УКРАИНА РАЗМЫВАЕТ РОССИЙСКУЮ ГАЗОВУЮ МОНОПОЛИЮ

28 июля 2005
Наталья Серова

Итоги визита председателя правления НАК "Нефтегаз Украины" Алексея Ивченко в Ирак стали очередной сенсацией, подтверждающей тезис о тектонических сдвигах, происходящих сегодня на мировых углеводородных рынках. Новость собственно состоит в том, что 25 июля в Тегеране был подписан Меморандум о взаимопонимании по вопросам сотрудничества в газовой сфере между Минтопэнерго Украины и Миннефти Исламской Республики Иран.

На самом деле, пока можно говорить всего лишь о соглашении о намерении запустить новый проект транспортировки иранского газа в Украину и в Европу. Все подробности, включая список компаний, которые будут допущены к участию в проекте, будут обсуждаться на следующей встрече, которая ориентировочно должна состояться в сентябре этого года. Пока же аналитики обсуждают возможные маршруты нового газопровода.

Первые два предложены Украиной: Иран-Армения-Грузия-Россия-Украина-Европа или Иран-Армения-Грузия-Черное море-Украина-Европа. Их реализация подразумевает восстановление сети газопроводов IGAT-1 и IGAT-2, проложенных в 70-е годы для осуществления поставок иракского газа в Армению и Азербайджан. Третий проект, рассматривающийся в качестве альтернативного, вряд ли устроит Украину, поскольку он идет по маршруту ныне действующего газопровода Иран-Турция-Греция.

Заметим, что это не первый громкий проект в газовой сфере, активно рекламируемый Украиной. Вообще, в последнее время на фоне перманентных скандалов с Россией, Украина принялась особенно активно работать в направлении диверсификации поставок нефти и газа.

Лежащей на поверхности целью этих усилий является размывание российской монополии на углеводородном рынке Украины.

Помнится, еще в марте этого года украинское руководство охотно говорило о Каспийском газотранспортном консорциуме, предназначенном для транспортировки в Украину туркменского газа по маршруту Туркменистан - Александров Гай (Казахстан) - Новопсковск (граница Украины с Россией). Участниками этого проекта, помимо Украины и Туркмении, должны были стать Россия и Казахстан. Затем украинское руководство столь же активно пиарило совместные нефтяные проекты с Азербайджаном, Казахстаном и Узбекистаном.

В общем, можно сказать, что в последнее время доброй традицией стало периодическое появление новостей об участии Украины к крупных газовых и нефтяных проектах.

На этом фоне трудно отделаться от ощущения, что Украина вот-вот превратится в одного из серьезных игроков на газовом и нефтяном рынках. Это впечатление всячески поддерживается первыми лицами страны, которые с известной регулярностью говорят о том, что реализация того или иного проекта позволит Украине через какие-нибудь пять лет выйти на 100-процентное обеспечение газом или нефтью за счет транзитных услуг и самостоятельной добычи углеводородов. Заниматься добычей, как правило, предполагается на территориях других стран.

И независимо от того, о каком именно проекте идет речь, украинская сторона неизменно подчеркивает, что располагает ресурсами не только для прокачки углеводородного сырья через свою территорию, но и для осуществления самостоятельной добычи на месторождениях своих партнеров.

Разумеется, нет ничего предосудительного в том, что обделенная природными богатствами Украина стремится в полной мере использовать свое географическое положение, а также имеющиеся в ее распоряжении технологические возможности. Однако ни для кого не секрет стремление Украины ограничить монополию российских поставщиков на своей территории, а заодно сузить - за счет вброса на европейские рынки больших объемов туркменского газа или казахской нефти - возможности российских компаний, начать диктовать Москве условия транзита и поднять свой авторитет на постсоветском пространстве.

Нельзя сказать, чтобы Киеву все это удавалось. Вскоре после громких заявлений о скором запуске совместных проектов с Туркменией и Казахстаном президенты этих стран высказались в том смысле, что хотя они и готовы наращивать двустороннее сотрудничество с Украиной, им бы не хотелось делать это "за спиной" России.

В общем, геополитический расклад на постсоветском пространстве имеет свои особенности, и с этим, также как и с амбициями Украины, все более-менее ясно, чего не скажешь относительно участия Украины в начавшемся процессе активизации Ирана в качестве поставщика углеводородов на мировых рынках.

Не далее, как неделю назад стало известно об еще одном амбициозном проекте строительства газопровода Иран-Пакистан-Индия. Экономическая оправданность этой затеи не вызывает сомнений: Индии нужен газ, а Ирану - рынок сбыта. Тем не менее, аналитики обратили внимание на некоторую политическую странность, состоящую в том, что - на фоне скандала вокруг иранской ядерной программы - находящийся под влиянием США Пакистан неожиданно начал сотрудничать с Тегераном, давно "нанизанным" Вашингтоном на "ось зла".

То же самое можно сказать и в отношении Украины, постоянно оглядывающейся на Запад и являющейся партнером США по антииракской коалиции. В этой связи стоит отметить, что последние украинские инициативы в нефтяной и газовой сфере направлены не только на выдавливание России с мировых рынков, но и на вбивании клина между Москвой и ее азиатскими партнерами.

Это касается не только Туркмении, Казахстана и Узбекистана. В частности, реализация упомянутого ранее проекта поставок иранского газа в Европу через территорию Турции и Греции может привести к возникновению напряжения в российско-иранских отношениях, поскольку в Турции и на Балканах активно работает "Газпром", и появление на этом рынке иранской нефти ударит по интересам российской компании и поставит под вопрос окупаемость газопровода "Голубой поток".

Еще один аспект газовых сюжетов касается внутриполитического расклада в Украине, элиты которой уже начинают готовиться к предстоящим в 2006 году парламентским выборам. Суета вокруг иранского сюжета уже позволила некоторым украинским политологам высказать предположение о том, что проект поставок иранского газа в Украину является элементарным предвыборным пиаром.

В пользу этой версии свидетельствует декларативный характер подписанного Меморандума, разночтения в оценке иранского проекта первыми лицами Украины, а также их стремление продемонстрировать публике свои заслуги в достижении договоренностей с Тегераном. Это в частности относится к пребывающим в состоянии клинча Петру Порошенко и Юлии Тимошенко.

Глава СНБО Прошенко, побывавший в Иране раньше правительственной делегации, считает строительство украино-иранской газотранспортной сети долгоиграющим проектом, который окупится в отдаленном будущем, и высказывается в том смысле, что спешить с его осуществлением не стоит, поскольку сегодня Украине выгоднее закупать газ у России.

В свою очередь глава правительства Тимошенко рассматривает иранский проект как "приоритетный" для Украины и призывает начать его реализацию в ближайшее время.

В общем, газовые и нефтяные сюжеты становятся все более занимательными, что, впрочем, не может повлиять на объективные, неотменяемые факторы, определяющие отношение России и Украины к проблемам двустороннего сотрудничества в газовой и нефтяной сферах.

Располагающая значительными запасами углеводородов Россия зависит от украинского транзита. В свою очередь, Украина нуждается и в российских поставках, и в российском транзите, без которого ей не реализовать проекты с участием третьих стран.

И в этом контексте настойчивость Украины в раскрутке самостоятельных проектов выглядит как предъявление дополнительных аргументов в бесконечном торге об условиях поставок и транзита российского сырья.

Политком.Ru

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03845 sec