Интервью: Леонид Ивашов

Леонид Ивашов

27 июля 2005
О. БЫЧКОВА: 15 часов и почти 6 минут в Москве, у микрофона Ольга Бычкова, добрый день. Наш информированный собеседник – это Леонид Ивашов, генерал-полковник, вице-президент Академии геополитических проблем, добрый день, Леонид Григорьевич.

Л. ИВАШОВ: Здравствуйте.

О. БЫЧКОВА: Говорить мы будем сегодня вот о чем. У нас есть несколько главных тем, но, прежде всего, о передвижениях министра обороны США Дональда Рамсфелда, который находится сейчас в столице Киргизии, Бишкеке. И ведет там переговоры по поводу использования американцами авиабазы Манас, это как раз рядом с Бишкеком. Американцы используют ее для того, чтобы перебрасывать свою технику, самолеты и войска в Афганистан и обратно. Речь шла о том, что они должны определить сроки своего выхода с этой авиабазы. Но теперь речь идет о том, что они возможно останутся там и дальше. Сегодня Дональд Рамсфельд должен встречаться с президентом Киргизии. Останутся ли американцы в Киргизии или будут искать себе другие места?

Л. ИВАШОВ: Думаю, что останутся. Во-первых, и стратегия национальной безопасности, которую, кстати, докладывал в марте тот же Дональд Рамсфельд, предполагает обеспечение доступ в стратегические районы мира, доступ к коммуникациям и ресурсам. И Кыргызстан, несмотря на ограниченность территории, занимает весьма важное стратегическое положение в Центральной Азии, и собственно говоря, это такой перекресточек, присутствуя на территории которого, можно влиять на ситуацию и в Китае, например, ведь с кыргызстанского аэродрома Манас авиация США, по сути дела, достигает ядерного центра КНР. Мы видим, что можно влиять на ситуацию в Узбекистане, в Казахстане, в Таджикистане и так далее, то есть в соседних республиках. Это достаточно важный регион, и американцы предпримут все, чтобы именно в этом регионе, в Кыргызстане, сохранить свое военное присутствие.

О. БЫЧКОВА: Существуют не только американские интересы, например, Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), куда входит и Россия, потребовала, чтобы американская база из Киргизии была выведена, и до недавнего времени руководство киргизское новое это требование поддерживала. Например, сегодня я читала в газете International Gerald Tribune американской, что вроде бы киргизский президент меняет свою позицию, и хочет каким-то образом найти некий компромисс и с Россией, и с Китаем, и с Америкой

Л. ИВАШОВ: Во-первых, база не является чисто американской, там сильно французское присутствие. Она носит статус база НАТО. И первое кстати соглашение было именно с французами подписано киргизским правительством. Так что давление пойдет как бы по двум каналам. И по линии НАТО, и по линии администрации США. Это во-первых. Во-вторых, когда собрались главы государств ШОС, это было коллективное мнение. И естественно, главные игроки там – Россия и Китай. Но сегодня Кыргызстан остается один на один с администрацией США и с руководством НАТО.

О. БЫЧКОВА: Может быть, он не так плохо себя чувствует, оставаясь с ними один на один?

Л. ИВАШОВ: Нет. Вы знаете, Кыргызстан достаточно слабо чувствует, имеет слабые позиции. Во-первых, огромнейший внешний долг, цифра называется более 2 млрд. долларов на 4-млн. население. И в последнее время даже 4 млрд. долларов общий внешний долг. Поэтому рычаги безусловно есть огромные. Киргизстан является членом ВТО, то есть здесь тоже рычаг достаточный присутствует. И в целом эта нестабильная обстановка в Кыргызстане, которая сохраняется до сих пор, она имеет статус временной стабильности, благодаря договоренности севера и юга через Бакиева и Кулова. Но, тем не менее, можно говорить, что потенциально там обстановка взрывоопасная. И американцам ничего не стоит помочь этой ситуации взорваться. Так что, еще один рычаг давление. И вот, когда Россия и Китай, и в целом Шанхайская организация сотрудничества как бы отошли, сделав заявление, от этой проблемы.

