Многообещающее направление в руководстве Большой Восьмеркой

Роуз Готтемеллер

08 июля 2005
Не случится ли так, что руководство Россией Большой Восьмеркой подорвет эту группу настолько, что она будет обречена на гибель?

Роуз Готтемеллер (Rose Gottemoeller)

Роуз Готтемеллер является ассоциированным старшим научным сотрудником Фонда Карнеги за международный мир. В 1999-2000 гг. она была помощником заместителя министра энергетики США и отвечала за сотрудничество с Россией в области ядерного нераспространения.

8 июля 2005 года. -- После закрытия саммита в Глениглсе на этой неделе Россия примет на себя руководство Большой Восьмеркой (G-8), суперклубом стран, которые в теории приводят в движение мировую экономику и политическую систему. Еще до того, как Москва займет место руководителя G-8, эта идея все больше подвергается насмешкам.

А как насчет Индии или Китая, спрашивают комментаторы. И почему Канада, которую едва ли можно назвать международной движущей силой, получила место за этим столом?

Эти критические высказывания стали звучать все громче в связи с тем, что в 2006 году руководить G-8 будет Москва. Россия все больше отстает в осуществлении экономических реформ и в своем демократическом развитии. Ее президент консолидирует власть, ее служба безопасности приобретает все больший вес, а ее собственные бизнесмены боятся инвестировать в ее будущее.

Как может Россия в этих обстоятельствах в течение года успешно руководить G-8? Не случится ли так, что руководство Россией этой группой подорвет G-8 настолько, что она будет обречена на гибель?

Следует сказать, что Россия не несет ответственности за все проблемы G-8. Напряженность в трансатлантических отношениях являлась серьезной болезнью 2 года назад, а сегодня наибольшие проблемы создают ссоры между лидерами Европейского союза из-за их неудачных попыток принять конституцию и бюджет.

В этих обстоятельствах G-8 едва ли будет иметь необходимую сплоченность и руководство, чтобы осуществить перемены. Однако это не причина для того, чтобы ликвидировать эту группу или забыть о ее первоначальной цели: обеспечить на самом высоком уровне целеустремленное и надежное руководство для решения тех вопросов, которые угрожают мировому прогрессу и безопасности.

А поэтому, принимая во внимание собственные серьезные недостатки России, что может сделать в предстоящем году Кремль для обеспечения выполнения повестки G-8?

Можно забыть про экономический и демократический прогресс. Россия попросту не имеет авторитета и легитимности, чтобы вести за собой других в этих областях, как не имеет она ни международного опыта, ни желания. Однако безопасность - совсем другое дело, особенно в насущном вопросе борьбы против ядерного терроризма.

После распада в 1991 году Советского Союза Россия столкнулась с угрозой того, что огромный советский ядерный арсенал - десятки тысяч ядерных боезарядов и свыше 1000 т делящихся материалов - окажется в руках террористов или лидеров государств-изгоев, стремящихся приобрести незаконные средства для нападения на страны, которых они считают своими врагами.

G-8 признала существование этой угрозы в 2002 году, когда создала Глобальное партнерство против распространения оружия и материалов массового уничтожения (Global Partnership Against the Spread of Weapons and Materials of Mass Destruction). Россия первой оказалась в фокусе этого партнерства и в то же время стала одним из его основателей.

В последние 3 года Россия открыла свои двери для Глобального партнерства, сделав возможным ускорение программы демонтажа ударных атомных подводных лодок, программы защиты ядерных боезарядов и материалов, а также создание условий для гарантированного уничтожения, наконец, огромных советских запасов химического оружия. Россия в этих усилиях является лидером, несмотря на то, что она также является получателем помощи. Она работает над улучшением управления программами и выкладывает на стол собственные ресурсы.

Помимо Глобального партнерства, Россия, как это ни удивительно, заняла лидирующую роль в ряде других международных программ в области ядерной безопасности и ядерного нераспространения. Например, соглашение по вопросу ядерного топлива, которое Международное агентство по атомной энергии заключило с Агентством по атомной энергии Ирана, является первым шагом к созданию международной системы гарантированных поставок ядерного топлива.

