Боже, что мы натворили?

09 августа 2005
Владимир Симонов

Перед вылетом плотно закусили омлетом с сосисками.

Потом вышли на летное поле и обомлели. Их родной бомбардировщик, их «Энола Гей» - так Пол Тиббетс, командир миссии, любовно окрестил самолет именем своей матери – искрился в лучах киношных юпитеров. Вокруг громоздились треноги кинокамер, роилась толпа фоторепортеров. Командование явно запасалось картинками для истории.

- Эй ты! – крикнул фотограф одному из членов экипажа. – Ты ведь, парень, прославишься! Встань-ка вот здесь и улыбнись пошире.

Тот послушно повиновался. И попутно сострил: вся кутерьма сильно смахивает на открытие нового универсама.

На самом деле это было открытие человечеством нового способа самоубийства. Тогда - немыслимого, теперь – надежного, с гарантией.

В 2:45 ночи «Энола Гей» тяжело оторвался от коралловой взлетной полосы острова Тиниан в Тихом океане и взял курс на северо-запад.

В 8:08 капитан Парсонс, военный физик, вошел в кабину пилотов и встал за спиной Тиббетса. Внизу в прорехе облаков, как лапа какого-то фантастического существа, выплыла река Ота с семью когтями-притоками.

- Это Хиросима, - сказал Тиббетс в микрофон. И Парсонсу сухо, по инструкции:

- Подтверждаете, что это и есть наша мишень?

- Так точно.

- Заходим на бомбометание, - скомандовал Тиббетс. – Всем надеть защитные очки.

Бомбовой люк распахнулся автоматически. Под ногами, сквозь стеклянный фонарь бомбардир Том Фереби увидел, как «Малыш» плашмя провалился вниз.

- Бомба пошла! – крикнул он.

Было 8 часов 15 минут 17 секунд 6 августа 1945 года.

Человечество бросилось головой вниз в век военного атома. Сегодня, ровно через 60 лет, оно все еще не знает, как из него, проклятого, выкарабкаться.

Каждая годовщина первой в истории ядерной бомбардировки – нынешняя не исключение - порождает новую лавину старых вопросов.

Почему сгорели заживо, превратились в темную липкую массу 140 тысяч жителей Хиросимы и 80 тысяч – Нагасаки, 95 % из них невоенный люд? Было ли использование Соединенными Штатами ядерного меча позарез необходимым? Действительно ли Япония никогда не выбросила бы белый флаг капитуляции, не обожги ее жар нового дьявольского оружия?

Традиционная американская историография вот уже шесть десятилетий степенно кивает головушкой: да, необходимо, да, не сдалась бы.

В качестве бесспорного аргумента нам предлагают вроде бы очевидную причинно-следственную связь. Смотрите, 6 и 9 августа – бомбежки Хиросимы и Нагасаки, а 14 августа «Радио Токио» уже объявляет, что император Японии принял американские условия капитуляции.

Благодаря бомбе кончилась война, уверяют нас. Низкий ей поклон – она также спасла сотни тысяч американских жизней, которыми в противном случае пришлось бы заплатить за вторжение армии США на Японские острова.
Мифы, мифы, мифы... Псевдопатриотичные, придуманные в потуге обмануть историю.

На самом деле атомная казнь Хиросимы и Нагасаки не имела никакого отношения к победе во Второй мировой. Бомбардировки были продиктованы многим, но только не военной необходимостью. И чем дальше мир от августа 1945-го, тем бесспорнее эта оценка.

Сегодня радикальное осмыслении трагедии 60-летней давности предлагает в новой сенсационной книге «Гонки с врагом» (Racing with Enemy) Цуёси Хасегава, профессор истории и директор Центра по изучению «холодной войны» при Калифорнийском университете. Автор получил уникальную возможность скрестить тайны из американских и японских архивов.

Смесь получилась гремучая.

Тезис о том, будто победа в войне не далась бы без атомной бомбы, - образчик околонаучной фантазии, доказывает Хасегава. Придворные вашингтонские историки изобрели этот миф, чтобы «утолить угрызения совести у Трумэна и облегчить исповедь коллективного американского сознания».

На деле фанатичных лидеров Японии не очень-то заботили разрушения, причиненные атомной бомбардировкой США, размышляет автор книги «Гонки с врагом». С точки зрения Токио, обычные американские бомбы могли нанести куда больший урон. Вообще сами по себе руины и жертвы казались тогда японцам второстепенными. Тогдашний военный министр Корэтика Анами эстетски сравнивал американский погром Японии с увяданием цветка - природа опять вызовет его на белый свет будущей весной.

Не бомба сломила Токио, а угроза оказаться лицом к лицу с Красной армией.

Хасегава не оставляет никаких сомнений: именно вступление Советского Союза в войну на Тихоокеанском театре 8 августа 1945 года, через два дня после бомбардировки Хиросимы, стало тем шоком, который вызвал капитуляцию Японии.

