Холодная углеводородная война

25 июля 2005
ЕВГЕНИЙ ВЕРЛИН

Всю минувшую неделю в США обсуждали сенсационное заявление китайского генерала Чжу Чэнху. Декан Военного университета сказал просто: в случае вмешательства американцев на стороне Тайваня Китай нанесет по США ядерный удар и снесет с лица земли «сотни американских городов».

Линия красных флажков

Пекин поспешил представить это высказывание как сугубо «личное мнение» военного эксперта. Но представитель китайского МИДа отказался уточнить, насколько данное «личное мнение» совпадает с официальной позицией Пекина. Дотошный шеф Пентагона Дональд Рамсфелд обещал подождать соответствующих разъяснений с китайской стороны: «Мне все-таки интересно, насколько это соответствует или не соответствует взглядам пекинского правительства». Госдеп США заявление Чжу оценил как «крайне безответственное», но в полемику ввязываться не стал. Позиция и так известна: американские ракеты давно нацелены на Китай, право на применение ядерного оружия вписано в военную доктрину Соединенных Штатов. Вот и Китай готовит мир к тому, что и он такое право за собой закрепит.

Одновременно новые градусы напряжения добавились и в китайско-японские отношения. 14 июля японское правительство предоставило корпорации Teikoku Oil Co. концессию на право разведывательного бурения газовых скважин на спорном участке Восточно-Китайского моря (месторождение Чуньсяо). Сделал это кабинет Коидзуми без согласования с Пекином, невзирая на то, что демаркация границы между исключительными экономическими зонами двух стран до сих пор не осуществлена. Пекинская China Daily расценила решение Японии как «шаг, делающий конфликт между двумя нациями неизбежным, и трудно сказать, какую форму примет это столкновение».

Так Китай словно обозначил перед американцами и японцами две линии красных флажков. Предостерег — пока в «неофициальной» форме, — что есть две вещи, ради которых китайский народ готов пойти на любые жертвы: суверенитет и энергетическая безопасность.

Обмен уколами

Всего этого следовало ожидать. Еще в марте китайский парламент единогласно одобрил закон «О борьбе против раскольнической деятельности», предоставив тем самым правительству законное право в любой момент применить силу против Тайваня. Поводом для этого может стать либо объявление последним независимости, либо даже иное действие, равнозначное по последствиям обретению независимого статуса.

Тем временем количество китайских баллистических ракет на берегу Тайваньского пролива, нацеленных на мятежный остров, превысило 700. Тайваньские военные предложили своему правительству сделать то же самое, «перенеся центр тяжести потенциала сдерживания с оборонительного на наступательный компонент». То есть нацелить тайваньские ракеты на китайские объекты. Между тем США и Япония приступили к созданию «совместного операционного командного центра» на американской базе в Йокота и разработке совместных военных программ на случай возникновения конфликтов в Тайваньском проливе и на Корейском полуострове.

Но США берут Тайвань (как, впрочем, и Южную Корею) под свой оборонительный зонтик отнюдь не в силу альтруистического стремления защитить молодую азиатскую демократию. Тайвань в геополитической стратегии США всегда — даже когда на острове демократией и не пахло — играл роль «непотопляемого авианосца» Юго-Восточной Азии. Причем если в прошлом веке в этом деле превалировала идеология (борьба с мировым коммунизмом), то сейчас на первый план все более выходит энергетика.

Энергетическая подоплека трений

Америка тоже обозначила Пекину свою линию красных флажков. В Вашингтоне ясно дали понять китайцам, что громкая заявка (на $18,5 млрд.!) китайской компании CNOOC на приобретение 8-й по объему добычи американской корпорации Unocal будет наверняка торпедирована администрацией Буша. Три недели назад палата представителей конгресса США приняла резолюцию, которая рекомендует правительству наложить запрет на сделку «по соображениям национальной безопасности». Кстати, Unocal, по мнению западных экспертов, представляет ценность для Пекина прежде всего как компания, специализирующаяся на нефтеразведке в АТР.

Пекин уже начал свой «великий поход» за доступ к мировым энергоресурсам. И часто действует наперекор геополитическим интересам Вашингтона. С Ираном Пекин заключил долгосрочное соглашение на $100 млрд., предусматривающее приобретение 51-процентной доли в крупнейшем иранском месторождении Ядараван и участие китайской стороны в его разработке, а также в газовых проектах. Формирование ирано-китайского энергетического альянса — это не просто экономика. Во-первых, Пекин четко дал понять, что применит право вето в СБ ООН в случае попытки США протащить резолюцию о санкциях против Тегерана. Во-вторых, в обмен на иранские энергоресурсы Пекин расширяет продажи Тегерану вооружений, в частности современных ракетных систем. В том числе таких, которые, если верить американским военным, способны взять под прицел Ормузский пролив в Персидском заливе. А ведь через него осуществляется 40% мировых экспортных поставок нефти...

