Иранцы готовятся отразить натиск США

20 июня 2005

Иранские консерваторы и реформисты объединились против американской угрозы

Сегодня в Иране проходят президентские выборы. Безусловным фаворитом президентской гонки считается 71-летний председатель Совета по определению целесообразности принимаемых решений (СОЦПР) Али Акбар Хашеми Рафсанджани. Он уже занимал пост главы исполнительной власти Ирана в 1989-1997 гг. По словам наблюдателей, иранские выборы проходят на редкость спокойно. Накал противостояния между лагерем консервативных мулл и мулл-реформистов заметно снизился: Рафсанджани стал кандидатом, приемлемым как для основных политических сил страны, так и для населения. Отказ от жесткой внутриполитической борьбы связан с осознанием реальности внешней угрозы со стороны США. В Тегеране понимают, что американцы заинтересованы не в демократизации Ирана, а в перехвате власти. Иранцы решили сплотиться и заблаговременно подготовиться к неблагоприятному развитию событий.

Сегодняшние президентские выборы в Иране могут войти в историю как самые спокойные в истории страны. Взорвать ситуацию не могут даже приуроченные к избирательной кампании практически ежедневные теракты в иранских городах. Только за последние несколько дней произошло 11 взрывов, в результате которых 12 человек погибли и 90 получили ранения (местные спецслужбы считают, что взрывы были организованы базирующейся в соседнем Ираке оппозицией при содействии американских спецслужб). Основными претендентами на президентский пост считаются экс-президент Исламской республики Иран (ИРИ) Рафсанджани, бывший главнокомандующий Сил охраны правопорядка (СОП) Мохаммад Бакер Галибаф и кандидат от реформистов Мостафа Мойн.

Вообще противоречия между консервативным лагерем и реформаторами в последнее время значительно ослабли. Для того чтобы в этом убедиться, достаточно сравнить программы кандидатов в президенты. В программах как реформаторов, так и консерваторов говорится о социальной справедливости, развитии экономики, устранении бюрократизма и дискриминации, развитии человеческого потенциала, частной собственности и внешней торговли. Подчеркивается также принцип невмешательства в личную жизнь граждан со стороны государственных органов власти. Все эти положения (с незначительно различающимися акцентами) содержатся в программах консерваторов Рафсанджани и Галибафа и реформатора Мойна.

Как сказал RBC daily генеральный директор Центра изучения современного Ирана Раджаб Сафаров, сходство программ связано с тем, что «в ИРИ существует множество структур, которые на ранних этапах отсеивают кандидатов с крайними, радикальными взглядами». Первоначально, кстати, в президенты было выдвинуто свыше тысячи человек. «Программа же Мойна лишь немного более либеральна, чем у Рафсанджани», – говорит г-н Сафаров. М. Галибаф составил программу в духе объединения консервативных и реформаторских идей. В предвыборной гонке г-н Галибаф стремился подать себя как политически неангажированного и нейтрального кандидата. Он отказывается от принадлежности как к консервативным, так и к реформаторским силам и выступает за прекращение жесткого противостояния консервативных и либеральных идей в иранском обществе. Тем не менее большинство экспертов считают, что выборы выиграет Рафсанджани, который устраивает всех. Консервативные клирики доверяют ему как представителю «старой гвардии» Имама Хомейни, реформисты – как умеренному политику. «Рафсанджани олицетворяет собой компромисс. Он имеет широкую поддержку и среди элит, и в самом иранском обществе. Он не реформатор и не представитель консервативного крыла, но тем не менее надежная фигура для иранского духовенства», – считает Раджаб Сафаров.

Как сказал RBC daily руководитель службы стратегического планирования Ассоциации приграничного сотрудничества Александр Собянин, «сближение позиций связано с тем, что консерваторы стали мягче, а реформаторы – более ответственными». «Сейчас ни у тех, ни у других уже нет повода для вывода на улицы масс своих сторонников, как это было в недалеком прошлом. В Тегеране понимают, что теперь не время для уличных столкновений, которые могут окончиться трагедией для страны. Иранской элите не нужны внутренние дрязги и ослабление страны. Реформистское крыло иранского духовенства поняло, что тем же США не нужна демократизация Ирана, а нужна смена власти. Реформаторов это также не устраивает, как и консерваторов», – комментирует г-н Собянин.

По словам Александра Собянина, у иранцев есть «время на небольшую передышку». В последние недели США резко смягчили свою риторику в отношении Ирана. Был даже снят запрет на поставки Тегерану запасных частей для авиатехники. Вашингтон не может «лезть» в Иран до того, как завершит процесс организации «бархатных» революций в Средней Азии и Закавказье, прежде всего в Азербайджане и Казахстане. «После этого США займутся обустройством своих военных баз на Каспии и лишь затем подготовкой вторжения в Иран. Для раскрутки иранской кампании после создания военных баз в Каспийской акватории американцам понадобится не менее полугода. Сначала будет запущена массированная антииранская информационная кампания в СМИ. Параллельно начнется интенсивная работа с иранскими оппозиционерами и общественным мнением как в самом Иране, так и за рубежом. Затем начнется война низкой интенсивности, связанная с проникновением в Иран из Ирака и Афганистана «исламских экстремистов», а на волне эйфории от «оранжевой» революции в Азербайджане начнется «разогрев» иранских азербайджанцев, которые составляют чуть ли не треть всего населения страны. Финальным аккордом должно стать собственно американское военное вмешательство. Для этого во всем регионе (кроме Каспия) соответствующая инфраструктура уже имеется», – рассказывает г-н Собянин. В Тегеране это прекрасно понимают и пытаются использовать время для консолидации страны перед возможной атакой.

Михаил Чернов,
RBC-daily
Мнение автора не обязательно совпадает с мнением редакции.
Обнаружили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter



Постоянный адрес новости:

Поиск

Подписка


Главный редактор Иран.ру
Пишите в
редакцию ИА «Иран.ру»

info@iran.ru

Page load: 0.03002 sec