О. БЫЧКОВА: А они отошли от этой проблемы?

Л. ИВАШОВ: По крайней мере, никакого общего согласованного подхода даже к визиту Дональда Рамсфельда, мы не наблюдаем. И нет постоянного авторитетного органа в этой организации, который мог бы решать в том числе вопросы внешнеполитического характера. ШОС пока в стадии становления, и она не может активно влиять. Здесь естественно если бы Кыргызстану оказали поддержку Россия и Китай, и может быть даже присутствовали там представители высокопоставленные этих стран, тогда можно было говорить более-менее на равных. Сегодня Кыргызстан естественно один на один этого давления не выдержит.

О. БЫЧКОВА: Тогда я не понимаю, какова позиция России в этой ситуации? Она заинтересована в чем-то, или ей все равно, что американцы будут находиться в таком близком полетном расстоянии?

Л. ИВАШОВ: Оля, я давно занимаюсь международными проблемами, внутренними проблемами России. И если вы не понимаете, в чем состоит позиция России, я солидарен с вами, что и я многого не понимаю. Понимаете, российская внешняя политика и политика в области безопасности как бы не отвечает критерию категории политика. У нас какие-то разрозненные действия, мы дергаемся как пожарники на ту или иную ситуацию, имею в виду Кремль, кремлевскую администрацию. И говорить о какой-то политике сложно. Мы заявили, поддержали эту позицию, что американцы должны оформить свое пребывание, главное, что сроки пребывания и условия пребывания оформить. Но сегодня мы же вроде и не обращаем туда внимание. И так по всем направлениям нашим внешнеполитическим, примерно так: шараханье.

О. БЫЧКОВА: Может быть, позиция как раз в этом и заключается, что американцы не является нашими врагами, и пусть они там находятся. И как пишет наш слушатель Олег Борисович на пейджер, отдаете ли вы себе отчет, г-н Ивашов, в том, что если американцы уйдут с баз в Средней Азии, а также из Афганистана и Ирака, чем вы будете сдерживать натиск с юга. Может быть, наша позиция заключается в том, что пускай они делают эту работу?

Л. ИВАШОВ: Я уважаю любую позицию, но поверьте, что уход американцев из названных районов не скажется на ситуации в России, в том числе, и с терроризмом, я понимаю, что имеет в виду слушатель. Понимаете, в чем суть. Нужно поглубже покопаться в истоках терроризма, в причинах его, и мы найдем ответ в политике ведущих государств мира, в политике России. И эта непоследовательная совершенно наша политика, наш подход к проблеме терроризма, к проблеме военного присутствия, как раз и делает Россию объектом террористических атак.

О. БЫЧКОВА: А американцев что делает объектом, если они такие последовательные?

Л. ИВАШОВ: Тут нужно признать, да, они довольно последовательны, но их стратегия сегодня, геополитическая, направлена, вот я говорю, 3 точки обозначил в своем докладе г-н Рамсфельд, и это конгресс одобрил. Это обеспечение доступа в стратегически важные районы мира. Это контроль над стратегическими коммуникациями. И обеспечение доступа американских компаний в нефтеносные районы, в энергетические районы мира. И они проводят, но проводят они даже не путем экономического проникновения, они используют силу. И так, как в Ираке, уже редко найдешь человека, который бы верил, что они действительно вторглись в Ирак искать химическое оружие. Это далеко не так, все понимают, привлекла нефть, привлекла стратегическая география Ирака, и так далее. И они вторглись в чужой мир, они отнимают у этого мира, исламского, прежде всего, их богатства, они устанавливают угодные им режимы, и они вторгаются в традицию, в том числе и в религию. И это естественный отпор, который они получают, в том числе в виде терактов. И американцам бы еще нужно перечитать Сэмюэля Хантингтона, их профессора, "Столкновение с цивилизацией". Они сами провоцируют угрозы в свой адрес. Мы же своей непоследовательной политикой, разве это можно назвать политиков, когда Россия определяла свое отношение к иракской кампании или агрессии против Ирака? Америка совершает большую ошибку, но мы желаем Америке побед. Вы что-нибудь понимаете из этой позиции, которую огласил наш президент? Я например не могу понять.