Где могут перекрыть клапан

Есть еще два пролива — Малаккский и Тайваньский (см. карту), через которые перевозится большая часть ближневосточной нефти, потребляемой Китаем, Японией и Южной Кореей.

По мнению пекинских аналитиков, именно «со стороны морей» исходит самая большая угроза национальной безопасности КНР. Там же, в теплых акваториях Тихого океана, находится и бездонная житница 1,3-миллиардного населения Поднебесной. Стратагема, сформулированная в Пекине десять лет назад, выглядит так: «Опереться на Север, стабилизировать Запад и расширяться на Юг и Восток». На практике это означает: а) стратегическое партнерство с Россией и другими странами СНГ; б) нормализация отношений с Индией; в) экономическая и ресурсная экспансия в направлении Тихого океана и Юго-Восточной Азии. Именно со странами Восточной и Юго-Восточной Азии — согласно указанной стратегеме — у Китая остаются открытыми территориальные проблемы.

Расчет Пекина прост. Откладывание разрешения споров «до лучших времен» означает, что в будущем спорные морские и энергетические житницы, находящиеся на стыке рубежей азиатских стран, все равно достанутся растущему китайскому гиганту.

Так что тайваньская проблема — не единственная причина усиленного наращивания Китаем своих военных мускулов. По мнению авторов обнародованного в январе доклада Пентагона, Пекин «сталкивается с серьезной нехваткой энергоресурсов, которая может побудить его применить военную силу для захвата территорий, обладающих запасами нефти и газа». Иными словами, возрастающий голод на углеводороды постепенно превращает Китай в экспансионистскую державу.

Серьезные эксперты, впрочем, опровергают подобные выводы: дефицит энергоресурсов планете в целом и Китаю в частности в ближайшие лет пятьдесят не грозит, планета в целом и Китай в частности сегодня вполне удовлетворяют свои энергетические потребности. Но Пентагон разглядел в Китае «голод» и, соответственно, планирует свои действия. И не важно, правы или не правы в своих экономических выводах американские военные, важнее их реакция на выделенную ими же угрозу, а также реакция Китая на предостережения Вашингтона. Эти реакции, как мы видим, довольно резкие.

Военная эволюция Китая, считают аналитики Пентагона, происходит не только на путях ускоренного создания океанского флота, который мог бы обеспечивать безопасность прохождения танкеров, доставляющих нефть из Персидского залива. Первоочередной комплекс мер — от развития ракетных систем до наращивания парка субмарин и заготовки на случай конфликта арсенала морских мин — будет направлен на «нейтрализацию возможных угроз энергопоставкам, в частности со стороны ВМС США и особенно в случае конфликта с Тайванем».

Кстати, председатель КНР Ху Цзинь-тао недавно назвал «Малаккской дилеммой» ситуацию, когда ключевой международный пролив, через который проходит 70% импортируемой Китаем нефти и 60% китайских экспортных грузов, дефакто находится под военным «патронажем» Соединенных Штатов. Между тем, как считает директор НИИ ВМС НОА Китая Цзян Чжицзюнь, США могут в любой момент «перекрыть клапан» Китаю и в Тайваньском проливе. Выходит, рассуждают китайцы, США и их союзники сохраняют контроль практически над всей внешней цепью островов, опоясывающих Китай со стороны Тихого океана, — от Японских островов на севере до Филиппин и Сингапура на юге.

В докладе Пентагона по этому поводу говорится проще: «В то время как армия США способна серьезно подорвать китайское сопротивление (в ходе конфликта из-за Тайваня) посредством блокирования энергопоставок, Народно-освободительная армия Китая представляет очень небольшую угрозу энергетической безопасности Соединенных Штатов».

Китайские козыри

В обмен на столь желанное взаимопонимание по Тайваню китайцы давно обещают американцам оказать максимальное содействие в решении проблемы ядерной программы Пхеньяна. А в обмен на гарантированный и безопасный доступ к мировым энергоресурсам Пекин готов «скорректировать» свою позицию в вопросе военного сотрудничества с Ираном. Иными словами, у Пекина есть свои козыри в геополитическом торге с Вашингтоном. Похоже, Пекин может их предъявить на начинающихся на следующей неделе стратегических консультациях с первым заместителем госсекретаря США Робертом Зелликом.

Профиль

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03837 sec