ЕС – Иран: насколько серьезны взаимные ультиматумы?

04 августа 2005
Политический обозреватель РИА «Новости» Петр Гончаров

Насколько серьезны по своим последствиям взаимные ультиматумы, которыми обменялись в эти дни Иран и Евросоюз по поводу выполнения ими достигнутых договоренностей в вопросе иранской ядерной программы?

Большая европейская тройка в лице Франции, Германии и Великобритании фактически в ультимативной форме предупредила Иран, что в случае возобновления им программы по обогащению урана, они приостановят переговоры, и вопрос об иранской ядерной программе будет поставлен на Совбезе ООН. Иран не остался в долгу и в ответ заявил, что подобные угрозы - это не решение проблемы, и ничто не должно ущемлять его законных прав на развитие собственного ядерного топливного цикла (ЯТЦ). Решение возобновить исследования в области обогащения урана - необратимо, как никогда категорично было сказано Тегераном.

Такова суть заметно обострившейся в начале августа пикировки сторон относительно дальнейшей судьбы иранского «ядерного досье», и ситуация на этот раз предстает более чем тупиковой. Приведет ли она действительно к передаче пресловутого «атомного досье» на рассмотрение СБ ООН, что неминуемо грозит Ирану санкциями и изоляцией?

На последнем раунде переговоров в Лондоне стороны, казалось бы, пришли, наконец, к долгожданному компромиссу. Евротройка обещала в конце июля – начале августа представить иранской стороне пакет предложений, включающих определенные экономические, политические и технологические.

Предложения, если судить по просочившимся сведениям, содержат минимум требований к иранской стороне и множество несомненных достоинств. Среди них - строительство АЭС при участии западных фирм, бесперебойное снабжение ядерным топливом на долгосрочной основе, гарантии национальной и международной безопасности, улучшение экономического и торгового сотрудничества с Западом, вплоть до выхода Ирана на позиции главного поставщика нефти и газа в Европу. Это все преференции предлагаются Ирану в обмен лишь на сохранение им моратория на его программу по обогащению урана.

Тем не менее, Тегеран, назвавший этот пакет предложений «евротройки» «вполне приемлемым и положительным», неожиданно резко изменил свой тон, назвав назначенную «евротройкой» дату предоставления предложений 6 августа «умышленным затягиванием решение вопроса», и заявив, что в целях «сбалансирования» ситуации Ирану ничего не остается делать, как возобновить программу обогащения урана. Именно это заявление Тегерана заставило «евротройку» и верховного комиссара ЕС по вопросам внешней политики и безопасности Хавьера Солана выступить с предупреждением, что Евросоюз намерен добиваться созыва специальной сессии Совета управляющих Международного агентства по атомной энергии для решения вопроса об иранских ядерных программах.

Однако, скорее всего, вопрос о созыве специальной сессии Совета управляющих МАГАТЭ будет решен, все-таки, не ранее сентября месяца. К этому времени, по мнению экспертов, должна будет определиться линия нового правительства Ирана во главе с новым президентом Махмудом Ахмадинежадом в сфере международных отношений и, том числе, в вопросе иранской ядерной программы, которую Ахмадинежад назвал в числе приоритетных. Пока что Ахмадинежад категорически настроен на защиту права Ирана в развитии своего ЯТЦ, жертвуя любыми предложениями со стороны Евросоюза и какими бы то санкциями это ни обернулось для Ирана.

По всей видимости, такая позиция нового президента, правда озвученная им в ходе выборной кампании, и стала основной причиной для существенной корректировки Тегераном своей позиции в диалоге с ЕС. Судя по всему, команда Ирана на переговорах с ЕС ждет, какую же позицию по этому вопросу займет администрация Ахмаданежади после его инаугурации. Другое дело, вернется ли теперь Иран к достигнутым ранее договоренностям с европейской тройкой, и насколько жесткую позицию в отношении Ирана займут его главный оппонент США.

Примечательно, что и позиция Вашингтона, инициировавшего проблему «иранского ядерного досье» и неизменно настаивавшего при любом на поводе на незамедлительной передаче «досье» в СБ ООН, заметно смягчилась. Представитель государственного департамента США Том Кейси на последний демарш Тегерана заявил, что Иран и не нарушал соглашение с ЕС, объявив о возобновлении работ по обогащению урана.

Что за этим стоит? Возможно, что и метаморфозы позиции Вашингтона в отношении Ирана также объясняются желанием Белого дома дать возможность новому иранскому руководству показать себя в деле, а для этого, естественно, необходимо какое-то время. Но это не значит, а скорее всего – вовсе не значит, что Белый дом изменит свою позицию в отношении Ирана в принципе.

Вероятнее всего, и Тегеран, как это уже неоднократно было, не откажется от появившейся возможности воспользоваться таймаутом с тем, чтобы еще раз взвесить все «за» и «против» относительно судьбы своего «атомного досье». Судя по всему, призыв «евротройки» к Ирану не возобновлять «активности в области ядерных программ и не предпринимать односторонних шагов найдет позитивное понимание со стороны Тегерана.

РИА Новости

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03581 sec