Запад — Восток: Великий шанс России

Александр Дугин

13 июля 2005
Александр Дугин

Ведомости, 13.07.2005, №127 (1408)

На наших глазах складывается новый стратегический блок. Шанхайская организация сотрудничества была создана как одна из региональных организаций наряду с Таможенным союзом, ЕврАзЭс, ЕЭП и т. д. В основе всех этих интеграционных инициатив лежала геополитическая модель президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. Его видение евразийского пространства как основы многополярной системы.

Однако в 2003-2004 гг. по интеграционным процессам в рамках СНГ был нанесен удар серией “цветных революций”, в результате которых в Грузии, на Украине и в Киргизии к власти были приведены антироссийские и проамериканские правители. Причем фактор американского вмешательства становился все более и более очевидным.

Стало ясно, что эффективно противодействовать созданию вокруг России “санитарного кордона” под завуалированным американским протекторатом только своими силами невозможно. Здесь и следует искать истинный смысл события, произошедшего в Астане на саммите стран — членов ШОС.

Основное внимание сосредоточилось на Китае и такой организации регионального сотрудничества, где бы он участвовал. Ранее к Пекину евразийцы относились с настороженностью из-за демографической угрозы и темпов роста, угрожающих легко поглотить и переварить слабые и не вышедшие еще на стезю уверенного национального развития страны СНГ. Теперь эта опасность отступила на второй план перед лицом геополитики “цветных революций”. Ведь угроза смены власти и даже расчленения нависла над Казахстаном, Белоруссией, самой Россией уже всерьез.

Пекин также яснее осознал, чем грозит для него укрепление позиций США в Центральной Азии, в непосредственной близости к уйгурскому Синь-Цзяну и Тибету, где остается угроза этнорелигиозного сепаратизма. Пекинские стратеги постепенно стали склоняться к тому, что слабые Россия, Казахстан и другие страны СНГ для Китая стратегически опаснее, чем сильные партнеры по стратегическому блоку.

Ведь, судя по всему, освобожденную нишу всерьез намереваются занять американцы, которые не скрывают, что в XXI в. видят своим главным геополитическим конкурентом именно Китай.

К этому следует добавить активизацию геополитической активности Ирана, над которым нависла угроза прямого американского вторжения. После выборов нового президента — Махмуда Ахмадинеджада ситуация усугубилась, так как Ахмадинеджад стоит на жестких национальных, консервативных и антиамериканских позициях. Тегеран участвовал в заседании в нынешней ассамблее ШОС на правах наблюдателя, что расширяет геополитическое значение всей организации.

Для многих неожиданностью было участие на тех же правах наблюдателей Индии и Пакистана, стран, разделенных множеством нерешенных проблем. У всех азиатских стран растет потребность в организации, способной решать региональные вопросы самостоятельно — без обращения к США и даже ЕС.

По сути, создание такой полноценной организации явилось бы завершающим аккордом процесса деколонизации, который растянулся на многие годы, — с переходом от прямой оккупации этих стран Западом к опосредованным моделям контроля.

И наконец, масла в огонь подлил на саммите в Астане Ислам Каримов, который просто попросил американцев покинуть территорию Узбекистана. Операция в Афганистане завершилась, и военные базы в Центральной Азии потеряли смысл. Эту идею с радостью поддержали Россия и Китай. Так в мгновение ока сложилось ядро континентального стратегического альянса с общими интересами и общим врагом. А известно, что ничто так не сближает в политике, как наличие общего врага.

Страны Евразии решительно настроены взять свою судьбу в свои руки и решать региональные проблемы собственными силами. Это необратимый выбор многополярного мира, где Западу — западное, а Востоку — восточное. Вместе с тем это начало процесса глобализации по-азиатски, с поиском своих собственных моделей сотрудничества, выработкой общего протокола. У всех накопилось так много претензий к однополярному устройству мира и американской гегемонии, что каждый будет идти к независимости от нее и поддерживать в этом устремлении других.

Роль России в таком выстраивающемся новообразовании может быть уникальной: среди азиатских партнеров Россия оказывается самой европейской и способной лучше понимать Запад; территориально и стратегически Россия занимает ключевое место в Северо-Восточной Евразии; Россия имеет огромный исторический опыт успешного противостояния западному миру и неоднократно уже оказывалась в авангарде антиколониального процесса.

Прагматическая, свободная от любых жестких идеологий — как марксистской, так и либеральной — евразийская Россия в проекте возрождения Азии получает новый шанс стать важнейшим, а во многом и решающим фактором мировой политики.

На прошлой неделе комитет сената США по ассигнованиям выразил “обеспокоенность усилением России на постсоветском пространстве”. В решении сенатского комитета подчеркивается, что “авторитарная Россия представляет собой растущую угрозу для стран в регионе, которые находятся на переходе к демократии, и противодействие этой угрозе должно быть приоритетом для США”. Американцы таким образом дают понять, что от своей линии отказываться не собираются. И спасение у России только в ШОС.

Автор — лидер международного “Евразийского движения”

Ведомости

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03975 sec