Сулейман Абудияб:"Мы, арабы, всегда говорим, что нефть — это наши слезы"

Сулейман Абудияб, посол Сирии на Украине

16 июля 2005
До назначения послом Сирии в Украине г-н Сулейман Абудияб 23 года проработал журналистом. И потому уверен, что дипломатия — это не только сухое протокольное занятие, но и умение налаживать контакты между людьми — как политиками и бизнесменами, так и простыми гражданами. И что именно такая связь — самая прочная, надежная и взаимовыгодная.

А Украине и Сирии для полного раскрытия потенциала двустороннего сотрудничества — еще работать и работать. Главное — устранить все препятствия для этого. Об этом и разговор г-на Абудияба с журналистами "КТ".

Господин посол, каковы сейчас отношения между Сирией и Украиной и какие перспективы у нашего двустороннего сотрудничества?

— Отношения Сирии и Украины очень прочные, а на днях мы вышли на новый уровень их развития. С 29 июня по 1 июля в Киеве проходило заседание специальной украинско-сирийской комиссии, которую с вашей стороны возглавлял первый вице-премьер Анатолий Кинах, а интересы Сирии представлял министр финансов доктор Мухамед Хусейн. Это уже третий раунд переговоров, во время двух предыдущих было подписано 13 соглашений о взаимном сотрудничестве между Киевом и Дамаском. А сейчас мы завизировали еще два документа, касающихся сотрудничества в нефтегазовой отрасли и в сфере минеральных ресурсов. Кроме того, мы планируем подписать соглашение о сотрудничестве в области спорта и культуры. Наш министр встретился также с премьером Украины Юлией Тимошенко, их общение происходило в теплой атмосфере уважения и взаимопонимания. Взаимный интерес вполне понятен, ведь Сирия является воротами на большой арабский рынок: Ирак, Афганистан. И хотя в этих странах сейчас идут боевые действия, мы надеемся, что в ближайшее время военные конфликты будут прекращены и можно будет заняться восстановлением. А самый короткий путь на рынки Ирака и Афганистана, как известно, лежит через Сирию — всего 500 километров морского пути разделяет нас с Ираком. Возить туда товары намного быстрее и главное — дешевле, чем через Суэцкий канал. А сейчас еще строится новый арабский газовый путь — из Северной Африки, Алжира через Ливию, Иорданию и Сирию до Турции, откуда газ пойдет в Болгарию и Восточную Европу. Я знаю, что ваша страна заинтересована в диверсификации энергетических потоков, и участие в таком проекте для Украины могло бы быть интересным и перспективным делом. Есть еще план создать нефтепровод от Ирана через Ирак и Сирию опять же в Турцию. Думаю, Украина тоже не оставит его без внимания. А мы со своей стороны заинтересованы в приходе украинской промышленности на сирийский рынок: все-таки во времена Союза Украина была крупным промышленным центром, и до сих пор в Сирии работает немало техники, сделанной в Украине. Поэтому эти связи необходимо возобновить — к обоюдной выгоде.

А в Сирии понимают, что Украина — уже не часть СССР, и что Украина и Россия — две разные державы?

— Если бы этого не понимали в Дамаске, то я бы не сидел здесь, и с вами бы не разговаривал. В Сирии Украину хорошо знают, знакомы с ее промышленным и научным потенциалом не понаслышке: ведь в Сирии работают более 12 000 выпускников украинских вузов, и сейчас около четырех тысяч сирийцев получают высшее образование в вашей стране. В общем, Украина — более близкая нам страна, чем может показаться, глядя на карту. Хочу также сказать, что во время встречи с премьером Тимошенко была достигнута договоренность о том, чтобы предоставить таможенные льготы сирийским товарам и продуктам, поступающим в Украину: мы хотим найти свое место на ваших рынках. Скажу вам откровенно, у нас очень много качественных фруктов и зимних овощей: огурцов, помидоров, кабачков, баклажанов, апельсинов разных сортов. А еще Сирия производит оливковое масло: у нас 70 миллионов оливковых деревьев, 30 миллионов из них уже плодоносят, так что Сирия может просто "залить" украинский рынок недорогим и очень качественным оливковым маслом. В общем, перспективы большие. Тем более что товарооборот между нашими странами в прошлом году достиг 610 миллионов долларов. Это примерно 10% общего экспорта Сирии. Для сравнения: общий экспорт Сирии в европейские страны равен 30%, треть его "принадлежит" Украине. И неслучайно наш экономический министр Мухамед Хусейн отметил, что хотя Сирия и имеет торговые комиссии со многими арабскими и европейскими государствами, украинско-сирийская комиссия работает наиболее активно и динамично.

