Ушли на склад: «Росатом» мечтает создать в Сибири хранилище зарубежного ядерного топлива

14 июля 2005
Политическое наследство бывшего главы Минатома Евгения Адамова, находящегося сейчас в швейцарской тюрьме, намерены в ближайшие годы активно использовать нынешние руководители российского атомного ведомства. Энергия г-на Адамова, который в свое время буквально продавил через Госдуму закон, позволяющий российским атомщикам принимать на переработку иностранное отработанное ядерное топливо, сегодня дает «Росатому» шанс предложить отечественные химкомбинаты в качестве экспериментальных международных площадок для хранения ОЯТ.

На открывшейся вчера в Москве под эгидой Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) конференции «Международные подходы к ядерному топливному циклу для укрепления режима нераспространения» российские атомщики опять занялись подсчетом тех же самых гипотетических миллиардов, которые обещал получить с иностранцев за услуги отечественных предприятий Евгений Адамов.

При этом желание «Росатома» сделать Россию пионером в хранения и чужих отработанных топливных сборок, естественно, не вызывает восторга у экологов, которые встретили участников конференции МАГАТЭ плакатами с призывом не превращать нашу страну в ядерный могильник. Но у «зеленых» имеются и другие аргументы -- от криков «Кроем матом мирный атом!» они уже давно перешли к скрупулезному поиску изъянов в логике атомного лобби.

Логические же заключения атомщиков вчера озвучил глава Федерального агентства по атомной энергии Александр Румянцев. За полувековую историю атомной энергетики человечество накопило около 200 тыс. тонн ОЯТ. Меньшая часть из них переработана, но львиная доля из-за высокой стоимости высокотехнологичного процесса переработки находится в специально оборудованных хранилищах. По мере увеличения количества действующих энергоблоков на АЭС и по мере расширения круга стран, использующих атомную энергию, объемы ОЯТ на планете будут расти.

Государства-первопроходцы (Россия, США, Япония, Франция) в состоянии обеспечить сохранность и безопасность своих хранилищ, но нынешние и будущие новички ядерного клуба (в МАГАТЭ считают, что в течение 15--20 лет обзавестись АЭС пожелают Алжир, Вьетнам, Нигерия, Марокко, Турция) не смогут нести значительные издержки на создание национальных программ хранения и переработки ОЯТ. Что чревато как с экологической точки зрения, так и с позиций нераспространения ядерных материалов (проще говоря, грозит появлением атомной бомбы у международных террористов).

По словам г-на Румянцева, «сейчас обсуждается вопрос о том, чтобы пять--семь стран взяли на себя функции переработки и утилизации отходов атомной энергетики». МАГАТЭ же глава «Росатома», судя по всему, готов отвести не только роль контролера, но и инвестора, собирающего деньги с обладающих АЭС стран и вкладывающего их в международные хранилища ОЯТ.

Таковые, по утверждению заместителя гендиректора МАГАТЭ Юрия Соколова, могут появиться, например, в США, Финляндии и некоторых других странах. Но первым российские атомщики предлагают сделать Горно-химический комбинат в закрытом городе Железногорске Красноярского края. Более того, уже подсчитаны ориентировочные объемы инвестиций, которые потребуются для модернизации комбината в международный центр. По словам ученого секретаря Всероссийского научно-исследовательского промышленного института энергетических технологий (ВНИПИЭТ) Игоря Рыбальченко, чтобы нарастить мощности комбината и сделать возможным прием на хранение и переработку ОЯТ с зарубежных атомных станций, необходимы инвестиции в объеме до 4,7 млрд долл.

«Технические возможности для создания такого хранилища в России на базе ГХК имеются», -- подчеркнул г-н Рыбальченко. При этом атомщики пытались доказать, что эти деньги придется вкладывать в любом случае, поскольку, по утверждениям начальника управления промышленности и ядерных технологий «Росатома» Евгения Кудрявцева, в России уже накоплено 16 тыс. тонн ОЯТ, а к 2015 году потребуются хранилища уже для 24 тыс. тонн.

Намек очевиден -- чем тратить российские 2,5 млрд долл. на создание в Железногорске хранилища на 40 тыс. тонн ОЯТ, лучше добиться иностранных инвестиций и почти удвоить (до 70 тыс. тонн) мощности «ядерного склада», заполнив их в том числе и зарубежным топливом.

Бреши в этой логический цепочке «зеленые» пытаются пробить, поворачивая в обратную сторону аргументы атомщиков, главный из которых -- что называется, на злобу дня -- заключается в том, что только международные хранилища с пионером в лице Железногорска во главе будут способствовать режиму нераспространения ядерных материалов и предотвратят попадание смертельно опасного топлива в руки террористов или диктаторов.

Представители российского «Гринписа», уже пробиравшиеся в 2002 году тайком на особо охраняемую территорию ГХК в Железногорске, ставят под сомнение способность отечественных предприятий атомного цикла организовать 100-процентную защиту ядерных материалов.

В беседе с корреспондентом «Времени новостей» координатор энергетических программ «Гринписа» Владимир Чупров вспомнил и нашумевшие случаи хищения ядерных материалов, и ЧП с отключением электроэнергии на опасных объектах, что могло обернуться масштабными экологическими катастрофами. «Но это не главный наш аргумент, -- подчеркнул г-н Чупров. -- Мы считаем, что МАГАТЭ, соглашаясь на создание международных хранилищ, дает индульгенцию на строительство ядерных реакторов, в том числе и государствам с нестабильными политическими режимами.

Какой толк от того, что сегодня Иран или, например, Индонезия согласятся сотрудничать с МАГАТЭ и отправлять свое топливо в международное хранилище. Пример Северной Кореи показывает, что подобные страны могут в любой момент отказаться от данных раньше обещаний, а программу мирного атома быстро переориентировать на военные цели».

В "Гринписе" сомневаются и в том, что услугами российских атомных предприятий воспользуются энергетические компании из развитых стран. Хотя именно на инвестициях и контрактах со стабильными и платежеспособными партнерами строятся расчеты атомщиков, сулящие многомиллионные валютные поступления.

Однако за четыре года, прошедших с момента принятия и подписания закона, позволяющего ввоз в Россию чужих ОЯТ, крупными контрактами с западными энергетиками комбинаты «Росатома» так и не обзавелись. Объемы же инвестиций, которые потребуются как на строительство в России хранилищ ОЯТ, так и на расширение мощностей заводов по переработке, могут в реальности оказаться выше ныне называемых «Росатомом».

«Японские и британские коллеги наших атомщиков при составлении сметы на предприятия аналогичного профиля называют совсем другие цифры, -- утверждает Владимир Чупров. -- Так что может получиться, что в лучшем случае Россия будет работать с чужим топливом и отходами «в ноль».

Олег ВОЛКОВ

Время новостей

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03174 sec