О. БЫЧКОВА: То есть, когда говорят о том, что эта база в Киргизии нужна американцам для того, чтобы совершать конкретные операции в конкретной стране, именно, в Афганистане, то это еще не вся правда, вы хотите сказать?

Л. ИВАШОВ: Это часть правды. Да, действительно, эта база поддержки войск, она не нужна как военный элемент. Но с другой стороны, эта база является и инструментом для выдавливания или сокращения влияния Россия в этом регионе, это инструмент давления на Китай и особенно на его ядерный компонент. И это инструмент для влияния на режимы соседних государств центрально-азиатского региона.

О. БЫЧКОВА: А Россия что должна делать в идеале, в этой ситуации, по-вашему?

Л. ИВАШОВ: Россия должна была, когда еще американцы просились только туда, уже созвать сессию ШОС и коллективно определить, нужно или не нужно. Ведь вполне возможно, что могли бы найтись другие способы оказания поддержки той же операции Анаконда американцев в Афганистане, можно было и предложить что-то. Или по крайней мере выработать коллективную позицию. Это вторжение в чужое пространство было. Мы же тогда поприветствовали, по сути дела, пригласили.

О. БЫЧКОВА: Потому что знали, что у нас нет таких возможностей у самих.

Л. ИВАШОВ: Нет, возможности были. Ведь ситуация в Афганистане развивалась, я просто участником был, и знаю, и в Афганистан летал и встречались с лидерами Северного альянса. Ведь как мы поддерживали Северный альянс, мы его поддерживали неофициально. Вроде это законное правительство, в ООН признанное, резолюция соответствующая была Совета Безопасности антиталибанская. Но мы все прятались, мы боялись просто откровенно признать это правительство и оказать ему поддержку. Ведь главную задачу все же решил Северный альянс, тот, который мы поддерживали, бомбы – это хорошо, ракеты – хорошо, а наземная группировка была Северного альянса, можно было и таким образом решать эту проблему.

О. БЫЧКОВА: Угрожают ли России американские военные базы в Узбекистане и Киргизии? Это вопрос нашего интерактивного голосования, нашего Рикошета, который начнется примерно через 15 минут. Наш гость останется с нами. Пока я хотела спросить вас вот еще о чем. Последние теракты в Лондоне, которые потрясли конечно не только британцев, в общем, они потрясли весь мир. Совершенно не понятно, что это была за вторая серия взрывов через 2 недели после первой, 21 числа, когда было взорвано 4 бомбы, но не бомбы, а детонатора. Попугали? Или не получилось? Или что это было? У вас есть объяснение? И что из этого, может, главное последовать дальше? То есть террористы действовали под носом британской полиции.

Л. ИВАШОВ: Однозначно сложный ответить, если не войти в обстановку вообще со всей серией терактов. Здесь, мне кажется, задействованы различные силы. То, что гоняются сейчас по Синайской пустыне за пакистанцами, то, что отлавливают террористов в Лондоне, это ловят рядовых исполнителей, которые исполнили то ли в силу религиозных убеждений, то ли в силу материального вознаграждения и так далее. Но мы всегда связываем или ищем истоки террористических актов в политике государств. Если посмотреть сегодня на Лондон, там многие меняется во внешней политике в том числе. Ну вот опубликованные в мае секретные документы министерства иностранных дел и министерства обороны, они показывают, что Великобритания отходит от безудержной поддержки США. Великобритания, по сути дела, пытается поставить на один уровень палестинцев и израильтян в вопросе израильско-палестинского регулирования. Великобритания намеревалась сократить к 2006 году более чем в 2 раза свой контингент в Ираке, и вот, мне кажется, лондонцев некие силы проучили за отход от такой атлантической солидарности.