У бомбы была другая миссия. Распятие Хиросимы и Нагасаки на атомной дыбе должно было убедить мир: Америка всесильна. В канун определения послевоенного устройства Европы Вашингтон остро нуждался в инструменте международного шантажа. Он его продемонстрировал.

Но это не означало, что гонки с тогдашним врагом – Советским Союзом выиграны. Изнурительное состязание ядерных арсеналов только начиналось.

Мир не успел оглянуться, как в клуб счастливых обладателей оружия массового человекоубийства вломились Франция, Великобритания, Китай, Индия, Пакистан. За клубной дверью, как бы нелегально, исподтишка, собственной бомбой обзавелись Израиль и Северная Корея – спросите экспертов, они подтвердят.

В результате неким магическим словом-заклятием сегодня стало НЕРАСПРОСТРАНЕНИЕ.

Во имя нераспространения Америка отутюжила танковыми гусеницами Ирак. Она же, Америка, пытается сейчас купить за щедрые энергетические дары отказ Пхеньяна от своей ядерной программы – тоже под флагом нераспространения. В свою очередь Иран только что отверг предложение трех стран ЕС облагодетельствовать его мирной ядерной технологией в обмен на прекращение собственных работ по обогащению урана. Опять удар по нераспространению.

Тут на ум приходят небезынтересные вопросы. Скажем, кто именно занимался этим самым, так ненавистным сегодня распространением ядерной смерти?

Как раз к 60-летию трагедии Хиросимы и Нагасаки подоспело поразительное открытие, сделанное программой Би-би-си «Ньюзнайт» в Британском национальном архиве. Изучая рассекреченные документы, журналисты наткнулись на сенсацию. Оказывается, именно Британия тайно продала Израилю в 1958 году 20 тонн тяжелой воды для производства оружейного плутония в израильском ядерном центре Димон в пустыне Негев.

Трудно предположить, чтобы британские чиновники не имели представления, что творят. Технологические и политические последствия содеянного не были для них загадкой. Тогда почему? Простенький ответ дает сегодня лорд Гилмор, бывший высокопоставленный сотрудник Форин-офиса в кабинете консерваторов:

«Их, кажется, больше интересовало, как бы побольше заработать...»

Ради банальной наживы Лондон благословил тогда Израиль на бомбу. А теперь уговаривает Тегеран поступиться своим ядерными амбициями.

Еще любопытный вопрос: почему, собственно, государства вроде Ирана и Северной Кореи начинают сегодня так нервно настаивать на праве обладать ядерным оружием? Похоже, к этому их побуждает обоснованный страх: вслед за Афганистаном и Ираком им тоже может угрожать превентивное нападение США.

Между тем так ли уж безгрешен Вашингтон, когда диктует другим: «Не смейте и думать о ядерном статусе»? Проповедуя режим нераспространения, Соединенные Штаты далеки от того, чтобы соблюдать его сами.

На этот опасный парадокс обратил недавно внимание Мохамед Эль-Барадеи, глава Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ).

- Правительство США требует, чтобы у других государств не было ядерного оружия. Тем временем оно само вооружается, - сказал он германскому еженедельнику "Штерн".- В результате небольшое число привилегированных государств окажется под ядерным оборонительным щитом, тогда как остальной мир – вне его. Если мы не прекратим применять двойные стандарты, нас завалят еще большим количеством ядерного оружия. Мы – на распутье...

Шеф МАГАТЭ имел в виду разработку Пентагоном ядерных мини-бомб, предназначенных, помимо прочего, для поражения подземных бетонных бункеров.

По сути Америка пытается заставить мир делить ядерное оружие на плохое и хорошее. К первому, мол, тянутся «злонамеренные» государства, и им надо дать по рукам. Второе же совершенствует и размножает высший разум Соединенных Штатов, и потому это сама благодать божья.

На самом деле режим нераспространения един для всех и неделим.

Повторением Хиросимы угрожают сегодня не страны-«изгои», как бы «безответственны» они ни были, а скорее террористические группы. Черпающие, между прочим, вдохновение из той же трагедии августа 1945-го. Усама бен Ладен частенько поминает в своих видеопроповедях Хиросиму. Подобно тому, как американская бомба заставила Японию выйти из войны, верует он, так и ядерная атака на Америку заставила бы ее убраться с Ближнего Востока.
В этом смысле террорист с ядерным чемоданчиком, этот самый жуткий кошмар наших дней, был бы мутантом Хиросимы.

Прав Роберт Льюис, второй пилот «Энолы Гей», записавший в своем дневнике сразу после взрыва:
«Боже, что мы натворили?»

Заметьте, не знак восклицания – знак вопроса. Спустя 60 лет никто еще не знает полного ответа.

РИА Новости

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03471 sec