Мы заметили, что после "оранжевой" революции, которая произошла полгода назад, многие страны относятся к Украине настороженно. Они ждут, как себя проявит новая власть. Сирия тоже находится в режиме ожидания?

— Мы смотрим на Украину как на большую, сильную и, главное, самостоятельную страну. События, которые произошли в Украине зимой 2004 года, в разгар президентских выборов, стали проявлением воли украинского народа. Мы уважаем этот выбор. Богатая и сильная страна вроде Украины имеет право искать свое место на международной арене, но мы уверены в том, что какую бы нишу ни заняла новая власть Украины, она всегда будет служить интересам своего народа, а не подчиняться диктату других стран. Поэтому Сирия уверена в том, что если Украина и войдет в Европейский Союз, она все равно останется для нас дружественной страной.

Ряд высоких сирийских политиков не раз заявляли о том, что следующей целью США после Ирака должна стать Сирия… Мотив — официальный Дамаск оказывает содействие иракским террористам, значит, и с Сирией необходимо "разбираться". Как вы относитесь к такого рода давлению со стороны сверхдержавы?

— Действительно, президент Сирии говорил о том, что есть американское давление на нашу страну. И мы знаем цель такого "воздействия". Но в то же время мы признаем, что сегодня США являются самой сильной и влиятельной державой в мире. Поэтому мы не можем игнорировать позицию Америки в отношении Сирии. Тут следует особо остановиться на иракской проблеме, ставшей камнем преткновения. Да, мы были против войны, объявленной Ираку США, потому что наша страна выступает против военных действий в принципе. Если взять отношения Сирии и Ирака до этой войны, то Сирия страдала от режима Саддама Хусейна, наверное, больше остальных. Когда в 1980 году Саддам Хусейн объявил войну Ирану, то единственной страной в мире, воспротивившейся этому насилию, была Сирия. Потому что мы знали, что эта война "сжигает" все возможности и Ирана, и Ирака, а также ослабляет позиции арабского мира в целом. Кроме того, режим Саддама направлял на территорию нашей страны группы террористов, на улицах взрывались машины, гибли мирные люди, жители Сирии. Так что, выступив против оккупации Ирака, мы не защищали Саддама Хусейна, а наоборот, выступали против любых военных действий. Мы знаем, что такая война обязательно приведет к хаосу, к дестабилизации всего ближневосточного региона. Ирак и Сирия — это одна общая территория, некогда одна страна, так сложилось исторически. Остались и родственные отношения, и семейные связи. Поэтому мы считаем, что безопасность Ирака непосредственно связана как с нашей безопасностью, так и всего Ближневосточного региона. Сирия как никакая другая страна в мире заинтересована в прекращении военных действий, ведь нас с Ираком связывает 700 километров общей границы. Когда будет спокойно в Ираке, стабильно будет и в Сирии, экономика начнет более эффективно развиваться. Так что все обвинения в наш адрес являются политическими и имеют конкретную цель: когда положение американских войск в Ираке становится более тяжелым, они тут же усиливают огонь критики в адрес официального Дамаска. Но мы будем и дальше делать все, что в наших силах, чтобы в Ираке воцарились мир и стабильность.

Почему же нападки на Сирию продолжаются?

— Вопрос этот — очень тонкий, и чтобы понимать его суть, необходимо знать ситуацию изнутри. Сирийцы чувствуют, что США сегодня хотят, чтобы наша страна отказалась от своей позиции, забыла свои интересы, свои взгляды на отношения между арабскими странами, даже на арабизм в целом. Они не хотят, чтобы мы оставались арабами, хотят, чтобы каждый думал только о себе, порвав все политические и религиозные связи. Но сирийцы воспитывались в том духе, что мы являемся одной нацией, одним народом, который должен быть вместе. Так что цель Америки — ослабить Сирию таким образом, чтобы она была готова принять условия Израиля по заключению мира. А какого мира хочет Израиль? Мира без земли. А мы, наоборот, хотим "обменять" землю на мир.

Продолжая тему израильско-палестинского конфликта, имеющего непосредственное отношение к Сирии, хотим спросить: какими вы видите перспективы урегулирования этого многолетнего противостояния? Может, Сирия готова предложить конкретные шаги в дополнение к уже существующей "дорожной карте"?