Президент США Джордж Буш-младший (George W. Bush) в одной важной речи в феврале 2004 года утверждал, что большинство стран, строящих атомные электростанции, должны иметь международно гарантированную возможность получать ядерное топливо, вместо того чтобы создавать собственные возможности по получению и переработке топлива.

Это именно те заботы, которые были у мирового сообщества в связи с попытками Ирана создать предприятия для обогащения топлива, что привело к серьезным разногласиям с правительством в Тегеране и к угрозам передать этот вопрос на рассмотрение в Совет Безопасности Организации Объединенных Наций. На фоне этих споров Россия заключила с Ираном соглашение о поставках ядерного топлива, которое является, по существу, "пилотным проектом" для той самой международной системы, которую предложил Буш.

Другим примером является возвращение высокообогащенного урана для последующего безопасного хранения. В годы "холодной войны" Советский Союз и Соединенные Штаты соперничали за право строить атомные реакторы по всему миру, снабжая их высокообогащенным урановым топливом, которое можно использовать в экспериментах или производить из него медицинские изотопы - в то время очень полезное мирное применение атома.

В последующие годы, однако, многие их этих исследовательских реакторов оказались изолированными в нестабильных государствах или, в ряде случаев, в зонах конфликтов, где высокообогащенный уран - самый удобный материал для непрофессионального конструктора атомных бомб - мог попасть в руки ядерного террориста.

Россия и Соединенные Штаты в последние годы начали избавляться от этого наследия "холодной войны". В последние несколько лет Россия сыграла критическую роль в вывозе ядерного материала с реактора в институте Винка в бывшей Югославии, а также из Латвии и Румынии. Москва в настоящее время договаривается с Узбекистаном, где недавно происходили волнения, о том, чтобы вывести высокообогащенное урановое топливо с исследовательского реактора в Ташкенте.

В каждом из этих случаев Россия является важным международным лидером. И таким она могла бы стать для G-8. Если Россия захочет использовать свое руководство в G-8 для усиления борьбы против ядерного терроризма и ядерного распространения, тогда в предстоящем году может быть достигнут важный прогресс.

Первым делом Россия должна избавиться от бюрократических проволочек, которые продолжают быть бедствием для претворения в жизнь программ. Однако более важно то, что она сможет задать программам темп и направление на предстоящие годы. Одной из важных целей следует считать ускорение вывоза высокообогащенного уранового топлива с исследовательских реакторов в уязвимых точках во всем мире.

Нынешний конечный срок (10 лет) можно было бы сократить в 4 раза, если бы россияне приложили больше усилий. Это ускорило бы шаги, направленные на то, чтобы не дать материалу, из которого легко можно изготовить бомбу, попасть в руки террористов.

Далее, крайне важно создать модель для программы международных поставок топлива, воспользовавшись опытом российского "пилотного проекта" для Ирана. В программе следует предусмотреть механизмы для подключения к ней других международных поставщиков топлива, а также предусмотреть важные гарантии, в форме прозрачности и других мер безопасности, для мирового сообщества.

Наконец, члены G-8 могли бы разработать четкую повестку для действий на случай, если шестисторонние переговоры с Северной Кореей когда-нибудь подойдут к точке согласия. Россия на ранних этапах участвовала в осуществлении северокорейской программы и обучала северокорейских ученых. Таким образом, она имеет все возможности для того, чтобы заранее подумать над тем, как работать с Северной Кореей или как закрыть ее ядерную программу, ликвидировать ее ядерные объекты и обеспечить новой работой ее ученых-ядерщиков.

У G-8 есть много нерешенных проблем, включая вопросы членства в этой организации и ее легитимности сейчас, когда мир сильно изменился по сравнению с тем, каким был при ее создании. Однако проблемы G-8 обрекают Россию на неудачи при руководстве этой группой не больше, чем обрекают на неудачи Россию как современное государство.

Если Кремль примет повестку, которая представляет критически важный интерес для всего мирового сообщества - ядерная безопасность и борьба против ядерного терроризма - у него есть большие потенциальные возможности для успеха.

"The Moscow Times", Россия

Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.0402 sec