Саудовская Аравия сменила короля

02 августа 2005
После смерти Фахда трон унаследовал принц Абдалла
Новым королем Саудовской Аравии объявлен Абдалла ибн Абдель Азиз аль Сауд. Это произошло после того, как сегодня утром в клинике Эр-Рияда скончался прежний монарх, 82-летний Фахд ибн Абдель Азиз аль-Сауд.

Новость о политических переменах в одном из ключевых государств арабского Востока и одном из столпов ОПЕК не слишком взволновали мировые рынки. В течение часа после появления этой новости сентябрьские фьючерсные контракты на нефть марки Brent подорожали в системе электронных торгов всего на 0,55%, а потом даже стали дешеветь. По мнению экспертов, это верный признак того, что участники рынка верят: стабильность в королевстве сохранится. Благо начиная с 1995 г. король Фахд занимал этот пост скорее номинально, так как болел, а власть де-факто уже принадлежала его сводному брату Абдалле.

«Скорее всего, в стране ничего не изменится, – считает эксперт Института политического и военного анализа Александр Храмчихин, – покойный монарх последние 10 лет фактически страной не правил, и все нити управления и так были в руках Абдаллы, так что нынешняя передача трона носит формальный характер.

Реформы, может, и продолжатся, но они будут по-прежнему столь робкими, что о стране еще долго можно будет говорить как о самой тоталитарной в мире – даже более тоталитарной, чем Северная Корея. Тем более что население королевства в целом настроено антизападно, чему способствуют два момента – продолжение войны в соседнем Ираке и высочайшая коррупция в самом королевстве (народ оценивает коррупцию как проявление «тлетворного влияния Запада», что не совсем объективно, но главное, что такие настроения налицо и не работают в пользу реформ)».

Вместе с тем эксперты считают, что, возможно, некоторые изменения во внутренней и внешней политике «пустынного королевства» все-таки произойдут. В последнее время страна обозначала некий крен в сторону реформ, венцом которых стало проведение муниципальных выборов (первых в масштабе страны). Хотя, по меркам других стран, это был очень робкий шаг к демократии, поскольку к выборам не были допущены женщины и ряд других потенциальных категорий избирателей.

Тем не менее в процессе подготовки к этому событию в стране образовался ряд объединений, которые западными наблюдателями характеризовались как «прото-партии», и проклевывались другие ростки общественной активности.

С другой стороны, участившиеся теракты – особенно против иностранных представительств – являются свидетельством того, что в стране существует и активизируется ислам даже более радикальный, чем официально существующий в королевстве ваххабизм.

Новому королю придется волей-неволей выбирать между реформами и «охранительством», между ориентацией во внешней политике на США и необходимостью оппонировать им – хотя бы для того, чтобы сохранить лицо в арабском мире. Но чем больше богатеют – на фоне запредельных мировых цен на нефть – саудовцы, тем меньше у них потребности слишком явно цепляться за США.

«Изменения в Саудовской Аравии возможны скорее в экономической сфере, – сказал RBC daily исполнительный директор Ассоциации международного сотрудничества «Время и мир» Валерий Емельянов, – в смысле несколько большей открытости, предоставления чуть более значительных прав иностранным инвесторам.

Эти реформы и так шли последнее время, хотя и «саудовскими», то есть очень осторожными, темпами. В политической и религиозной сфере скорее сохранится статус-кво, так как в этом смысле Абдалла и его окружение – консерваторы (такие ростки демократии, как муниципальные выборы, носят там скорее косметический характер). Да и стимулов к таким изменениям не так много: внешнее давление не имеет принципиального значения, а внутреннее – ограничено.

При таком уровне жизни и при такой стабильности политической системы ожидать каких-то социальных взрывов трудно, хотя вообще-то проблем – и с иммигрантами, и в религиозной сфере – в стране достаточно. В целом режим Абдаллы, который можно охарактеризовать как «религиозно-технократический», не совершит каких-то резких поворотов и во внешней политике.

Разве что новый монарх более активно будет отстаивать свой план урегулирования арабо-израильского конфликта, который он выдвигал еще в ранге наследного принца («план Абдаллы», суть которого сводилась к возвращению Ближнего Востока к границам 1967 г.)».

«Полагаю, саудовцы будут «мигрировать» в сторону более прохладных отношений с США, – считает руководитель центра «Меркатор» Дмитрий Орешкин, – жесткая, я бы сказал тупо-жесткая, политика Вашингтона в Ираке просто подталкивает к такому варианту. При этом внутренние изменения в пустынном королевстве возможны, но только в рамках исламской культуры – то есть демократия западного образца с такими ее нормами, как толерантность и т.д., там не приживается.

Причем США, которые в других случаях с легкостью пренебрегали национально-религиозными особенностями других стран, не будут стремиться подвигать Саудовскую Аравию к неким «универсальным нормам». Во-первых, они слишком обожглись с установлением этих норм в Ираке, во-вторых, слишком очевидно, что любая «бархатная», «тюльпанная» или еще какая-либо революция в королевстве приведет к власти только жестких и антизападных радикалов».

Алексей Виноградов

RBCdaily

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03432 sec