Шанхайская загадка поставила Белый дом в тупик

Алексей Малашенко

18 июля 2005
С присоединением к ШОС давних непримиримых врагов — Индии и Пакистана — некоторые аналитики заговорили на вечную тему о противостоянии Востока и Запада, которое, мол, наконец вступает в решающую стадию. Вице-президент ИРИ Мохаммад Реза Ареф выразил уверенность, что Иран может стать «мостом дружбы между странами-участницами ШОС, государствами ближневосточного региона и побережья Персидского залива». Спикер Совета Федерации РФ Сергей Миронов усмотрел в итогах саммита растущий авторитет ШОС, высказав мнение, что к заявлениям этой авторитетной организации должны прислушиваться во всем мире.

Встреча лидеров ШОС преподнесла крайне неприятный сюрприз Вашингтону. Мало того, что пока в качестве наблюдателей в эту организацию приняты входящий в «ось зла» и не собирающийся отказываться от своей ядерной программы Иран, а также Индия и Пакистан — одни из первых кандидатов на включение в американский «черный список».

Индия не только самостоятельно перерабатывает ядерное топливо, она, как и Пакистан, обладает ядерным оружием, хотя договор о нераспространении не подписала. Китай, как известно, тоже ядерная держава. Кроме того, многие аспекты политики этой страны идут вразрез интересам безопасности американцев. Речь идет прежде всего о неконтролируемом экспорте оружия массового поражения, связях Китая со странами «оси зла» — Ираком, Ираном, Сирией, Северной Кореей.

Не секрет, что стратегия безопасности Соединенных Штатов распространяется и на регион Центральной Азии. После известных событий 11 сентября американцы расположили свои военные базы в Кыргызстане и Узбекистане под предлогом проведения антитеррористической операции. Россия неоднократно высказывала озабоченность присутствием НАТО на южных рубежах СНГ, однако до астанинского саммита ШОС вопросы Кремля так и оставались без внятных ответов.

Декларация лидеров России, Китая, Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана с призывом к международной антитеррористической коалиции в Афганистане определиться со сроками вывода военных баз с территории стран-членов ШОС, похоже, заставила Белый дом призадуматься. По мнению российских экспертов, в Вашингтоне не ожидали такого смелого «пассажа» от лидеров региональной структуры с Востока.

Застигнутый врасплох представитель Госдепа США Шон Маккормак оговорился перед журналистами на брифинге в Госдепе, что, мол, американское военное присутствие в Центральной Азии определено условиями двусторонних соглашений, базирующихся на «осознании обеими сторонами преимуществ от их взаимодействия».

Маккормак сделал еще одно заявление, явно противоречащее первому. Ссылаясь на «взаимовыгодные двусторонние соглашения», он сказал, что при обсуждении вопроса о выводе американских баз в Астане отсутствовала «заинтересованная сторона» — Афганистан.

Так или иначе, но меры Вашингтон все же принял — в виде резолюции, в которой наметили новые приоритеты политики: борьбу с угрозой, создаваемой «авторитарной Россией». Как сообщает РИА «Новости», США выделили 565 млн. долларов на поддержку демократии на постсоветском пространстве.

Аналитики не исключают, что вскоре дамоклов меч борьбы с диктаторским режимом нависнет над президентом Узбекистана. Госсекретарь США Кондолиза Райс сравнила Ислама Каримова с «попирателем демократии» Александром Лукашенко. Неудивительно, что всегда лояльный к США Каримов не замедлил поставить свою подпись под астанинской декларацией, рассчитывая на помощь новых союзников при возможном в Узбекистане «бархатном» перевороте.

Пытаясь выявить объективную картину произошедшего и найти ответы на вопросы, поставленные лидерами Шанхайской организации сотрудничества, «Литер» обратился за помощью к политологу, доктору исторических наук, члену научного совета Московского центра Карнеги Алексею Малашенко.

- Алексей Всеволодович, почему Каримов поставил свою подпись под декларацией, где содержится требование вывести войска антитеррористической коалиции с территории Центральной Азии?