— Каждую неделю, когда наш президент принимает официальные делегации, он регулярно взывает к миру. И мы говорим: есть резолюции Совета безопасности ООН, непосредственно связанные с данной проблемой. Давайте просто выполнять эти правила. Есть резолюция №242, есть резолюция №338, есть резолюция №425, касающаяся Ливана. Есть также американская инициатива обмена земли на мир. Давайте просто следовать этим соглашениям! А еще — необходимо хорошо знать историю. Когда был поднят вопрос о создании Государства Израиль, то сразу после войны был выдвинут следующий лозунг: "Земля без народа для народа без земли", и началась бурная деятельность по эмиграции евреев на эти территории. На евреев в Европе оказывалось колоссальное давление: дескать, им там страшно, небезопасно, и надо срочно ехать в Палестину. Но когда они туда приехали, то обнаружили, что рассказы о "земле без народа" — миф: там жили люди, которые родились в Палестине, где похоронены их предки, где находятся их святыни… Значит, необходимо было заставить этот народ покинуть свои дома. Знаете, даже до объявления Израиля самостоятельным государством было совершено много преступлений против палестинцев. И самым сильным примером стала деревня Дер-Ясин: ее крестьян, вечером возвращавшихся домой, собрали в одном месте и убили. Всех. Чудом удалось выжить лишь одному парню, который смог убежать и потом рассказал об ужасах, творившихся в деревне. И сам Ицхак Шамир говорил, что без Дер-Ясина невозможно было бы создать Государство Израиль: надо было напугать народ до смерти, чтобы он бежал с обжитых земель. Люди, которые оставили свои дома и уехали в Сирию, в Иорданию, всегда носили с собой старинные ключи. Держали и носили их возле сердца. Как надежду когда-нибудь вернуться и открыть ключом двери родного дома. Хотя, конечно же, их дома были разрушены, города перестроены, все уже сложилось по-другому. Но старые ключи оставались символом возвращения на родину. И все 40 лет, прошедшие с того времени, велась постоянная борьба, проливалась кровь… Но выхода не было, потому что израильтяне думали, что надо очистить всю землю, чтобы с чистого листа строить еврейское государство. А палестинцы хотят вернуться на свои земли. Так было, по крайней мере, до тех пор, пока к власти в Израиле не пришел господин Ицхак Рабин, который понял, что продолжение войны невыгодно ни самому Израилю, ни его соседям. Он предложил строить мир. Израиль — сильное государство с высокоразвитой экономикой, самым современным вооружением, но тем не менее Рабин, выйдя из военной среды, как никто другой понимал цену миру. И знаете, многие израильтяне постепенно стали думать так же, как Рабин — надо найти общий язык, единые позиции — ведь нашим народам жить вместе, мы же больше родственники, чем соседи. Его политика успокоила регион: и израильтяне, и палестинцы стали думать, как найти взаимопонимание. Казалось, все хорошо, мир вот-вот наступит. Эта идея вышла за рамки Палестины, стала распространяться в странах Ближневосточного региона, в Сирии стали надеяться на скорое возвращение к мирной жизни. Почти 80% разногласий удавалось понемногу сводить на нет, и вдруг Рабина убили. И сразу же все вернулось к исходной точке, к противостоянию, от которого так стремился уйти израильский лидер. Снова полилась кровь… Я боюсь такое предполагать, но возможно, нам понадобится еще 40 лет, для того чтобы выйти на тот уровень, на котором мы стояли с Ицхаком Рабином. Сейчас люди не понимают друг друга, ненавидят, хотя выход уже был им указан… Пока Израиль не будет согласен на мир, на Ближнем Востоке будет постоянно нарастать дестабилизация и напряжение. Знаете, Израиль чувствует себя сильным, получая поддержку от мировой сверхдержавы — США, он имеет ядерное и химическое оружие и поэтому уверен, что сможет уничтожить весь регион. Но когда он уничтожит весь Ближний Восток, то и сам себя уничтожит тоже. Как же жить в регионе и не иметь в нем мира и счастья? Это все равно что жить в семье и не быть членом этой семьи. Надо же понимать, что Ближний Восток — он общий, не надо ставить себя над регионом, а надо стараться спокойно соседствовать с другими государствами. А это не так просто: надо знать соседей, знать их силу и их слабости. Надо уважать их мнение и заслужить признание с их стороны. А как же иначе? Заставить себя бояться и подчиняться, конечно, можно, но это временно — год или два, а постоянно не выйдет. Чтобы сохранить мир и стабильность, надо любить свой район и уважать людей, в нем живущих, вместе строить и развивать регион, а не диктовать условия. Следует помнить, что арабские народы имеют долгую историю, они знают, что их вклад в мировую цивилизацию очень значителен. И не только арабский народ так думает: весь мир это признает. Заставить такой народ, с такой исторической памятью, отказаться от своего прошлого, заставить его почувствовать себя рабом — невозможно. Поэтому, если Израиль хочет жить мирно, он должен это все учесть и занять взвешенную позицию взаимоуважения и добрососедства. Мы признаем его реальность, его интересы, но и он должен признать нашу историю, цивилизацию, культуру и уважать наши ценности.