О. БЫЧКОВА: Какие силы? Вы хотите сказать, что эти взрывы организовали американцы, ЦРУ и ФБР?

Л. ИВАШОВ: Нет, когда говорят, что это ФБР или ЦРУ организовало, я в это не верю, это государственная машина.

О. БЫЧКОВА: Вы же говорите, проучили.

Л. ИВАШОВ: А когда мы говорим о неких силах, нужно иметь в виду, что сегодня есть субъекты геополитического противоборствования, не привязанные к конкретным государствам, это транснациональные силы. Посмотрите, та же наркомафия, о которой мало говорят, это мощнейший субъект политики. Триллион долларов годовой оборот, свои незаконные вооруженные формирования, свои спецслужбы и так далее. Есть и другие транснациональные силы, и они влияют.

О. БЫЧКОВА: Например?

Л. ИВАШОВ: Тот же мировой и финансовый олигархат, который не привязан ни к какому государству. Это финансовый интернационал, его так еще называют.

О. БЫЧКОВА: Когда речь идет об этих терактах или о том, что произошло только что, 3 дня назад в Египте, там, по вашей логике, кто с кем боролся?

Л. ИВАШОВ: Здесь обязательно присутствует исламский радикализм. Он то ли как исполнитель, то ли иногда выступает как заказчик. Почему Египет например? Посмотрите, Египет как бы в исламском мире занимает двойственную позицию. С одной стороны, считает себя арабским государством. Но, с другой стороны, у него союзнические отношения с США, с Израилем, и так далее. И он во многом роль такого демпфирующего звена в отношениях между разными странами и арабским миром. И поэтому, я не исключаю, что это как наказание Египту за эту двойственную политику. Что касается второй серии или попыток взрывов, мне кажется, это была демонстрация. Первоначально взорвали, попугали, затем продемонстрировала свою неуязвимость и готовность продолжать подобного рода теракты, а гадать, будут или не будут, мне кажется, что эта цепь терактов достигла своей цели. Во-первых, вселила страх, сомнения в проводимую политику Великобритании, обострила отношения этого европейского государства с исламским миром. И плюс, вы знаете, террористы всегда действуют в союзе со СМИ, в негласном союзе.

О. БЫЧКОВА: Только СМИ не действуют в союзе террористами, это важно.

Л. ИВАШОВ: Мы говорим о союзе неподписанном. Для СМИ как можно больше подать материала, информации о произведенном теракте, даже если он незначительный. У нас тут же произошли события в Ухте, на Кавказе, и почти уравнялись жертвы по количеству, но понимаете, весь мир об этом не трубит. А здесь раскручено.

О. БЫЧКОВА: Потому что на Кавказе, к сожалению, постоянно происходят такие события, а в Лондоне их давно уже не было.

Л. ИВАШОВ: Да, может быть. Ну и в целом я говорю, что террористы получили, особенно, заказчики, получили огромную, глобальную аудиторию. То есть, они этим собственно говоря и реализовали свои цели.

О. БЫЧКОВА: Насколько я понимаю из ваших объяснений, все равно у вас нет представления, кто с кем здесь сражается. Потому что эти все, международный финансовый олигархат, наркомафия, это понятно, некий исламский фактор, тоже очень зыбкий, но это все ведь какие-то фантомы.

