ИРАН И ИРАК СБЛИЖАЮТСЯ

21 июля 2005
«Иран – лучший друг Ирака». Под таким девизом прошёл знаковый визит в Тегеран иракского премьера Ибрагима Джаафари. Никто, конечно, не питает иллюзий относительно того, что две долго враждовавших страны помирятся в одночасье. Однако эксперты говорят теперь об очевидном сближении Тегерана и Багдада.

Комментарий Пётра Журавлёва

У кого-то это вызывает раздражение и тревогу, однако в большинстве случаев звучат слова о том, что происходящее вполне логично и предсказуемо. Больше того, было бы даже странно, если бы персидские шииты не попытались хотя бы просто морально поддержать своих арабских единоверцев-соседей. А тут есть ещё возможность укрепить собственное влияние в регионе и исламском мире. Иран отыгрывает политические очки у извечного недруга – Америки, причём с её же подачи.

Во-первых, пользуясь случаем, духовный лидер Ирана аятолла Хаменеи во всеуслышание заявил, что американское военное присутствие в Ираке несёт «проблемы и страдания» народу страны.

Во-вторых, было сказано, что важнейшая проблема – это конституция, причём с опорой на ислам. По словам Хаменеи, иракская нация уже выказала готовность к этому.

В-третьих, иранский лидер призвал правительство Ирака проявлять рассудительность: шииты и сунниты должны сообща нейтрализовать «вражеские заговоры и высокомерные колониальные попытки посеять вражду» между общинами. Все три «камня», как нетрудно видеть, полетели именно в американский «огород».

Ибрагим Джаафари в долгу не остался. Для начала глава правительства выразил официальное сожаление по поводу тех «бед и страданий», что причинил соседям режим Саддама Хусейна. По мнению премьера, его визит в Иран навсегда закроет «чёрную» страницу отношений и откроет новые горизонты в истории двух стран. Но самое интересное: Джаафари подверг критике арабские страны за «отсутствие поддержки нового правительства Ирака».

Мол, они пока даже не прислали в Багдад своих представителей, а вот Иран прислал, и вообще развивает контакты.

В итоге создан совместный комитет по безопасности на границе, решено соединить железнодорожные сети двух стран, упростить поездки иранских паломников к шиитским святыням в Ираке, установить щадящий визовый режим для предпринимателей. Ирак получит право пользоваться иранскими портами в Персидском заливе, получит из Ирана бензин, электричество и продовольствие. Понятно, что все эти шаги почти не имеют отношения к политике. Но без них никакой политики и не будет. А конечная цель, по крайней мере, Тегерана – именно политическое сближение с Багдадом.

Западные аналитики могут сколько угодно успокаивать себя, говоря, что шииты Ирака не рассматривают соседнее теократическое государство как пример для подражания: дескать, против этого будут и местные сунниты, и весь арабский мир. Однако Ирану, вероятно, и не нужна собственная копия за Тигром и Евфратом.

Достаточно уже того, что Ирак де-факто стал единственной арабской страной, где к власти совершенно законно пришли шииты. Причём пришли с американского согласия и вообще в результате американской военной кампании. Помимо прочего, заключая соседа в объятия, Иран страхуется от возможного нападения на себя.

Несложно себе представить, что начнётся в Ираке, если территория страны будет использована как плацдарм для удара по Тегерану. А ведь, реши американцы напасть на Иран, другого такого же удобного плацдарма у них нет.

Так что вполне объяснима та настороженность, с которой в Вашингтоне наблюдают за происходящим. Такая же настороженность царит и в арабских столицах. Король Иордании, суннит Абдалла II помянул недавно «шиитский полумесяц» нестабильности. Фокус, однако, в том, что реальных рычагов для вмешательства в события нет практически ни у кого.

Голос России

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03773 sec