— Начнем с того, что президент Узбекистана сам ее инициировал. Документ был принят с подачи Ислама Каримова, естественно при согласии России, которая отнеслась к происходящему с некоторым удовлетворением. Это не первый антиамериканский шаг узбекского лидера. Первый был сделан, когда в мае, во время андижанских событий, он запретил ночные полеты над Ханабадом. Это не то чтобы мелкая месть, это стремление показать тому же Вашингтону, что Ислам Каримов достаточно самостоятельный, чтобы не слушать ничьих советов, а у себя в стране заниматься тем, чем он считает нужным.

Поддержав на словах действия своего узбекского коллеги в Андижане и подписав астанинскую декларацию, президент Казахстана на фоне региональной дестабилизации повысил свои акции. Считаю, что сегодня у Назарбаева уникальный шанс и очень удачное время для победы на президентских выборах. Казахстанская оппозиция, где собрались не самые глупые люди, в силу обстоятельств уступает Назарбаеву по степени влияния. Он воспользуется ситуацией и не выпустит ее из-под контроля.

- Кого, на ваш взгляд, Россия хочет видеть будущим президентом Казахстана?

— Россия хотела бы видеть Нурсултана Назарбаева. Россия вообще любит иметь дело с теми, кто носит приставку «пост» (постсоветский. — Ред.). Действующий президент Казахстана действительно много сделал для укрепления отношений с Россией. Это проверенный человек. К тому же это политик, который всегда чувствует определенную угрозу со стороны Запада, хотя он туда и ездит, и общается. Совершенно идентичный подход у Казахстана и России к «оранжевым» революциям, к понятиям «авторитарный режим», «демократия». Я думаю, что Россия по мере возможности будет поддерживать Назарбаева любой ценой.

- Что означает призыв лидеров ШОС вывести войска НАТО из Центральной Азии?

— Это не больше, чем декларация. Это раз. Свидетельство о намерениях — два. И, в-третьих, это форма проявления солидарности на Центрально-Азиатском пространстве: вот — «мы едины» по поводу неприятия присутствия баз антитеррористической коалиции на территории Центральной Азии. Но дело в том, что от принятия декларации до самого процесса вывода пройдет очень много времени. Думаю, что эта декларация может быть даже дезавуирована.

- Как вы оцениваете вступление в качестве наблюдателей в ШОС Индии и Пакистана?

— Я думаю, это чисто формальная попытка представить ШОС огромной евразийской конторой. Реально на функционирование организации вступление Индии и Пакистана никак не отразится. Более того, это косвенное доказательство пока еще, я бы сказал, не вторичности ШОС, а ее бездеятельности. Потому что реально работать в таком составе эта организация просто не сможет. Она может работать под руководством Китая, стран Центральной Азии, России, которая, я бы сказал, партнер номер два. Когда в составе ШОС появляются такие акулы, как Индия и Пакистан, это доказывает только то, что в эту структуру может вступать кто угодно.

- Появилась ли после саммита ШОС определенность в российской политике к странам СНГ?

— На эту тему мы говорим уже лет пятнадцать. Думаю, что эта определенность постепенно появляется, но говорить о наличии определенной стратегии, разработанного курса с учетом особенностей каждой страны Содружества, с учетом мнения Москвы о некоем «общем пространстве», пока не приходится. Надо все-таки разобраться, как Кремль относится к понятиям «постсоветское пространство», «СНГ», будет ли он настаивать на приоритетном развитии двусторонних отношений, будет ли он настаивать на создании новых структур, будет ли он модифицировать старые. Очень много возникает проблем. Пока что Москва пытается действовать реактивно. События в Андижане, к примеру, дали возможность поговорить на тему о базах, об Организации Договора о коллективной безопасности. Происходят ли в странах СНГ революции, хотя, по-моему, они не происходят, — у Москвы появляется повод для определения собственного курса. Однако последовательных инициативных мер практически нет. Вернее, они очень незначительны.

Наталия Пулина, Москва, «Литер»

ИА МиК

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03044 sec