А кто пытается поссорить Ливан и Сирию?

— Ливан — маленькое государство, на его территории проживают 3 миллиона человек. В 1943 году, когда Ливан провозгласил независимость, была принята и его Конституция, согласно которой президент страны должен быть христианином, глава парламента — шиитом, а глава правительства — суннитом. В 1975 году, когда началась война в Ливане, сирийские войска вошли в страну по просьбе ее президента и всех христиан. Я вам скажу, что Сирия — единственная страна в мире, обеспечившая равные права всем религиозным конфессиям. Мы отмечаем Рождество и Пасху и по православному, и по католическому календарю. Папа Римский Иоанн Павел II один раз в жизни посетил мечеть, и это было в Дамаске, когда вместе с ним в храм вошли и представители католиков, мусульман и православных. Его все приняли, и вместе смотрели на небо и молились одному Богу. Такое возможно только в Сирии. Так вот, когда сирийские войска вошли в Ливан, они не были против кого-то — мы выступали против войны. Мы хотели, чтобы христиане и мусульмане уважали и признавали друг друга. Мы сделали так, чтобы никто не чувствовал себя победившим, и никто не чувствовал себя проигравшим, а победил Ливан, его единство. Покойный премьер-министр Рафик аль-Харири был большим другом Сирии, всегда работал с нами ради мира и благополучия наших стран. Кто за Сирию в Ливане? Все: и шииты, и сунниты, и христиане. Если бы я был в Ливане, когда убили Харири, я бы тоже вышел на улицу протестовать против такого преступления. Но это не значит, что я протестовал бы против Сирии. Тем не менее, этот момент был использован для обвинения Сирии — с целью ослабить нашу страну, заставить ее вывести войска из Ливана. А мы давно и сами начали выводить войска из Бейрута, но постепенно. Сразу сделать это было невозможно: тогда Ливан только вышел из гражданской войны, земля еще пахла кровью, начинался переход от религиозной модели управления к светскому государству, армия была слабой. И до сих пор они не готовы, но уже армия укрепилась, государственный аппарат заработал, и Сирия начала выводить свои войска задолго до покушения на Харири. Поэтому говорить, что мы сделали это под давлением, нельзя. Хотя цель "воздействия" на Дамаск в вопросах отношений с Ливаном понятна: на нас давят, чтобы заставить принять условия мирных переговоров израильской стороны и отказаться от собственных интересов.

Рассуждения политологов о том, что сейчас "золотой миллиард" просто борется со своими потенциальными соперниками, разжигая огонь войны в перспективных экономических регионах и таким способом контролируя огромные энергетические ресурсы, имеет право на жизнь? Проще говоря, война на Ближнем Востоке — экономическая?