Л. ИВАШОВ: Вы понимаете, здесь сражается политика а с политикой. Взять например Европу, исламский мир, очевидно вроде, и сразу подали этот исламский след. Идет то же самое. Столкновение интересов и исламского мира, даже из-за того, что Великобритания активно поддерживает США в их вторжении в Ирак, вторжении в исламскую традицию. Вот они, пожалуйста, продемонстрировали, как бы перенесли войну, которую развязали в Ираке англичане и американцы, на территорию Великобритании. Почему Великобритания, там просто, мнение может быть такое. Вот режим жесткий, менее жесткий, чем в США, больше возможностей. И вообще, для террора возможности не ограничены.

О. БЫЧКОВА: Возвращаясь к нашей первой теме, военная база в Киргизии и Узбекистане тоже, все-таки вы считаете, что американцы угрожают российским интересам совершенно конкретно, организуя там свое присутствие?

Л. ИВАШОВ: Вот именно, угрожают интересам, не самой, может быть, России, а нашим интересам.

О. БЫЧКОВА: А какая разница?

Л. ИВАШОВ: Интересы – это не угроза, это интересы присутствия за пределами территории России, это наша геополитическое пространство, и нас оттуда пытаются выдавливать, конкурировать и так далее. Если бы у России была довольно четкая политика, наоборот, такие моменты они оттачивают и цели нашего присутствия в Центральной Азии, оттачивают перечень интересов, более четко определяют, и совершенствуют способы конкурентной борьбы, это, по сути дела, конкуренция за влияние на этом пространстве. Ну, в этом плане, да, они несколько угрожают. Если правильно использовать этот фактор, антиамериканский фактор в Кыргызстане, мы можем усилить наши позиции, наоборот.

О. БЫЧКОВА: И что тогда?

Л. ИВАШОВ: И ничего страшного не произойдет, просто мы можем нарастить наше военное присутствие, как бы создавая такие заграничные заставы, мы можем усилить наше экономическое там присутствие.

О. БЫЧКОВА: А для чего России там военное присутствие?

Л. ИВАШОВ: Вы понимаете, любое государство, тем более, такое огромное как Россия, обеспечивает свои интересы не только в рамках географической своей границы, внутри своей территории. Весь мир так, собственно говоря, действует, даже менее мощные и менее крупные державы обязательно расширяют свое влияние в том или ином регионе, получая оттуда и экономическую и политическую выгоду, но для нас это важно с точки зрения безопасности нашей, очень важно.

О. БЫЧКОВА: А зачем американцам две военные базы в Средней Азии: в Узбекистане и Киргизии? И сколько их еще может быть?

Л. ИВАШОВ: Когда разместились в Кыргызстане и Узбекистане, мы однозначно прогнозировали, что американцы будут подбираться к Казахстану. И Казахстан не пошел на предоставление своей территории для размещения баз, но подписал с американцами соглашение, что в случае критической ситуации три аэродрома казахстанских будут предоставлены. Мы примерно высчитали эти аэродромы. Вот сегодня с территории Узбекистана и с территории Кыргызстана тактическая авиация США не достигает глубины нашей территории, а с территории Казахстана как раз рассекает наше Поволжье, Урал и так далее.

О. БЫЧКОВА: Что хотят рассекать американцы – такой вопрос, который мы будем обсуждать через несколько минут.

НОВОСТИ

О. БЫЧКОВА: 15.35 в Москве. Мы продолжаем начатую тему теперь уже в Рикошете. Вопрос, который я хотела задать слушателям для голосования, как, по-вашему, угрожают ли России американские военные базы в Узбекистане и Киргизии? Если считаете, да, угрожают, тел. 995 81 21. Если вы считаете нет, угрозы нет 995 81 22. Итак, угрожают ли России американские базы в Узбекистане и Киргизии? Дело в том, что министр обороны США Дональд Рамсфельд в эти дни как раз находится в Бишкеке, в киргизской столице, где ведет переговоры о том, чтобы американцы остались на авиабазе Манас. Также они присутствуют на базе в Узбекистане. Наш гость говорил сейчас, что готовы распространить также свое военное присутствие в Казахстане, и преследуют вполне конкретные интересы. У России такой последовательности нет. У нас есть телефон прямого эфира 203 19 22, по которому можете позвонить прямо сейчас и высказаться на эту тему, задать вопрос, подискутировать с Леонидом Ивашовым.

