими финансовые гарантии от своих правительств. «Это позволило бы «Вестингаузу» вести борьбу в терминах продукции и услуг, а не в денежной сфере», – отмечают представители экспортно-импортного банка.

Оппозицию кредиту в Палате представителей возглавляет Берни Сандерс из Вермонта, называющий условия кредита «безумными». «Полный абсурд для Соединённых Штатов выделять кредит британскому правительству», – говорит Сандерс, имея в виду нынешний статус «Вестингауза» как дочерней компании британской государственной BNFL.

Сам «Вестингауз», в свою очередь, обращает внимание, что китайские контракты позволят задействовать в США 5130 рабочих мест, причём три четверти из них будут новыми. Конструирование и производство оборудования для АЭС будет проходить в 12-15 штатах.

Кроме дела о кредите, критики сближения с Китаем не забывают и вопросы национальной безопасности. До 1998 года американское правительство запрещало продажу реакторных технологий в Китай. Но после формального заявления президента Клинтона о том, что Китай более не оказывает помощи третьим странам в разработке ядерного оружия, у «Вестингауза» оказались развязаны руки для изучения потенциально богатого китайского атомного рынка.

Сандерс, однако, настаивает, что участие «Вестингауза» в ядерной торговле с Китаем опасно. Парламентарий напоминает, что Китайская национальная ядерная корпорация в прошлом принимала участие в поставках атомных технологий в Пакистан и Иран. В декабре 2004 года США ввели очередные санкции против китайских компаний и физических лиц за их предполагаемое участие в незаконной торговле с Ираном.

«Вестингауз» отвергает эти опасения как надуманные. После многолетних перебранок с Америкой, в настоящее время Китай существенно улучшил свою систему экспорт-контроля и вступил в ГЯП.

Одной из потенциальных угроз, связанных с атомными реакторами, является возможность получения из ОЯТ плутония для последующего использования в качестве оружейного материала. Но новый проект американского реактора – AP-1000 – позволяет работать без перегрузки на протяжении двух лет. Такая длительность кампании топлива безнадёжно «портит» изотопный состав плутония и делает его непригодным для военных целей, считает Кэрол Кесслер, директор Центра глобальной безопасности. «Технологии AP-1000 особенно хорошо защищены от распространения», – добавляет она.

Ещё одним поводом для головной боли у конгрессменов стало желание «Вестингауза» продать в Китай свои самые современные разработки. Реакторы AP-1000, в отличие от ныне действующих в США установок, обладают пассивными чертами безопасности. В случае аварии их операторам не придётся вмешиваться, так как реактор самостоятельно перейдёт в безопасное заглушенное состояние. Кроме того, проект AP-1000 существенно оптимизирован – в нём на 87% меньше кабелей и на 50% меньше предохранительной арматуры по сравнению с предыдущими моделями.

Китайцы уже продемонстрировали в других областях промышленности – от автомобильной до авиационной – что не собираются просто покупать современные технологии. Они предпочитают их осваивать, налаживать собственное производство, а затем выходить на рынок, создавая конкуренцию исходным производителям. В атомном тендере китайцы, выбирая между AREVA и «Вестингаузом», будут учитывать объём и сроки передачи технологий.

Представитель «Вестингауза» в Пекине утверждает, что компания готова к наибыстрейшей передаче технологий китайским партнёрам. «Наше желание – помочь китайскому атомному сектору достичь самодостаточности». Это не означает, конечно, что китайский рынок закроется перед Западом.

В «Вестингаузе» уверены, что Китай повторит путь Южной Кореи, которая закупает американские реакторы с 70-ых годов прошлого века. Самые последние южнокорейские атомные энергоблоки на 90% используют местные технологии. Несмотря на это, в августе 2002 года «Вестингауз» получил контракт на 350 миллионов долларов на поставку оборудования в эту страну для четырёх новых энергоблоков. «Передача технологий оставляет «Вестингаузу» возможности для продолжения сотрудничества», – считаю в американской компании.

Официально Китай уведомил участников тендера, что победитель будет назван к концу года. Однако в июне генеральный секретарь Китайского ядерного общества заявил в интервью газете «China Daily», что результатов можно ожидать уже в октябре.

Ещё одним добрым знаком для американских атомщиков стал готовящийся визит в США китайского президента, который состоится в ближайшие недели. Как известно, в практику китайских властей входит приурочивание заключений крупных сделок к официальным визитам первых лиц государства.

USA Today

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03803 sec