— Вне всяких сомнений. Мы, арабы, всегда говорим, что нефть — это наши слезы. Кто пострадал от окончания "холодной войны"? СССР, который был сильной державой, а потом оказался нищим у ворот Международного валютного фонда. И мы, арабы: потому что стали новым врагом Америки. Очевидно же, что без внешних врагов ей нельзя жить. Раньше такой опасностью был коммунизм, а сейчас — ислам. Возьмем Сирию: это же колыбель христианства вообще и православия в частности. Поэтому у нас столько общего с Украиной и Россией. Я считаю, что и балканские события, и события в Закавказье — это все укрепление ненависти между мусульманами и православными, искусственный конфликт. Почему это происходит? Все очень просто: арабский мир и славянский мир — это одна большая зона, и если бы объединились Иран, Пакистан, Россия, Украина, Закавказье, Турция, то получился бы мощнейший альянс. Ведь на этой территории находится 80% энергетических ресурсов: нефть, газ, полезные ископаемые. В странах бывшего Советского Союза — развитая промышленность, которая не нужна европейскому рынку, а вот восточным рынкам — необходима. Точно так же и производимые у нас товары не нужны европейским рынкам, а вот у вас они пользуются спросом. Поэтому, если объединить восточноевропейские страны, Закавказье, ряд государств на Ближнем Востоке, то получится территория, на которой проживают более миллиарда человек и сосредоточены более 80% мировых запасов нефти. Такой диалог между православием и мусульманством близок, и если мы найдем точки соприкосновения, то получим мощный союз, способный восстановить геополитическое равновесие. А чтобы такого объединения не получилось, внешние силы намеренно углубляют конфликт между нашими государствами. Потому что тот, кто имеет нефть, может контролировать процессы мировой политики.

Вы сами упомянули о том, что ваших товаров не ждут на европейском рынке и нужно искать другие варианты. Но тем не менее, невзирая на нежелание европейцев пускать и Украину, и Турцию, и Сирию в ЕС, страны Средиземноморья упорно стучатся в европейские двери. Зачем?

— Любая страна, продвигая свои товары, должна искать возможности выхода на новые рынки. А сейчас наблюдается тенденция к запрету арабским странам иметь современную технику. А раз ее нет, то и нет высококачественных товаров, отвечающих современным требованиям. Почему Израиль сегодня стал сильной державой, имеющей все, а Сирия отстала? Потому что нам закрывают доступ на рынки современной техники, без которой наша продукция неконкурентоспособна. Мы хотим использовать момент и открыть европейские рынки для наших товаров. И все для этого делаем. Это, знаете, как девушка без макияжа: никто ее не берет замуж. А вот стоит ее накрасить и приодеть, как сразу начинают вокруг толпиться женихи. Вот и нашей продукции необходимо сделать хороший "макияж", или иными словами, создать привлекательный имидж. Мы хотим получить новую технику из Европы, чтобы поднять на качественный уровень сирийскую легкую промышленность — именно этот сектор мы хотим развивать.

А туризм намерены развивать? Много ли людей едут в Сирию отдыхать и любоваться достопримечательностями?

— Есть такие люди, но их пока мало. Естественно, большую роль играет географическое положение Сирии и военное напряжение в целом регионе: все-таки Сирия граничит с Ливаном и Ираком. Влияет и пропаганда Израиля. Хочу сказать, что существует туризм двух видов: для развлечения и для обогащения. И тем, и другим можно заниматься в Сирии — ведь это страна с древней историей. Больше скажу: покойный Папа Римский Иоанн Павел II молился Богу о том, чтобы Он не дал ему умереть раньше, чем он посетит Сирию. Потому что хотя Христос и родился в Вифлееме, но родиной христианства считается все-таки Сирия — именно отсюда учение Христа стало распространяться по всему миру. Будущий апостол Павел вышел из Иерусалима в поисках христиан, но по дороге ослеп. Недалеко от Дамаска он встретил Христа и принял его учение, а потом уже по главной улице Дамаска убегал от неверующих — эта улица сохранилась до сих пор. Она ведет к пещере, где есть первая христианская церковь, которая сохранилась по сей день. Кроме того, на одной из гор, окружающих Дамаск, на Касьюне, есть пещера, куда все приезжающие поднимаются пешком. Она известна тем, что в ней было совершено первое в мире преступление: Каин убил своего брата Авеля. Там даже есть камень, с помощью которого было совершено это злодеяние. Внутри же пещеры сохранилась ниша, напоминающая открытый в крике ужаса человеческий рот… То есть, горе так было страшно от увиденного, что она закричала. А сама могила Авеля находится — представьте! — в 40 километрах от Дамаска. Вообще, Сирия — страна мифов и легенд. Согласно им, первые в мире алфавиты тоже были найдены на территории нашей страны, как и первая партитура музыкальной симфонии — ее восстановили и сейчас исполняют. А еще Сирия считается родиной колеса: на нем двигалась и до сих пор движется вся цивилизация. Многие европейские туристы приезжают специально в Пальмиру встречать Новый год в пустыне. Это незабываемое зрелище — видеть, как восходит и заходит солнце среди песков.

Ирина Гаврилова, Александр Сергий, Владимир Скачко

Versii.com

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03393 sec