АРТУР: Я думаю, что интересам России они угрожают.

О. БЫЧКОВА: А это насколько опасно, по-вашему?

АРТУР: Физически не опасно, чисто интересам России, интересам государства это опасно, в дальнейшем.

О. БЫЧКОВА: Например, каким интересам?

АРТУР: Это политика, это невозможно объяснить сразу, ваш гость очень хорошо все объяснил, и в общем, я с ним полностью согласен.

Л. ИВАШОВ: Спасибо.

О. БЫЧКОВА: Да, Артур с вами согласен, а слушатели, которые присылают сообщения на эфирный пейджер, обвиняют вас в махровом советском антиамериканизме.

ЛЮДМИЛА МИХАЙЛОВНА: Я думаю, что все-таки не угрожают. Это нашим военным, которые хотят за собой сохранить ключевые посты и работу, и прочее. И накручивать постепенно население, чтобы все думали, что есть угроза, и так сказать, расширять военный комплекс.

О. БЫЧКОВА: Американцы что хотят, по-вашему?

ЛЮДМИЛА МИХАЙЛОВНА: Американцы хотят, они просто боятся, что у нас распадается страна, и оружие попадет непонятно, куда. Вот и все.

О. БЫЧКОВА: Ясно. Спасибо. То есть они о нас с вами заботятся. Это в общем понятная точка зрения. Как вам мнение Людмилы Михайловны?

Л. ИВАШОВ: Во-первых, то, что военные хотят должности и хотят присутствия.

О. БЫЧКОВА: Это чистая правда.

Л. ИВАШОВ: Да нет, я бы не сказал, что чистая правда. Сегодня, вы знаете, даже офицерский состав испытывает голод, я уже не служу в армии, поэтому не хочу абсолютно. Но вы знаете, сегодня даже мы не можем офицерским составом и достойными генералами укомплектовать Генеральный штаб и другие структуры.

О. БЫЧКОВА: Так это государство виновато, которое не может решить эту проблему сколько лет.

Л. ИВАШОВ: Но это другая проблема. И вы знаете, кыргызстанцы с 1991 года предлагали нам военное присутствие, и Россия отказывалась.

О. БЫЧКОВА: Потому что нечем присутствовать.

Л. ИВАШОВ: Было чем, но не видели своего интереса, и мы долгие годы не шли туда. А вот когда уже ситуация осложнилась, когда пошли через Кыргызстан и потоки наркотиков, и террористы, мы даже пограничников вывели оттуда. И когда эти угрозы, уже реальные, канализировались, тогда стали говорить уже и в рамках организации договора о коллективной безопасности, шанхайской организации сотрудничества, что-то предпринимать. И только тогда Россия небольшое авиационное подразделение вернуло в последние годы. Поэтому американское присутствие, во-первых, с их вторжением в Афганистан потоки наркотиков в том числе в Россию увеличились в десятки раз. Сегодня мы видим, что происходит в Грузии, ведь нам Киргизстан как территория, как что-то конкретное даже в составе России не нужно. Нам необходимо, чтобы окружающие нас государства проводили дружественную политику, способствовали развитию экономических, культурных отношений и так далее. Чтобы не становились на позицию Саакашвили нынешнюю, который все время добрососедские отношения переводит в разряд враждебных.

О. БЫЧКОВА: Я знаю, какой ответ есть на этот вопрос, угрожают ли России американские базы, и кто вообще ей угрожает, но я его, если можно, дам через пару минут. Алло, здравствуйте.

НАТАЛЬЯ НИКОЛАЕВНА: Мне достаточно много лет, меня можно обвинить в просоветских взглядах. Я согласна с вашим гостем. Я считаю, помня то, что как-то говорилось, только не помню, при каком президенте, по-моему, это было в 19 веке, что Америка может всегда чувствовать угрозу и посылать свои войска в любое место земного шара, если она почувствует какую-то свою заинтересованность.

О. БЫЧКОВА: Боюсь, что это было в 20 веке.

НАТАЛЬЯ НИКОЛАЕВНА: И мне кажется, что сейчас точно так же, как и в Ираке, это может быть то же самое. Так что, не знаю.

О. БЫЧКОВА: Вы думаете, и в Россию пришлют войска, если что?

НАТАЛЬЯ НИКОЛАЕВНА: Нет, не в таком плане, но вообще растлевать народ, это им свойственно. При всем моем добром отношении, потому что масса моих знакомых и сотрудников работают в Америке, у меня самое доброе отношение к американцам, но у меня есть элемент недоверия. Просто жизненный опыт мне это подсказывает.

Л. ИВАШОВ: К американской политике.

НАТАЛЬЯ НИКОЛАЕВНА: К американской политике, не к американцам, конечно.

Л. ИВАШОВ: Спасибо, Наталья Николаевна. Вы знаете, в 1904 году один американец заявил, если у США есть естественный противник, им является Россия. Это был не просто случайный человек, это был госсекретарь США Ричард Барджес.

О. БЫЧКОВА: С тех пор много чего изменилось. Например, сейчас Китай появился. А Россия как-то все-таки со своей последовательностью, о которой вы только что говорили, все больше и больше уходит в тень, нет?

Л. ИВАШОВ: Нет, как раз роль России в современном мире значительно повышается. Россия как раз продемонстрировала на последнем саммите глав государств ШОС. А здесь нужно говорить не только об этой шестерке, но и о том, что присутствует Индия в качестве наблюдателя, Пакистан, Иран, Монголия. Это вообще-то контуры интересного межгосударственного образования. И вы понимаете, здесь Россия выступает как бы лидером, признают-не признают, но она естественный лидер в этой организации. И Россия вообще-то может очень позитивно повлиять на мир, в целом на мировую политику, даже на философию жизни и так далее.

О. БЫЧКОВА: Сейчас мы продолжим эту тему, а я должна объявить результаты нашего голосования. 3371 человек позвонил к нам за несколько минут, и мнения фактически разделили почти пополам. Потому что считают, что американские базы в Узбекистане и Киргизии угрожают России 55% проголосовавших, 45% отвечают на этот вопрос отрицательно.

О. БЫЧКОВА: Итак, вот таковы результаты нашего интерактивного опроса, я напомню, что в студии прямого эфира также Леонид Ивашов, генерал-полковник, вице-президент академии геополитических проблем. Как вы прокомментируете? Как правило, если пополам или почти пополам, это значит, что у людей нету окончательного, сформировавшегося мнения, не знают они все-таки до конца, как относиться к американцам. Вы согласны?

Л. ИВАШОВ: Я скажу, что результат, когда даже есть баланс мнений, это уже результат положительный, что люди задумываются, что хорошо, что плохо. Здесь я еще раз хотел бы подчеркнуть, что речь идет не об отношении к американцам. Я убежден, у большинства населения России позитивное, положительное отношение к американцам, вопрос идет об американской политике, в том числе политике глобального доминирования, как они ее называют, или мирового господства, и так далее, вот что настораживает. И то, что американцы сделали, по сути дела, с Югославией, делают с Ираком, что они активно вмешиваются в наши внутренние дела, ну наверное эта именно политика агрессивного наступления по всему миру, она вызывает некоторые опасения, поэтому я признателен тем, кто поддержал мою позицию, ну а остальных будем убеждать. Главное, чтобы мы вот такой американофобии не устроили здесь.

О. БЫЧКОВА: Вот это вот точно, да, но у меня-то сложился другой ответ на этот вопрос, может быть не очень предусмотренный нашим интерактивным голосованием, исходя из того, что вы же и сказали – вовремя не вспомнили, Россия не подумала, что могут идти наркотики, вовремя не подумала договориться с Киргизией и Узбекистаном, да, недооценила ситуацию в Афганистане, вот как-то странно повела себя в связи с войной в Ираке и т.д. И сейчас тоже не проявляет достаточной последовательности, не знаю, хорошо это или плохо, но вы говорите, что плохо, то есть получается, что России-то угрожают не американские базы, а собственная политика больше всего.

Л. ИВАШОВ: Здесь почти можно с вами согласиться, вот этот непрофессионализм во власти, который мы повсеместно наблюдаем сегодня, он отчетливо проявляется и во внешней политике. Во-первых, мы сегодня не видим в России вот того стратегического центра, где формируется геополитическая идея, определяются наши цели внешнеполитические, модель поведения в этом мире, вот такого центра мы не видим, он не сформирован, и поэтому разнобой во мнениях различных ведомств, в том числе МИДа, администрации президента мы наблюдаем, Совета Безопасности.

О. БЫЧКОВА: А с другой стороны, известная проблема, когда совсем не слушают мнения экспертного сообщества, например, те, кто принимают решения.

Л. ИВАШОВ: Вы знаете, меня даже больше удивляет… Экспертное сообщество тоже во многих вопросах не едино, но меня больше всего беспокоит, когда вот население в результате интерактивных опросов, особенно на каналах телевидения, подавляющим большинством 90 процентов и т.д., выступает за одну линию поведения России в отношении ли НАТО, в отношении агрессии в Ираке, но власть нынешняя, правительство, абсолютно не прислушивается и делает все, как говорим, наоборот. Это опасно, что общество не может, в том числе экспертное сообщество, повлиять на принимаемые управленческие решения.

О. БЫЧКОВА: Я не знаю, нужно ли России тягаться, бороться, и вообще соперничать и сражаться с американцами, я не знаю этого, но меня удивляет другая история, очень много говориться о том, что пришли к власти т.н. силовики, да, где много представителей спецслужб, где люди должны понимать в военном деле, в армии, в геополитических интересах, в том, как размещать, там, разное вооружение, и все такое, почему же тогда все происходит все так же неэффективно?

Л. ИВАШОВ: Ну, я отвечу на первую часть вашего сомнения, в отношении нужно ли нам вот подражать Америке, и т.д., у меня здесь четкий ответ - ни в коем случае не нужно. Во-первых, наша геополитическая идея отличается диаметрально - американцы хотят мирового господства и они строят и свою политику, и вооруженные силы, и экономику, для того, чтобы вот эти три ключевые позиции обеспечить

О. БЫЧКОВА: Мы его уже не хотим?...

Л. ИВАШОВ: Мы не хотим этого, но у нас чисто оборонительная позиция, и нам не нужно чего-то захватывать, мы свою-то территорию свои ресурсы обеспечить не можем…

О. БЫЧКОВА: Это понятно. А силовики?

Л. ИВАШОВ: Что касается силовиков, не нужно идеализировать чекистов. Вы понимаете, они профессионалы в добывании информации, выявлении, контрразведчики, агентуры противника, но они никогда, большинство из них, которые во властной верхушке, они ни цехом, ни полком даже не управляли, они не знают принципа управления, они не знают принципа организации процесса, они не знают, что для того, чтобы выстраивать политику по любому направлению, нужна идея, нужна цель, нужна концепция, нужна доктрина, и потом уже программы или стратегии и так далее. Все нелогично строится.

О. БЫЧКОВА: И это, боюсь я, касается не только военных баз. Спасибо вам, наш гость был в прямом эфире. У нас в гостях был Леонид Ивашов, генерал-полковник, вице-президент академии геополитических проблем. И спасибо нашим слушателям, принимавшим активное участие в рикошете.

Эхо Москвы

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03645 sec